Примерное время чтения: 8 минут
253

Запасные родители. Как помочь кризисной семье?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. Аргументы и Факты - Нижний Новгород 24/04/2024
Рядом с ребёнком должен быть взрослый, который объяснит, что происходит, скажет, что всё будет хорошо.
Рядом с ребёнком должен быть взрослый, который объяснит, что происходит, скажет, что всё будет хорошо. freepik.com

Говорят, детям всегда лучше в родной семье, чем в самом хорошем детском доме. Но мамы и папы бывают разные: любящие или замученные трудной жизнью и собственными зависимостями.

 Почему важно, чтобы дети могли избежать казённых учреждений, рассказывает многодетный отец Артём Фалин.

 

Досье
Артём ФАЛИН. Родился в г. Горьком в 1976 году. Ведущий ресурсных групп для родителей. Проходил обучение в рамках тренинга «Компетентная помощь при травме».

Главный взрослый

Злата Медушевская, nn.aif.ru: – Артём, неужели правда, что ребёнку с любыми родителями лучше, чем в детском доме?

Артём Фалин: – Однозначно да. Действительно, есть ситуации жёсткого деструктивного поведения родителей с детьми, но их, поверьте, единицы. Чаще всего семья попадает в кризисную ситуацию, поскольку не справляется с некоторыми жизненными трудностями. Там пытаются заботиться о ребёнке, но у взрослых есть зависимости, и получается временами не очень хорошо. У некоторых семей есть финансовые, организационные проблемы, социальная дезориентация. В мою семью попадали дети, оказавшиеся в трудной и даже опасной жизненной ситуации, но после системной работы с кровными родителями и поддержки семьи из кризисной ситуации выходили.

Например, есть мамы, которые сами выросли в деструктивных семьях или детских домах. У них вполне себе проснулся родительский инстинкт, но они не знают, как его реализовать. Как вести себя с ребёнком? Что для малыша плохо, а что хорошо? Ну, не было у человека опыта бережного отношения. Одно дело, когда после выписки из роддома тебя в уютной квартире ждёт любящий муж и родственники, другое дело – когда ты возвращаешься одна в четыре стены пустой съёмной комнаты и не знаешь, что с кричащим младенцем делать. В такой ситуации родительский инстинкт может угаснуть просто от безысходности.

Понятно, что каждый случай требует очень тщательного рассмотрения. Когда ребёнку грозит реальная опасность, его однозначно из родной семьи надо изымать. Другой вопрос: куда он попадёт после этого?

Почему это однозначно не должен быть детский дом? Потому что, во-первых, там нет главного взрослого. С точки зрения психологии, это первейшая потребность для нормального развития любого ребёнка. Главного взрослого в детском доме нет, зато есть карусель из людей, в череде которых ребёнок теряется.

А ведь при перемещении даже из опасной, но привычной среды дети испытывают колоссальный стресс, особенно малыши. Им просто страшно и плохо от разлуки с матерью. Рядом должен быть взрослый, который объяснит, что происходит, скажет, что всё будет хорошо. На ручки банально возьмёт!

В зависимости был кто-то рядом или нет – тяжёлое событие ребёнок может пережить по-разному, а значит, и последствия для его последующей жизни могут быть разные.

Сейчас у нас на государственном уровне начали говорить о необходимости создать институт временных приёмных семей, которые смогут «подхватывать» детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Это позволит избежать попадания их в детдома.

Отношение к кризисным семьям в последние годы тоже меняется к лучшему. Всё больше специалистов понимают, как важно помочь семье выстоять, сохраниться. Сейчас в нескольких регионах, в том числе и в Нижегородской области, говорится о разработке законодательства и подготовке временных ресурсных семей, несколько лет назад о таком и мечтать было невозможно.

Помогать от избытка – не из последних сил

– Вашу семью можно назвать ресурсной, поскольку вы принимали детей на время. Какой, на ваш взгляд, должна быть семья, чтобы стать для ребёнка опорой?

— В нашей семье воспитывались дети, которым предстояло потом вернуться к кровным родителям. В одном случае это было связано с тем, что мама отбывала наказание в тюрьме, в другом – пыталась встать на ноги в силу молодости и неопытности. В обоих случаях мамы забрали детей и сейчас хорошо с ними справляются, хотя для нас разлука всё равно была тяжёлой. Были ситуации, когда мы забирали ребёнка на период госпитализации матери.

Мне кажется, для того чтобы быть временными ресурсными родителями, люди должны разбираться в ситуации детской травмы и особенностях поведения травмированного ребёнка. Семья должна быть по настоящему ресурсной – чтобы помогать «от избытка», а не из последних сил, вредя себе. На мой взгляд, должны быть родные дети и опыт приёмного родительства. Понятно, что если в семье нет детей, то слишком велик риск чрезмерной привязанности к ребёнку, который с вами на время; высок риск демонизации его кровных родственников как мотив не возвращать потом ребёнка в родную семью.

Хотя в нашем случае мы с семьями наших «временных» детей общаемся постоянно, как с близкими родственниками, так что такой вариант тоже возможен.

– А как можно проверить, справится ли семья с такой нагрузкой? И вообще, насколько безопасно для самого ребёнка передавать его туда на время?

– Ровно те же самые опасения можно высказать и в отношении обычной приёмной семьи. Сейчас все люди, планирующие стать опекунами, проходят обучение в школах приёмных родителей. Я это очень приветствую. Нормально, если человек во время обучения вдруг скажет: «Я понял, что это не моё!» Лучше понять это на берегу, до того, как взял ребёнка в семью.

Но в действительности приёмным папам и мамам надо учиться всегда, потому что каждый новый ребёнок — это новые сложности. В идеале нужно, чтобы у временных и приёмных семей была возможность постоянного сопровождения специалистов.

Вообще, в последние годы отношение очень меняется. Раньше семьи выбирали детей, которые им приглянулись, теперь вектор смещается в сторону того, чтобы, в первую очередь, семья подходила ребёнку. Семьи и дети бывают очень разные, важно чтобы они совпадали друг с другом.

Не в детдом – в гости

– Понятно, что если родной родитель – человек зависимый, то он может рано или поздно сорваться. Что же ребёнку – каждый раз искать ресурсную семью? Он же не вещь, которую можно туда-сюда передавать.

– Есть семьи, которым практически всегда нужно кризисное сопровождение, и речь не только о людях с зависимостями. Человек может терять работу, болеть сам, болеть могут его дети. От трудных периодов жизни никто из нас не застрахован. Тем более, лучше, чтобы ребёнок семейные кризисы проводил не в детском доме или социально-реабилитационном центре, а в замещающей семье. Причём желательно, чтобы это была одна и та же семья. Да, ребёнок уедет из дома, но вроде как к родне в гости, а не в казённое учреждение. Это уже, скорее, благополучная история про расширение социальных связей и привязанностей ребёнка.

Если мы говорим про зависимости, то любому человеку, от них страдающему, нужна история успеха. Пусть этот успех будет складываться из маленьких шагов – возможно, в итоге родитель сможет не пить, чтобы вернуть ребёнка. Нужно человека на этом труднейшем пути борьбы поддержать – порой с этого начинается его выздоровление.

Понятно, когда ситуация не меняется или ухудшается, ребёнку надо будет искать приёмных родителей.

– Нет риска, что, например, мама поборет зависимость или решит временные жизненные трудности, а ребёнок не захочет к ней возвращаться из новой семьи?

– Случаи бывают разные. Но задача ресурсных мам и пап – не настраивать ребёнка против кровных родителей, а по возможности объяснять ему: «Мама сейчас старается сделать всё, чтобы ты смог вернуться домой». А когда становится понятно, что этого не происходит, честно сказать: «Извини, у мамы не получается. Будем думать, что делать дальше».

Главное – не врать. На самом деле, ребёнок может пережить даже самую травматичную ситуацию, если она для него прозрачная, понятная, если она максимально правильно преподнесена и поддержана главным взрослым. Мама и папа, пусть и временные, должны прожить с ребёнком за руку все трудности, пока он с ними рядом…

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно