Примерное время чтения: 7 минут
1519

Без белых костюмов. Как в Нижегородской области появились воры в законе

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. Аргументы и Факты - Нижний Новгород 26/07/2023
Образ «справедливого и мудрого» вора в законе не надо романтизировать.
Образ «справедливого и мудрого» вора в законе не надо романтизировать. АиФ

Нижегородский областной суд недавно приговорил к 11 годам колонии строгого режима Гегама Петросяна за занятие высшего положения в преступной иерархии. Кого из нижегородцев короновал преступный мир и какие вопросы в своё время решали авторитеты? Об этом nn.aif.ru рассказал бывший глава РУБОП, полковник милиции в отставке Евгений Макаров.

От «Иванов» до «стремящихся»

Принято считать, что авторитетные воры появились в России в сталинские времена, когда заключённых в стране стало очень много и надо было налаживать не только внешнюю систему управления этими людьми, но и внутреннюю, рассказывает Евгений Макаров.

Однако и в Российской империи в среде сидельцев существовали свои лидеры, как правило, из числа бродяг-преступников, или «Иванов, не помнящих родства». Чтобы бродягам не припомнили при вынесении нового приговора старые грехи, они при очередном задержании назывались Иванами и говорили, что не помнят ничего из прошлой жизни. Таких «Иванов» в лидеры выбирала сама преступная среда.

Само же понятие «вор в законе» действительно родилось в 1930-х годах прошлого века. Многие лидеры советской власти были бывшими сидельцами, прошли тюрьмы и ссылки за свои убеждения. Они понимали, что нельзя извне внедрять в криминальную среду людей, способную этим сообществом управлять. Значит, надо выделить их прямо в этой среде.

Тогда же не без помощи надзорных органов сформировался «кодекс чести» воров в законе: не работать, не иметь семьи, не жить в роскоши, самому совершать преступления и постоянно сидеть в тюрьме. В те годы на вора в законе, который более полугода находился на воле, свои смотрели косо – не «ссучился» ли? А обычные люди вообще не знали про такое криминальное явление.

Но в конце 1980-х, когда шла перестройка и государство утрачивало контроль в том числе и над преступным миром, воры в законе, как правило из числа представителей южных республик СССР, начали разворачивать свою деятельность на воле, фактически превратив её в выгодный бизнес. Например, с зоны туда перекочевало понятие о воровском общаке, куда все группировки должны были отчислять средства от преступной деятельности.

«Воры в законе старой формации принимали все решения только самостоятельно, а в новых реалиях появились «положенцы», «смотрящие», как бы заместители авторитетов на местах, – объясняет Евгений Макаров. – Помню, «старорежимный» вор в законе Донец мне говорил: «Я «смотрящих» только двух видов знаю. Кто с вышки смотрит и кто в глазок камеры». Он новой  иерархии не признавал.

Им жаловались, а не власти

Первый горьковский вор в законе Сергей Полубинский, известный в воровском мире как «Дуба» и «Дипломат», был коронован в Москве в 1988 году грузинскими авторитетами, вспоминает эксперт. В Горьком «Дуба» «трудился» карманником и числился «стремящимся» – претендовавшим на статус вора в законе. Вслед за «Дубой» короновали и некоторых других «стремящихся».

Заходили на нашу территорию и воры в законе из других областей и стран бывшего СССР. Одно время в Нижнем Новгороде одновременно числилось аж семь авторитетов из славянских и национальных группировок.

Евгений Макаров вспоминает: в девяностые, когда веры в государство у людей оставалось всё меньше, народ потянулся за решением вопросов к ворам в законе. Просили помочь вернуть долги, наладить деловые связи, жаловались на хулиганов, даже на распускавших руки мужей.

Авторитеты при помощи своей «пехоты» помогали, конечно, не забывая о собственной выгоде.

Короли преступного мира налаживали бизнес. Одно время хотели захватить контроль над автозаводом, как это ранее произошло с АвтоВАЗом в Тольятти. «Помню, в цех пришёл представитель одной из группировок, вор по кличке Нурик с гранатой и выдернул чеку, – продолжает Евгений Макаров. – Сунул руку в окно машины, которая только что сошла с конвейера, и сказал: «Либо каждая десятая машина с конвейера наша, либо я разжимаю ладонь». Но милиция, наш РУБОП в основном, тогда предотвратили беспредел».

С прозрачной биографией

По словам Евгения Макарова, когда-то в Нижнем Новгороде постоянно шли криминальные разборки. За сферы влияния боролись друг с другом национальные группировки, но не только.

Вора в законе Николая Батурина – «Китайца» – убили свои же в 1993 году. Наказали за то, что Батурин якобы убил кого-то из людей, близких к воровскому миру. Но, скорее всего, он просто мешал конкурентам.

Ещё один принцип старого воровского мира – вор в законе должен вырасти из своих, биография авторитета должна была быть прозрачной для коллег. Именно из своих был автозаводский авторитет Вадим Белый (Владислав Леонтьев), коронованный в 1995 году. Белый умело противодействовал пришлым ворам в законе и пользовался в Нижнем Новгороде большим авторитетом.

«Вадик и в Америке успел посидеть за нарушение миграционного режима, когда кинулся в бега из Москвы с двумя дружками, хотя конкретного обвинения за полгода нахождения в тюрьме ему так и не предъявили. В итоге Белого экстрадировали в Россию, – вспоминает Евгений Макаров. – А до этого он английский язык подтянул на заокеанских нарах. С головой был товарищ! Не случайно и умер своей смертью, правда всего в 50 лет».

Бывало, преступный мир не только короновал людей, но и, наоборот, лишал авторитетного статуса. Например, вор в законе «Клим» злоупотреблял алкоголем и вёл себя под этим делом неправильно: всё же «держать лицо» и по новым временам надо было. Итог – потерял титул.

Порой люди из правоохранительных органов вынуждены были обращаться к ворам в законе, чтобы те навели порядок на «своей» территории. «Без компромиссов не обойтись, не все вопросы можно решить давлением», – рассуждает Евгений Макаров.

«Разве хорошо, что кто-то постоянно срезает ограды на городских кладбищах?» – спросили как-то у авторитетов. Те вандалов нашли и доходчиво им объяснили: у мёртвых красть плохо.

И всё же Евгений Макаров уверен: образ «справедливого и мудрого» вора в законе начали романтизировать сами преступники, чтобы привлечь новых «пехотинцев» из числа молодёжи. Делалось это в том числе на средства криминала. Один за другим стали появляться соответствующие фильмы…

«Знаете, какой всплеск преступности был после выхода на экраны сериала «Бригада», особенно в сельской местности! – говорит эксперт. – Пальто в пол, в руках обрез – и пошёл беспредел творить очередной Саша Белый. Но я всегда говорю пацанам: вор в законе – это не обаятельный Валентин Гафт в белом костюме из одноимённого фильма, а человек в телогрейке из «Холодного лета 1953 года» (18+) – жестокий и беспринципный».

Справка
Часть 1 статьи 210 Уголовного кодекса РФ «Занятие высшего положения в преступной иерархии» предусматривает лишение свободы на срок от восьми до пятнадцати лет со штрафом до 5 млн руб.

Кстати

  • Евгений Макаров говорит, что его смешат модные татуировки у молодёжи: коты, пауки, бабочки. По словам эксперта, татуировки – это в принципе традиционная отличительная черта именно преступного мира. Тот же синий кот на плече когда-то означал, что хозяин наколки – коренной обитатель тюрьмы, а паук говорил о систематическом употреблении человеком запрещённых веществ.

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых