358

Спасти человека. Координатор отряда волонтеров о буднях добровольцев

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4. Аргументы и Факты - Нижний Новгород 21/01/2015
Координатор поисково-спасательного отряда «Волонтёр» Сергей Шухрин
Координатор поисково-спасательного отряда «Волонтёр» Сергей Шухрин АиФ-Нижний Новгород

О буднях и проблемах волонтёрского движения «АиФ-НН» рассказал Сергей Шухрин, координатор поисково-спасательного отряда «Волонтёр».

Сами организовались

- Сергей, именно вы стоите у самых истоков организованного волонтёрского движения в Нижнем. Как оно появилось в нашем городе?

- Полноценное движение появилось в России всего 4 года назад, в Нижнем Новгороде мы существуем с 2011 года. А началось всё с того, что мы с другом решили присоединиться к поискам пропавшей девочки в Подмосковье. Потом поняли, что такой отряд нужен и у нас. К нам из Москвы на оперативные розыски люди не приедут - нужно организовываться самим.

Разработали проект, получили гранты и начали работать. Сейчас у нас зарегистрировались более 500 человек, однако действительно активных - лишь десятки. На поиски пропавшей юной девушки или ребёнка собирается куда больше людей, чем на розыск пропавшего пожилого грибника. Этот психологический момент тоже приходится учитывать. Ведь спасать нужно всех!

Волонтёры делают то, чего не делают силовики. Мы распространяем информацию в Интернете, создаём и расклеиваем удобные для чтения ориентировки, устраиваем поиск на местности. У МЧС и полиции на массовый «прочёс» часто не хватает ресурсов. Сотрудник розыска может разослать запросы, в лучшем случае - опросить людей на месте, но «прочесать» гаражный массив он один не в состоянии.

- Волонтёром действительно может стать абсолютно любой человек?

- Конечно. Достаточно заполнить анкету на сайте, и человек уже будет получать sms-рассылку: кто пропал, когда поиски, где сбор. На розыск выходят и студенты, и школьники, и пенсионеры - никаких ограничений. Конечно, в леса несовершеннолетних мы не берём, но школьник поможет делу уже тем, что разместит ориентировку о пропавшем человеке на улице, в Интернете.

Тем, кто участвует в выездах, нужно иметь под рукой заранее собранный «тревожный чемоданчик» - набор всего необходимого для пары дней в лесу. Мы выдаём рации, навигаторы и карты, можем организовать питание, но остальное - дело самого волонтёра.

Работа по поиску часто очень сложная и технически, и физически. Нередко бывают случаи, когда люди переоценивают свои возможности. Пропускают тренировки, а по приезду на место оказываются в растерянности. Не помнят, как пользоваться навигатором, не ориентируются в лесу, приезжают в неподходящей одежде. Настоящий волонтёр - это тот, кто не просто зарегистрировался, но и активно участвует в жизни отряда. Когда происходит что-то «громкое», люди записываются к нам буквально толпами.

Но уже через месяц-другой многие из них отходят от волонтёрской работы. Есть и эффект «выгорания» - даже опытные поисковики через какое-то время могут эмоционально устать.

Так что люди нужны нам всегда. И особенно - опытные туристы, владельцы вездеходного транспорта, беспилотников, кинологи и так далее. Всего этого у нас нет.

Волонтёры ищут пропавших людей в любых, даже самых сложных условиях. Фото: Из личного архива

Ошибки системы

- А государство помогает добровольцам?

- Мы насчитали 22 ведомства, которые так или иначе могут помочь нам в поисках. Но на организационном уровне есть масса нестыковок. Больницы, министерства транспорта, связи и другие ведомства не взаимодействуют друг с другом по таким вопросам. Если бы они договорились, это сильно повысило бы скорость и эффективность поисков и распространения информации.

Например, мы не вправе без разрешения расклеить ориентировки в метро, разместить стенды на вокзалах, дать ролики на видеоэкраны по городу. А ведь если бы о пропавшем ребёнке уже через час знали все, он бы быстро нашёлся! У нас же на распространение информации по городу и области уходит неделя-две.

Очень помогла бы возможность собрать записи видеорегистраторов за определённый день. Но пока этого не сможет сделать никто - ни полиция, ни следственный комитет, ни СМИ, ни горожане.

Решение, над которым мы работаем, - создание интернет-ресурса (рабочее название - «Всевидящее око»). Владельцы автомобильных видеорегистраторов и камер наружного наблюдения смогут на нём зарегистрироваться и, если что-то случится, получат уведомления с просьбой сохранить записи за конкретное число. Записи загружались бы на портал и были бы доступны и волонтёрам, и правоохранительным органам. Если мы сагитируем хотя бы 20 тыс. человек, договоримся с сотовыми операторами о бесплатных sms для информирования, то в Нижнем Новгороде будет создана такая система безопасности, что у преступников волосы дыбом встанут!

- Вам не кажется, что в последнее время сообщения об исчезновении людей появляются всё чаще?

- Думаю, статистика из года в год примерно одинаковая. По области каждый год пропадает несколько тысяч человек, примерно 5-10% из них не находят никогда - ни живыми, ни погибшими. Говорить о том, что сейчас идёт какая-то волна пропаж, по-моему, нельзя. Просто в последние месяцы об этом стали больше говорить, люди проявляют активность, участвуют лично. Принимая заявление о пропавших людях, стражи порядка нередко сами советуют обратиться дополнительно и к нам, дают наши координаты. Это уже прогресс.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Выбор профессии 2021
Самое интересное в регионах