791

Полковник, прошедший Афганистан, ищет правды у Президента

Фото Эльфии Гариповой

Следы от «банок» привели в медицину

Полковника медицинской службы Виктора Васильевича Беспалова Великая Отечественная война застала ребенком в Пензе.  В школе, где учился четвероклассник Витя Беспалов, был развернут госпиталь, куда он с ребятами ходил ухаживать за ранеными. Убирали за ними, писали письма, рассказывали стихи и пели песни, за что раненые давали детям сахар. И не думал Виктор, что медицина станет его призванием. Жили Беспаловы недалеко от аэродрома, да и отец работал на военном заводе, готовил детали для самолетов. С детства Виктор бредил небом и хотел стать летчиком. Но небо так и осталось неосуществленной мечтой. «Когда я пришел на комиссию в летную школу, меня не приняли, - вспоминает Беспалов. - Дело в том, что я простудился, мне поставили банки. Вот эти следы и не понравились приемной комиссии: мол, какой из тебя летчик, ты больной».

Виктор Беспалов справа / Фото из семейного архива В.В. Беспалова

Расстроенный парень уже решил, что пойдет в армию, но повстречал около военкомата своего однокашника, который собрался поступать в медицинское училище. Виктор прошел по конкурсу на специальность «военный фельдшер». Закончил училище с отличием. К тому времени он уже обзавелся семьей: они с Ритой жили по соседству и дружили с детства. Пять лет Беспаловы прожили в Германии, где Виктор служил в ГВСГ (Группа Советских войск в Германии) в звании лейтенанта медицинской службы. Затем поступил в Ленинградскую военно-медицинскую академию, окончив которую стал врачом по специальности «лечебно-профилактическое дело». Затем после спецподготовки в Белорусском военном округе Виктор Беспалов служил в качестве врача-инфекциониста. Потом последовали пять лет работы в Венгрии, где Беспалов работал старшим ординатором инфекционного отделения центрального военного госпиталя.

Фото Эльфии Гариповой

 Дан приказ ему на Восток

В 1977 году в звании подполковника Виктор Беспалов возвращается на Родину и работает начальником инфекционного отделения Горьковского военного госпиталя на Ижорской. Когда Беспалову исполнилось 45 лет, и пришел срок выйти на пенсию, его документы на увольнение завернули и направили военного медика в распоряжение командующего Туркестанским военным округом. «Что же, приказ надо исполнять, - говорит Виктор Васильевич. – Присвоили мне звание полковника, назначили главным инфекционистом Туркестанского военного округа и поставили задачу – организовать инфекционную службу в Афганистане».

Фото из семейного архива В.В. Беспалова

 Задачи перед полковником стояли непростые: ощутимо увеличить количество инфекционных отделений и койкомест во всем военном округе. И за несколько месяцев Беспалову удалось в десятки раз увеличить количество коек для инфекционных больных. Острой проблемой было заболевание служащих гепатитом, брюшным тифом, амёбиазом, холерой, дизентерией и другими кишечными инфекциями. Госпитали в Афганистане не справлялись с потоком больных, поэтому приходилось вывозить их в Союз. О том, что наши медики столкнулись в Афганистане с проблемами инфекционных эпидемий, слышно мало: больше пишут о работе военных хирургов, которые работали с огнестрельными ранениями. Между тем инфекции выводят из строя солдат не в меньшей степени, чем пули и снаряды. «Больных было очень много, - вспоминает Беспалов, - в один день в центрах реабилитации находилось до 10-12 тысяч пациентов. Больные умирали не только от ран, но и от болезней, которые в Советском Союзе не встречались уже десятилетиями. Поэтому у большинства врачей не было практики диагностирования этих заболеваний: в нашей стране хорошо была поставлена их профилактика. Часто первые симптомы кишечных заболеваний, которые сопровождались повышением температуры, принимались за ОРЗ, и бывало упущено драгоценное время, пациент получал осложнения или умирал».

Виктор Беспалов - крайний слева / Фото из семейного архива В.В. Беспалова

 Медицинское обеспечение тоже оставляло желать лучшего: ведь официально никакой войны тогда в Афганистане не было, а наши войска исполняли интернациональный долг в составе ограниченного контингента. Работа по приему, санитарной обработке и размещению инфекционных больных была очень тяжелой: порой приходилось всю ночь принимать самолеты с пациентами и медикаментами. Врачей катастрофически не хватало несмотря на то, что в Ленинграде и Ташкенте были развернуты курсы по ускоренной подготовке врачей-инфекционистов. «К кишечным инфекциям добавилась еще и малярия, которая особенно была распространена в районе Джалалабада, - говорит Беспалов. – Условия там практически тропические, по улицам гуляли обезьяны, стояла жара. Чтобы определить малярию у больного, нужно сделать лабораторные анализы, а для этого необходимы специалисты. Когда еще люди научились все это делать!.. » Виктор Васильевич вспоминает случай, когда при вскрытии одного солдата из медсанбата обнаружили сразу 4 инфекционных заболевания. Кроме того, практически все эти инфекционные больные были ранены и нуждались также в хирургическом вмешательстве. Приходилось везти их на грузовых санитарных машинах из инфекционного филиала в центральный госпиталь под обстрелами душманов.

Не хватало одежды, воды и еды

«Все госпитали находились в Кабуле, Шенданте, Кандагаре, Баграме и Пули-Хумри вблизи аэродромов, - вспоминает Виктор Васильевич, - чтобы можно было быстрее эвакуировать больных. Промедление могло стоить им жизни». Вылетали медики в Афганистан из Тузеля, с аэродрома авиационного завода, который готовил самолеты Ил-76: через 8 часов приземлялись в Кабуле. Командировки длились по 10-15 дней. Работа нервная, опасная, полная стрессов, ведь на каждом шагу могла догнать пуля. Не удивительно, что Виктор Беспалов перенес на ногах несколько микроинсультов. Многие медики, спасая пациентов, сами заражались и болели: например, в инфекционном филиале Кабульского госпиталя от брюшного тифа умерла старшая сестра отделения. Беспалову повезло: он не заразился.

Виктор Беспалов четвертый слева / Фото из семейного архива В.В. Беспалова

 «Больных было столько, что мы ставили для них трехярусные солдатские койки, говорит Виктор Васильевич. - Были проблемы с одеждой, едой и водоснабжением. Особенно плохо было с водой. Недаром все эти инфекции называют болезнями «грязных рук». В Афганистане, где в арыки спускают нечистоты, о какой гигиене можно было говорить?» Полковник вспоминает, что среди больных у многих были трудности с дисциплиной: в самоволку бегали, даже продавали матрасы, одеяло, постельное белье, чтобы на вырученные деньги купить местного самогона или сигарет. Приходилось решать и такие проблемы.

Фото Эльфии Гариповой

 Без моральной поддержки семьи, супруги Маргариты, как признается, Беспалов, выдержать такое эмоциональное и физическое напряжение не получилось бы. Настоящая офицерская жена, Маргарита Николаевна, прошла через все сложности военного быта, ждала мужа из бесконечных командировок из Афганистана, из которых он мог не вернуться.

Фото Эльфии Гариповой

 Полковнику никто не пишет: он пишет сам

Постоянные стрессы дали о себе знать: у Беспалова резко ухудшилось здоровье, и руководство комиссовало его, хотя оставить работу он смог только в декабре 1983 года, через полгода после этого решения. Виктор Беспалов получил инвалидность 2-й группы с возможностью трудиться и еще некоторое время работал в Нижнем Новгороде по специальности и в 5-й больнице, и в 401-м военном госпитале. Сейчас Виктор Беспалов после перенесенного в 2011 году инсульта стал инвалидом 1-й группы. Но пенсионер живет полной жизнью, он активен, отстаивает права инвалидов войны, своим опытом показывая, что можно добиться правды у государства. Например, в суде он выиграл дело против Министерства обороны, которое посчитало, что ему необоснованно начислили добавку к пенсии за вред здоровью, полученный во время афганской кампании.

Фото Эльфии Гариповой

 Не все, конечно, получается гладко и у него. Например, его представили к получению звания «заслуженный врач Российской Федерации». Но звания этого он до сих пор не получил. «Отказали, мотивируя тем, что моя профессия не соответствует почетной должности «заслуженный врач», - сокрушается Беспалов. – То есть работать в горячей точке и присуждать мне боевые награды должность позволяла, а звание получить - нет. Считаю это личным оскорблением: разве должность награждают, а не человека?»

Фото Эльфии Гариповой

 Беспалов обращался с этим вопросом в различные организации, начиная с Государственного правового управления при Президенте, но, как водится его заявление отправили дальше вниз по инстанциям. Полковник не собирается отступать и ищет теперь правды у самого Президента. Перед юбилейной датой со дня вывода советских войск из Афганистана Беспалов написал письмо Владимиру Путину, и надеется, что оно будет рассмотрено по справедливости. «Я всегда верил в судьбу, и она была ко мне милосердна, - говорит полковник. – Но я думаю, что так бывает лишь с теми, кто всего в жизни добивается сам».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Выбор профессии 2021
Самое интересное в регионах