aif.ru counter
AIF.RU
31

Игорь Ашманов: «В Интернете, как на свадьбе: его портит очень небольшой процент людей»

- Сначала персональные сайты на narod.ru, затем блоги, после социальные сети и микроблогинг. Как, по-вашему, дальше будет развиваться Интернет?

- Есть присказка: знал бы прикуп, жил бы в Сочи. Революцию социальных сетей, например, не угадали основные игроки-  ни Яндекс, ни Гугл . Большинство социальных сетей появилось вне крупных порталов. Это значит, что даже те, кто сейчас в Интернете очень хорошо разбирается, могут следующую революцию не видеть. И я тоже. Поэтому на такой вопрос ответа не будет.

Мы расширяемся в сторону несделанного. На самом деле это не круг, а какая-то звезда с огромным количеством лучей: где-то мы продвигаемся дальше, где-то тормозим, но чем шире она раздвигается, тем больше расстояние между лучами, тем больше несделанного.

Дело в том, что чем больше расходятся лучи сделанного, тем больше между ними зияющего пространства, где можно делать. Поэтому много проектов, про которых я думал: надо же, очевидная вещь, а я думал, что это давно сделано. Оказывается – нет. Кто-то сделал первый.

Например, микроблогинг. Странная вещь: на ограничении общения построен целый бизнес. Они ограничили общение 140 символами, комментарии в том же формате. Оно вдруг взлетело. Почему? Непонятно. Есть предположение, что они вышли и в мобильную сферу, что ограничения сработали в плюс там, где Интернет приземляется на мобильные устройства. 

Если бы у меня 10 лет назад спросили, будет ли популярен сервис интимных публичных дневников, когда люди про себя пишут в Сети, я бы скорее всего не поверил, потому что это какая-то нелепость. Но этот вид проектов процветает.

Я бы поверил в «Одноклассники», наверное, тем более что про них было заранее известно, потому что мы отстаем от США, там это уже взлетело.

Гугл делает Гугл.видео – и он почему-то не идет, и он вынужден купить YouTube, который взлетел. Какие-то мелкие детали, особенности удобства использования, стимуляции потребителей срабатывают.

Если бы меня спросили, будут ли массово западные люди, которые вроде бы любят только развлечения, писать энциклопедию, притом без возможности поставить себе имя, без денег, при условии что ты должен все время охранять то, что ты написал, я бы тоже сказал – да нет, по-моему, не получится.

Обычно вкладываются деньги в 10 проектов, а взлетают 1-2. И они окупают все остальное.

Тренды известны. Широкополосный доступ обязательно везде будет, в конце концов. Значит, будут видео качать, разовьются видеоконференции, которые сейчас дороги и неудобны, что-то произойдет с телевидением, которое даже в цифровом формате конкурировать с Интернетом как со способом доставки, возможно, не сможет. Это, наверное, означает, что цифровое телевидение превратится в подобие Интернета.

- Интернет это бизнес? Если да, то какой порог входа в долларах?

- Интернет как бизнес – это довольно редкое явление. Кто делает бизнес именно в Интернете, вы можете легко увидеть, просто посмотрев рейтинги посещаемости. Для Яндекса Интернет – это бизнес. Для обычного человека Интернет бизнесом не является. Это некий транспорт, возможность добраться до потребителя.

Когда-то Яндекс был запущен на одном компьютере парой людей, то же самое было с Гуглом. Когда мы делали Рамблер, нужно было иметь несколько десятков серверов и команду в 15 человек. В принципе, за сто тысяч долларов можно было запуститься. А сейчас запустить проект, способный как-то конкурировать с Яндексом, нужно несколько десятков миллионов евро. Но попытки продолжаются.

Есть интернет-сервисы, которые сами зарабатывают, есть те, для кого Интернет – это средство доставки, например, СМИ или обычные сайты, а есть промежуточные – это всякие спамеры, финансовые пирамиды и так далее. Это довольно толстый слой, почти мошеннический. Я не знаю, какой там порог входа. Обычно пишут: ты должен на этот кошелек послать 10 долларов, а дальше тебе будет капать. Это будет всегда, как цыгане будут всегда, куда они денутся. У них такая жизнь.

- Вы можете смоделировать участие Интернета в войнах будущего? И какую роль он играет в противостоянии стран сегодня? Правда ли, что наши хакеры мстили эстонцам и грузинам?

- Про эстонцев и грузин я наверняка сказать не могу. То, что были атаки на какие-то эстонские сайты, мне кажется, вообще миф. Там быстро находятся какие-то «эксперты», которые говорят: так это айпи-адреса московского ФСБ. Это чушь. Так же как было несколько серий как бы атак на наших правозащитников.

В Интернете специалисты быстро разобрались, что они переезжали на новые сервера, и у них криворукий админ просто неправильно настроил сервер адресов.

Я верю, что, может быть, где-то собираются рукастые ребята и говорят: давай-ка нападем на кого-то там, может быть, у них есть еще какие-то патриотические устремления. Они могут так развлекаться. Но чтобы ФСБ такие грубые штуки проделывал, да еще со своих айпи-адресов…

Может быть такой вброс: кто-то устраивает недоступность своего сервера, а потом начинает кричать, то его русские хакеры завалили. Надо понимать, что русские хакеры – это такой мем. Есть русская мафия, есть русские хакеры. На мемах зарабатывают, на них все сваливают и так далее.

Атаки с переполнением серверов нагрузкой, которые вызывают отказ в обслуживании, вирусы, спам, различные мошенничества, взломы – по-прежнему 70-80%  идут с территории США. Даже не потому, что они там такие плохие, а потому что у них это все придумано, раньше началось, у них гораздо больше культурных людей в этом смысле, больше людей, у которых много свободного времени, потому что в стране больше денег, компьютеров на душу населения больше. Если что-то происходит, проще все свалить на Россию и Китай, потому что это такие уже известные мальчики для битья.

Что там с грузинами происходило? Грузины столько врали за этот год. Могут сами себе сервера повалить. Может быть, правда, какие-то националисты от нас делали. Но ясно, что спецслужбы так топорно не работают.

По поводу вывода из строя другой техники приведу простой пример. Я сейчас ездил на теплоходе по Волге, и мы поговорили с капитаном. Спросили, как он навигирует. Он сказал, что есть специальные навигационные системы, которые привязываются к телесигналу с телебашен в разных городах. Мы сказали: а GPRS обычный спутниковый? Он сказал: вот стоит ноутбук, но его нельзя использовать ни для черных ящиков, ни для разбора инцидентов, ни как основное средство навигации. Потому что это не наше, отечественное. Его же можно выключить. Были случаи, когда, скажем в Ираке выключали во время войны. Поэтому никакое серьезное ведомство не позволит использовать GPRS, поэтому запускают ГЛОНАСС.

С Интернетом та же история. Надо понимать, что управление до сих пор находится в США. Все наши компьютеры работают на конкретных операционных системах, которые тоже делаются в США. То есть на самом деле, если мы по-прежнему считаем, что это наш вероятный противник (мы это можем долго обсуждать, но военные так считают), то это значит, что Интернет, который в большей степени контролируется нашим вероятным противником, конечно, может быть использован во время войны; в нем самом могут вестись войны – всякие взломы, выключения серверов, попытки нарушить инфраструктуру - это, конечно, будет делаться; в Интернете война идет уже давно.

- Каким образом и в какой мере законодательство и государство должны регулировать события, происходящие в сети Интернет?

- В Интернете можно творить все что угодно, и вроде бы за это никто ничего не сделает. Это всем нравится, особенно таким технофанатам, которым кажется, что это место, где они всегда жили, и так было всегда. Но это долго все равно не продлится. Законы есть, значит, будет правоприменительная практика о том, что нельзя угрожать, нельзя выкладывать ролики, разжигающие межнациональную рознь.

Вопрос такой: примут наши власти китайскую модель или по-прежнему у нас будет западная. У нас нет сейчас прямо прописанной нормы, что если ты разместил плохую вещь, тебя нельзя за это судить, пока тебя об этом не предупредили. А если ты сразу убрал – то с тебя взятки гладки. У нас, если применять существующий закон, в принципе, тебя можно потащить в суд, за то, что оно лежало, несмотря на то, что ты убрал. Это надо полечить, и этим, похоже, занимаются сейчас депутаты.

Только я не думаю, что наши власти примут китайскую модель. Это очень невыгодно. Для того чтобы иметь китайскую модель, нам нужно иметь абсолютную идеологическую стойкость и решительность. А у нас идеологии для этого нет.

- Каковы возможности современных поисковых систем в определении первоисточника и в отсеве копипаста?

- Конечно, технологии, которые умеют обнаруживать не только полную копию, но и слегка переписанную, имеются, в том числе у поисковых машин. У Яндекса, скажем, есть сервер поиска дублей, который при индексации Интернета обнаруживает дубли. Конечно, есть способы обходить – сильнее переписывать и так далее.

Для чего вообще копируют в Интернете? Вы как СМИ видите тот сегмент, который касается вашего бизнеса. Это всякие недо-СМИ, которые не имеют собственного контента, но им хочется иметь посещаемость, одновременно регистрироваться в поисковиках и иметь трафик, идущий с поисковиков. Они копируют все что могут, некоторые даже имеют редакцию, которая переписывает, чтобы поисковик не сразу отличил, что это дубль. Поисковик, кстати, не всегда может вычислить оригинал. В Интернете с датой не всегда все хорошо. Что касается бизнеса СМИ, этот процесс все время происходит, эти пылесосы все время это делают. Что с ними делать?

Я был на совещании в Министерстве связи, где разговаривали как раз про СМИ в Интернете. Некая группа интернет-СМИ просила Министерство связи инициировать принятие законов, которые бы ужесточали ответственность за это.

Я категорически против. Во-первых, неправильно обращаться к государству с просьбой закрутить гайки в твоей же собственной отрасли, это гибельный путь. Как они закрутят – это еще большой вопрос.

Я расспросил одного из этих крупных игроков, а что их беспокоит. Они говорят: вот у нас 36 сайтов в сети, которые копируют нашу платную ленту, как-то ее добывают и выкладывают, и нас это бесит. Я спросил: а что вы делали? Потому что всегда, прежде чем обращаться за регуляцией сверху, надо попробовать на уровне делового оборота, на уровне саморегуляции в отрасли что-то порешать. Они говорят: мы всем, кто это делает, написали строгое письмо, что будем судиться, что вы делаете не то. 

И какой эффект? Они говорят, у нас появилось 8 клиентов из этих 36, они подписались на платную ленту. Еще 8 или 10 убрали все, еще с 10 ведем переговоры, но есть 7 или 8, которые нас в грубой форме послали и продолжают делать. Я говорю: вы посмотрите, что творите. Прекрасный эффект этой акции! Вы почти всех, кто вам мешал, превратили в клиентов, всем объяснили, что это неправильно, и вы потратили месяц человека, который звонил и писал. Это же волшебно, это прекрасный результат, зачем вам помощь государства? А вот очень раздражают те, которые нас послали подальше, они наглые. Но ведь вы даже не проделали второй стадии – не обратились к юристам и не попробовали этих оставшихся предупредить письмом, потом в суд подать. Законов хватает. Там вопрос в гордости. Обидно и все.

- Как вы относитесь к проблеме авторских прав в Интернете?  Как уберечь свою интеллектуальную собственность от неразрешенного копирования?

- У автора всегда есть два вида прав: материальные и нематериальные. Нематериальное авторское право вступает в действие в момент создания произведения. И оно, в частности, включает право автора не давать вносить изменения, портить произведение, называться автором этого произведения и так далее. У многих авторов, если пойдете на библиотеку Мошкова, там несколько десятков тысяч этих людей, которые просто пишут, их заводит сам процесс написания. Большинство из них графоманы, но они не перестают от этого быть авторами.

Заработать сейчас на книжке практически невозможно. Мы выпустили книгу, деловой бестселлер, но мы даже не обращаем внимания на деньги, которые она нам приносит. Ее, конечно, сосканировали, выложили в Сети. Нас это не беспокоит, потому что чем чаще нас цитируют, тем для нас лучше. В этом смысле нас материальные права на контент не интересуют, нас интересует право сохранить наше имя – чтобы это не растаскивали по кусочкам под своим именем и чтобы не искажали. Мы за этим даже не следим, и никто этого не будет делать, потому что книжка целиком имеет большую ценность, и люди ее просто выкачивают и читают. А кто-то ее выкладывает, чтобы популярность своего сайта повысить.

Вообще говоря, надо понимать, что мы живем в реальном мире и реально этого запретить нельзя. Есть механизмы для этого, например, открытые лицензии, где ты можешь просто указывать, что ты разрешаешь делать со своим произведением. Перепечатку разрешаю – но со ссылкой. Денег не надо. Или вы можете только анонс публиковать. В принципе, никакого механизма принуждения к исполнению этой лицензии нет. Если вы большое издательство, у вас есть юридическая служба, тогда они могут гоняться за нарушителями.

Большинство людей совершенно нормальные. В Интернете - как и на свадьбе: его портит очень небольшой процент людей. Все остальные нормальные, если ты им скажешь, они все сделают.

Что касается музыкального контента, копирайт, скорее всего, изменится. Это тоже тренд. Потому что-то, что творят все эти лейблы – это уже перебор. У них был запал, что с помощью интернет-технологий они могут все полностью контролировать. В некотором смысле копирование в Интернете – не то же самое, что копирование книжки или перепродажа журналов в печатной форме, там какое-то изменение должно произойти. Компании, которые пытаются сохранить старый мир в этом смысле, они даже усиливают нажим. В Америке принят закон о 75 годах авторского права. То есть если ты написал великое произведение, они хотят не только детям, но и внукам оставить возможность собирать деньги. Там даже есть рейтинг мертвецов, которые самые богатые.

- Многих раздражают мелкие крикливые «желтые» анонсы. А вас?

- Есть несколько обменных сетей, которые помогают СМИ меняться новостями. «Спорт-Экспресс» может с «АиФ» спокойно меняться аудиторией, потому что те, кто ходит на «Спорт-Экспресс» не перестанут на него ходить оттого, что читают «АиФ». И наоборот. Поэтому выгодно меняться. Вдруг кто-то из читателей, кто читает про футбол, будет читать еще и «АиФ». Создаются технические средства обмена. Таких сетей в Рунете 5 или 6, основные известны.

Одни из них действуют по принципу умножения трафика: когда вы щелкаете на такой тизер, вы попадаете на длинный список желтых новостей, нужно щелкнуть второй раз, чтобы прочесть новость. А другие отправляют напрямик.

Откуда берутся тизеры? Эти сети не пишут их, их пишут сами СМИ, которые хотят трафик. Тизер – это заголовок новости, анонс небольшой и картинка. Если дать волю всяким желтым СМИ, они там такую чернуху погонят! Поэтому в обменных сетях сидят модераторы, которые чернуху не пропускают.

Одна из самых кликабельных категорий – это Медведев и Путин. Видимо, это просто магия власти. Они самая кликабельная категория после откровенной эротики и желтухи про звезд.

К сожалению, так устроен Интернет, что одни и те же люди сидят в офисе работают, ходят на серьезные новости, и они же время от времени заходят на порнуху, эротику. Поэтому понятно, что выгодно конвертировать. Взял интерес к сексу и конвертировал в свои серьезные новости. Отмывка желтых новостей в белую аудиторию происходит сейчас постоянно, и те, кто анализирует, говорят: да, это те же самые посетители. 

ЧИТАЙТЕ ПОЛНЫЙ ТЕКСТ ОНЛАЙН-КОНФЕРЕНЦИИ ИГОРЯ АШМАНОВА

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество