aif.ru counter
40

Глазами спасателя: «Михалков за штурвалом»

Фельдшер-спасатель главного управления МЧС по Нижегородской области Юрий Бикмурзинов (на снимке) был одним из тех, кто обеспечивал на съёмочной площадке безопасность.

Эпопея с бревном

- В конце августа моего командира Дмитрия Крепышева и меня пригласили для работы на съёмках на Клязьме. Веселье началось с самого начала. Съёмочная группа нас не признала. В первый день приехали, идём спокойно по реке, волну рассекаем. Без маек, лодка не подписана. Слышим крики: “Кто пустил на съёмочную площадку посторонних? Идите отсюда!” Хорошо, что быстро выяснили, кто мы, и вернули обратно.

В первый раз мы пригодились, когда снимали эпизод, в котором герои Михалкова и Дюжева плывут на бревне по реке, спасаясь от фашистов.

Само бревно необычное - оно состояло из нескольких скреплённых частей, с ветками, прикрученными на саморезы, приклеенными листочками. Кое-где подкрашено, ватка торчит. Для съёмок это бревно нужно было развернуть таким образом, чтобы оно шло по течению в определённом направлении. Съёмочной группе это не удалось. За работу взялись мы. Но нашу надувную лодку здоровая деревяшка никак не слушалась. Тогда Никита Михалков высадил меня, сам сел в лодку - руководить процессом. Крика и ругани было много! После долгих мучений случилось чудо - лодка упёрлась в бревно, и оно начало всё-таки двигаться как надо. Нужный режиссёру эффект решили закрепить прикреплённым к бревну якорем. Правда, якорь не зацепился за дно, и... бревно проследовало в исходное положение. Работу начали сначала...

Для съёмок крупного плана к бревну подошли на двух лодках оператор с техникой и помощники. Мотор нельзя было включать, “а то помехи пойдут по картинке”. Нам пришлось держать бревно и “не дышать”, пока кинохудожник нашёл нужный ракурс.

Идёт съёмка, мы рук уже не чувствуем. И вдруг актёры шутят не по тексту. В результате всё заново... После всей этой эпопеи Михалков нас назвал мореманами, а руководство картины сидело и вальяжно подводило итоги: “Надо было влево”. - “Да нет, лучше вправо”. - “А может, вообще не надо было трогать бревно?”

Тюбетейка важнее человека?

Звёзды в съёмках на бревне использовались только для крупных планов, которые снимались за 15 минут. А вот дублёрам пришлось несколько часов просидеть в холодной речке. Эти съёмки представляли для них реальную опасность. Дублёра Михалкова чуть не утопили. Ребят на бревне должны были снимать на мели. Но режиссёр решил снимать в движении. Поэтому пришлось снаряд переместить на глубину.

Дублёра одели по форме: гидрокостюм, спасжилет, поверх - телогрейка времён Второй мировой, набитая ватой. Телогрейка мигом набрала воду и стала неприподъёмной! Вылезти из реки актёр не смог. Его начало сносить сильным течением. Он кричит: “Спасите!” Мы с Дмитрием кинулись на помощь.

Добрались до актёра, я за рулём, Дмитрий тянет утопающего на себя, лодка наклоняется... Того и гляди сами под воду пойдём! Кое-как вытащили. Парень долго ругался... А первый вопрос, который мы услышали от съёмочной группы: “Тюбетейка цела?” Оказывается, одну уже потеряли, поэтому спасённую тюбетейку на лодке везли как корону...

Мост тушили всем миром

На массовых сценах дежурили работники скорой помощи, пожарные. По сценарию должен был частично загореться деревянный мост, специально для фильма возведённый работниками съёмочной группы. Видно, пиротехники переборщили (они вообще страдали максимализмом и хотели побольше взрывчатки заложить, чтобы “бабахнуло как следует”), и мост занялся весь. Потушить его быстро стало невозможно. Тем более стояла жаркая погода, дерево просохло так, что вспыхнуло как спичка. К тому же по закону подлости отказала техника. Две пожарные бригады получили нагоняй от Михалкова:

- Будете у меня на даче гладиолусы поливать!

И тут я увидел потрясающую картину: “советские солдаты”, “фашисты”, десантники передают друг другу по цепочке пластмассовые вёдра, купленные в ближайшем хозяйственном магазине. Тушили долго... Помогла лишь третья подъехавшая пожарная машина.

На фоне горящего моста снимали эпизод - двое местных мальчишек спасаются от фашистов, переплывая реку. Ребята должны были перебираться через мель, но они пропылили мимо - течение быстро унесло их под горящий мост. Мы на лодке бросились за ними, вытащили. А за спиной слышим: “Второй дубль”. Один пацан разворачивается:

- Нет уж, давайте нас на берег! Хватит этих съёмок! Пусть Михалков обратно свои 500 рублей забирает!

Вообще, с точки зрения безопасности съёмки проходили на грани фола. Взрывы были сильными - двоих из массовки увезли с ожогами.

О странной логике и надменности

самым зрелищным для нас стало наступление фашистов. Снимают панику. Идут немецкие войска, наши бегут, и вдруг сзади взлетают три огромных фашистских флага - стяги метра по четыре. Мы долго веселились логике авторов фильма. Ну сами посудите: идут войска, а за ними специальная команда экраны натягивает - для устрашения врага, что ли?

Михалков достаточно надменно ведёт себя на съёмках. И постоянно лезет всё делать сам. Там вообще была неразбериха, кто какие функции выполняет. Ведь съёмки массовые, народу работает много. На съёмочной площадке связь держали по рации. У всех уже нервы сдавали, когда в очередной раз раздавался грозный окрик Никиты Сергеевича. И уже непонятно: либо тушим, либо снимаем, либо право, либо лево. Без мата, конечно, не обошлось. Что сказать, личность одиозная.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах