463

14-летний юнга из Сормова спасал раненых под Сталинградом

Фото Эльфии Гариповой

Нижний Новгород, 1 февраля-АиФ-НН

Вся долгая жизнь Геннадия Андреевича Кулакова связана с Волгой: он служил на судах флотилии, работал в Волжском речном пароходстве, двадцать лет был начальником Горьковского детского речного пароходства, в котором прошли обучение около 20 тысяч воспитанников, из которых многие связали свою судьбу с флотом.

Геннадий Андреевич Кулаков / Фото Эльфии Гариповой

 А 70 лет назад, 14-летним юнгой, Кулаков принимал участие в Сталинградской битве. Как такой юный паренек попал в страшное военное пекло?

Когда началась война, Гена учился в 6 классе в Сормово. Отец погиб подо Ржевом в 42-м году. Мать отправили рыть оборонительные окопы на подступах к Горькому, где она сильно простудилась, заболела и слегла. Сестру призвали на фронт в истребительный батальон, а 16-летний брат уже работал на катере мотористом и мог быть мобилизован со дня на день.

Геннадий Кулаков в молодости / Фото Эльфии Гариповой

 «Я был самым младшим в семье, - вспоминает Геннадий Андреевич. - И поскольку остался практически один, мне надо было как-то устраиваться. Школьником я два года занимался в кружке «Юный моряк» при ОСВОДЕ. Поэтому я и пошел в Горьковский порт, на буксир «Баррикады».

В то время был объявлен второй круг мобилизации: на судах остался почти один комсостав, а остальные были призваны в армию на фронт. Рук катастрофически не хватало: матросы, рулевые, кочегары были в большом дефиците. Поэтому юного речника при предъявлении документа о занятиях в кружке сразу взяли на судно рулевым. На «Баррикадах» водили баржи из Горького до Владимировки, которая находилась 100 километров ниже Сталинграда. Там на озере Баскунчак добывалась соль. Вот ее-то горьковчане и возили оттуда в Дзержинск.

«А в Дзержинске из этой соли делали боеприпасы, снаряды для «катюш», для зенитных и артиллерийский орудий, - рассказывает Кулаков. - Сделали мы несколько рейсов, и тут нас задержали в Сталинграде. Тогда уже немцы вышли на Волгу, а наши войска были еще далеко от города. Нам сказали, что весь город забит людьми, которые гибнут, брошенной сельскохозяйственной техникой, и никто не не может переправиться через реку. Людей нужно было эвакуировать на левобережье Волги».

Буксир поставили на прикол недалеко от лесопильного завода. Вместе с рабочими завода спарили две баржи, из брусьев и досок сделали настил - и получился самый настоящий паром. И на этом пароме речники переправляли людей, оружие и технику с центрального причала на другой берег Волги. Переправу прикрывали несколько катерови канонерских лодок с зенитными орудиями. В середине августа горьковчане узнали, что судно мобилизуется в состав Волжской военной флотилии вместе с командой, которая стала называться спецформированием.

Канонерское судно / Фото из архива Г. Кулакова

 На «Баррикадах» у капитанского мостика установили три спаренных зенитных пулемета, а на носу –малокалиберную пушку. Всего же в состав флотилии было мобилизовано 16 канонерских лодок, переделанных из буксиров. На них ставили дальнобойные 100-миллиметровые морские орудия, которые были способны поражать цель на расстоянии 25 км. Эти суда своим огнем сдерживали немецкие части, которые стремились захватить город с севера и юга. 20 фашистских дивизий были брошены на захват города, а против них отважно сражались 62-я, 64-я и 66-я армии. Именно части 62-й армии суда Волжской военной флотилии снабжали продовольствием, боеприпасами, а также перевозили личный состав для подкрепления, вывозили из сражающегося города раненых.

С воздуха постоянно шла страшная бомбежка, а когда немцы оттеснили 62-ю армию к кромке Волги, то начали вести и артиллерийский огонь по судам, которые работали на переправах, «Я был совсем юным мальчишкой и, конечно, мне было очень страшно: вокруг постоянно стоял сплошной гул от обстрела, - вспоминает Кулаков. - Но постепенно к этому привыкаешь. Капитан Володин кричит мне: «Гена, подай буксир! Гена, подай швартовы! Гена, рули вон туда!» И я больше боялся сделать что-то неправильно. От обстрела глохнешь и бежишь, как дурной, выполнять то, что тебе приказано. Швартуешься, сажаешь раненых, вывезенных из города, потом швартуешься на другом берегу, высаживаешь людей, которых потом увозили на машинах».

Фото из архива Г. Кулакова

 Раненых было очень много, приходилось размещать их на судне, где попало, места не хватало. 65 пассажирских судов и 30 барж были переоборудованы под санитарный транспорт. Все они вывозили раненых из Сталинграда в другие области страны. В частности, в Горьковскую область было вывезено почти 500 тысяч раненых.

Когда немцы вышли к Волге, судно отправили вверх на 120 км к Камышину. Фашистские части отрезали железную дорогу, и наши войска не могли перебраться к Сталинграду. «Баррикады» снова перевозили с горной на луговую сторону личный состав и технику 66-й армии. Однажды после взрыва бомбы порвался буксирный трос, и баржи отнесло на мины. Нужно было как-то соединить их новым тросом с «Баррикадами». Но буксир не мог близко подойти к минам из-за опасности подрыва. Юнга Кулаков с еще одним краснофлотцем вызвался решить эту задачу. Они разделись и поплыли в опасную зону. Найдя оборванный трос, они нарастили его и подтащили к судну.

Кулаков был не единственным юнгой на судне: в комсоставе было несколько мальчишек. Весь экипаж работал на две вахты по 12 часов, восемь часов на сон. «Ходили, как чумные, - говорит Геннадий Андреевич. - Нам троим было по 14 лет, да еще трое ребят года на 2 постарше. Кочегарами у нас были женщины. Спасало то, что наш пароход был на нефтяном топливе. А вот в следующую навигацию, когда все суда переводились на дрова, мы, мальчишки, сами их и заготавливали».

Не все выдерживали. Двое юнг и две женщины сбежали на берег. А оставшиеся были вынуждены выполнять работу и за них. Питания практически никакого не было: всем составом ели в основном пареную тыкву. Еще выдавали 600 г хлеба на месяц, кукурузного, который разваливался в руках. Плюс 25 рублей получали на руки.

«Спасала рыба: она то и дело всплывала под снарядами, - рассказывает Кулаков. - Мы наделали сачков, вылавливали ее и варили уху. Еще у нас сохранилось в бачке 20 кг олифы, так мы ели ее вместо постного масла».

Одежды никакой практически не было, юнга Кулаков донашивал то, что осталось от отца. Рубка не отапливалась, фуфаечки тоненькие, окно впереди рубки открыто, чтобы не закрывался обзор для рулевого.

« У меня обувь совсем развалилась, - вспоминает Геннадий Андреевич. - Так я из пожарного шланга вырезал и сшил себе подобие обувки, да тольку проку от нее было маловато».

В этой спешке юный рулевой даже не заметил, как подхватил тяжелую певмонию. Когда пошли на Горький, стало тяжело стоять на вахте. Лекарств никаких не было, поэтому речник свалился с высокой температурой. Дома Гену встретила мама и на телеге отвезла домой. В больнице его не лечили, потому что он считался гражданским лицом, выздоравливал сам, как мог. Так что разгром немцев под Сталинградом Кулаков встречал больным, в Горьком. «К сожалению, о роли канонерских лодок и вспомогательных судов (минных катерах, нефтевозах и буксирах) говорят мало, - сетует Геннадий Андреевич. Только в 1960 году был опубликован перечень, какие гражданские суда вошли в состав Волжской военной флотилии».

Фото Эльфии Гариповой

 Но еще несколько десятилетий люди, принимавшие участие в Сталинградской битве, все равно считались гражданскими лицами и были лишены положенных им льгот.

«Только с 1995 года такие, как я, стали считаться участниками войны, - говорит Кулаков, - Мне выдали и документ соответствующий. А очень многие не дожили до этого времени. Приятно, что хотя бы сейчас не забывают, вот поздравление от Путина прислали».

Фото Эльфии Гариповой

 Ветеран всю жизнь посвятил флоту, плавал на судах Волжского речного пароходства в качестве штурмана, затем капитана и капитана–наставника, в том числе два года на судне «Украина», много лет спустя переименованном и ставшим печально известной «Булгарией». Благодаря его энтузиазму Горьковское детское речное пароходство, которым он руководил в течение 20 лет, стал лучшим в стране.

Г. Кулаков крайний слева / Фото из личного архива

 И до сих пор Геннадий Андреевич общается с подрастающим поколением. О том, что ему пришлось пережить, когда он был ровесником нынешних школьников, Кулаков рассказал учащимся школы № 103.

Фото Эльфии Гариповой

 Он посетил ее вместе с другими ветеранами сражения под Сталинградом, чтобы напомнить молодому поколению о том, какую цену пришлось заплатить за то, чтобы они жили мирно.

Фото Эльфии Гариповой

Дети с большим вниманием слушали Геннадия Андреевича и других участников сражения. На прощание школьники подарили ветеранам цветы и организовали праздничное чаепитие.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Выбор профессии 2021
Самое интересное в регионах