Примерное время чтения: 6 минут
830

Слово опера о «Слове пацана». Экс-глава РУБОП сравнивает кино и жизнь

Скриншот

Популярность сериал «Слово пацана. Кровь на асфальте» (18+) бьёт все мыслимые рекорды и вызывает многочисленные споры. Правильно ли романтизировать криминал?  Насколько совпадают сериал и жизнь? Об этом nn.aif.ru рассказал легендарный экс-глава нижегородского регионального управления по борьбе с организованной преступностью, полковник милиции в отставке Евгений Макаров.

Восемь трупов парней

По словам Евгения Макарова, в связи с показом «Слова пацана» сегодня на слуху у всех феномен казанских молодёжных группировок, но похожие банды в 1980-х - начале 1990-х годов существовали по всей России. Бесчинствовали они и в Горьком - Нижнем Новгороде.

И не факт, что в Казани дела в этом плане обстояли хуже всего - взять тот же Екатеринбург с «уралмашевцами», которые на разборках палили из гранатомётов, вспоминает Макаров. 

В Нижнем стычки между группировками тоже были жестокими. Макаров не раз лично выезжал на место, где после разборок на земле лежало порой по восемь трупов молодых парней.

Принцип деления на группировки в Нижнем был, как и в «Слове пацана», территориальным: с кем рядом живёшь, с теми и объединяешься. В нагорной части города были «бекетовские», в Канавине – «гордеевские», на Автозаводе – «гнилицкие», «мончегорские», «мостстроевские».

Жили такие банды общинными понятиями. В первую очередь, не давали в обиду своих. На дискотеки эти ребята ходили не с девочками знакомиться, а следить, как бы кого из своих пацанов чужие не обидели. В другой район прийти можно было только с кем-то из местных, иначе «вытрясут» подчистую. А вот на спорной территории лучше не бесчинствовать...

До 1980-х годов горьковские молодёжные банды промышляли уличными кражами, тащили материалы со строек, воровали по мелочи из магазинов. Часто парни делали это «на слабо». У группы подростков всегда был старший лидер - как правило, из «блатных», такие судимые авторитетные мужчины жили практически в каждом дворе.

«В 1980-е молодёжные банды начали крышевать бизнес, и пошли большие деньги, а следом началось деление сфер влияния и конфликты. И вот тут я сам видел, как «Вовы Адидасы» превращались в «Кащеев». Робин Гуды становились отъявленными негодяями», - говорит Евгений Макаров.

Евгений Иванович признаётся: и в его жизни был свой «Кащей». Вернулся домой из тюрьмы сосед – накачанный, с фиксой золотой, «при понятиях». Деньги у него появились, девчонки вокруг вились, и начал сосед  учить «щеглов». Но за полгода вольной жизни допился до скотского состояния. Уважение пацанов быстро потерял…

Фото: Кадр из фильма

Жвачка вместо стихов

Вспоминает полковник в отставке и жизненные ситуации, схожие с сюжетом сериала «Слово пацана». Например, есть там эпизод, когда «Вова Адидас» идёт и стреляет в «блатных». В Горьком в 1988 году на Автозаводе тоже случилась настоящая битва между «блатными» и «дворцовскими» (секция бокса и борьбы базировалась во Дворце культуры «ГАЗ», отсюда и название группировки). Блатные обидели «дворцовского» - и началось. Дошло до автоматных очередей.

А позже местный вор в законе Роман Батрутдинов расстрелял приехавших в город из Грузии воров, которые поставили под сомнение его статус.

Евгений Макаров считает, что в сериале «Слово пацана» очень реалистично показаны причины появления молодёжных группировок в стране. Экономическая ситуация в позднем СССР разделила людей на бедных и богатых, а коррупция и теневой бизнес набирали обороты. Простой человек оказался незащищённым от несправедливости и начал искать защиты у бандитов. Зачем идти в суд, если любую твою проблему решат буквально за день? Как решат? Не твоего ума дело.

Начинать воспитательное кино, по-моему, надо с кладбища, где в итоге и оказались все эти ребята из молодёжных банд. У нас же там целые аллеи из «пехотинцев».

Ещё один момент сериала, по мнению Макарова, взятый из жизни: ослабла идеология, а следом за ней пали и нравственные ценности.  И вот уже герой «Слова пацана», чтобы добиться внимания девушки, не пишет стихи, а приносит ей три жвачки с яркими вкладышами.

Комсомольские лидеры, назначенные сверху, у молодёжи больше не пользовались авторитетом. Зато уважение вызывали простые парни «с района» вроде «Вовы Адидаса».

«Криминал – это живая раковая опухоль. Где слабеют позиции государства - туда он и проникает, - объясняет Евгений Макаров. – Подростковые банды были и в 1950-1960-е года, но в те времена их подавляли идеология и сильная правоохранительная система. А примером для подражания тогда были учёные, врачи, сталевары, шахтёры, а не бандиты. На мой взгляд, свой вклад в разгул криминала внесла афганская война и, например, амнистия 1987 года, когда из советских тюрем вышли около 100 тыс. заключённых. Это были неприкаянные люди, которым надо было выживать. Они и выживали».   

«Начинать надо с кладбища»

По мнению Евгения Макарова, разгула преступности в Нижегородской области, как в Казани,   удалось избежать во многом благодаря сильной позиции правоохранительных органов и руководства региона. Были случаи, когда кое-где на местах преступные группировки были нужны определённым лицам во властных структурах.

Сегодня полковник милиции в отставке Евгений Макаров против киношной романтизации криминала. По мнению полковника, создатели сериала не с того начали  рассказывать о молодёжных бандах. Да, возможно, финал у кино будет поучительным, но не все сегодняшние подростки досмотрят его до конца.

«Начинать воспитательное кино, по-моему, надо с кладбища, где в итоге и оказались все эти ребята из молодёжных банд. У нас же там целые аллеи из «пехотинцев» на Сормовском и Автозаводском кладбищах! Может, кого-то это в чём-то убедит, - негодует Евгений Макаров. - Потом, не все подростки способны понять мораль сей басни, осознать, что хорошо, а что плохо. И подсказать-то некому - мамка работает круглосуточно, а папки нет. А сосед блатной и в наше время опять расставит приоритеты на свой лад. Мы не должны возвращаться в «лихие девяностые»!

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно