aif.ru counter
46

Обозреватель АиФ-НН.RU Антон ШАДРИН: (13.12.2007)

11 декабря в Нижнем Новгороде отметили многочисленными мероприятиями День памяти нижегородцев, погибших в локальных конфликтах.

И для семей погибших, и для ветеранов власть пытается проявлять какую-то материальную заботу. С 2003 года реализуется программа «Ветераны боевых действий», в которой заложены меры по вопросам социальной поддержки, социально-медицинской реабилитации ветеранов и участников боевых действий, членов семей погибших военнослужащих, укрепление общественных организаций ветеранов боевых действий. С 2 294 особо нуждающимся ветеранам, семьям погибших оказана адресная материальная помощь. В 2004 году открыт Центр социальной реабилитации инвалидов и ветеранов боевых действий «Витязь» (город Дзержинск). А к примеру, завтра, 14 декабря, в Нижегородском районе вручат нескольким ветеранам боевых действий субсидии в размере 513 тысяч рублей. И это все, конечно, нельзя не приветствовать.

Однако тема локальных конфликтов имеет глубокие социально-психологические последствия, решение которых требует продолжительного времени и специального направления. Так называемый постчеченский синдром не излечить даже субсидией. Тем более, если сам человек не спешит обращаться за помощью, а агрессию выливает на близких.

Один из районных судов Нижнего Новгорода на днях вынес нестандартное решение - дал всего два года условно подростку за убийство собственного отца.

Но на первый взгляд мягкий для жестокого убийства приговор  объясняется попыткой самозащиты ребенка от насилия и издевательств, которые были вызваны, в основном, социальными факторами.

Согласно показаниям подростка Дмитрия, его отец сильно изменился, с тех пор как неоднократно ездил служить по контракту в зону боевых действий в Чечне. После этого он стал часто пить, держал всю семью в страхе. Стал очень ревнив к матери и, бывало, избивал ее на глазах детей. Приставал к 60-летней соседке с предложением вступить в половую связь. Своего собственного младшего сына отец  подвергал немыслимым унижениям и применял насилие. Мальчик ничего не говорил ни матери, ни брату, потому что боялся, что отец его убьет.

1 сентября 2006 года  отец с сыном были дома одни. Сильно выпивший глава семейства зашел к сыну в комнату, держа в руке стакан, который швырнул в сторону подростка. Стакан разбился у того над головой. Затем отец загнул сыну руку за спину и потащил в свою комнату, размахивая для устрашения кухонным ножом и всячески обзывая.

Дальнейшие события Дима помнил плохо. Отец продолжал ругаться нецензурной бранью, и высказывать угрозы в его адрес. Мальчик забежал в кладовку и держал дверь изнутри, а отец шумел снаружи. Ему показалось, что отец тыкал  ножом в дверь. Когда шум прекратился, Дима взял молоток и выглянул из кладовки. Отец лежал на кровати, в руке у него был нож. Когда он зашевелился, мальчик испугался и стал в состоянии аффекта бить отца молотком по голове, затем взял нож, выпавший из рук отца. Очнулся, когда отец был мертв, с ножом в руках, молоток лежал на полу. Когда ребенок понял, что убил отца, то потерял сознание. Он понял, что наносил удары отцу в спину именно тем ножом, которым отец ему перед смертью угрожал.

Когда пришла мать и брат, то он рассказал им о случившемся убийстве.

По показаниям свидетелей, убитый в отличие от своего младшего сына был крепким и сильным мужчиной, с которым мало кто мог сладить.

С учетом всех обстоятельств и состояния обвиняемого до и в момент совершения преступления суд вынес в отношении юноши приговор, предусматривающий наказание в виде двух лет лишения свободы условно.

Между тем данный случай еще острее обозначил глубокую и масштабную проблему и, хотя и получил неожиданную развязку, но сам по себе не является исключительным. Проблема психологической реабилитации военнослужащих, вернувшихся из зоны боевых действий, в Нижнем Новгороде остается очень острой. Многие семьи страдают от изменившейся психики вернувшегося из зоны конфликта мужчины. Зачастую проблема так и остается внутрисемейной, и живущие в ней постоянно находятся на грани возможной трагедии. Но еще чаще, как известно, страдают от невозможности вернуться к нормальной жизни сами участники боевых действий. И далеко не все идут за официальной помощью

Единственный в области госпиталь неврологии ветеранов войн, находящийся в Нижнем Новгороде, пытается помочь таким гражданам. При нем существует центр реабилитации ветеранов боевых действий.

- Этот центр единственный в Нижнем Новгороде, - говорит Анна Зуйкова, заведующий центром. – Кроме него существует нечто подобное в Дзержинске и  Киселихе, но только у нас есть амбулаторное лечение, необходимое оборудование и специалисты. Мы работаем как с самими ветеранами, так и с их родственниками, близкими людьми. Это не психиатрическая лечебница, к нам обращаются люди сами, либо через общественные организации – союз ветеранов, администрации города и области и другие.

То есть лечение здесь проводят уже по обращениям. Но выявлением асоциально настроенных участников зон конфликта, похоже, заниматься некому.

(Имя подростка изменено)

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах