aif.ru counter
22

Сергей Потапов: - Зря говорят, что мы у кого-то чего-то отняли

 Жители платят. Но меньшую часть

– Сергей Александрович, в нашу редакцию приходит просто вал писем по проблеме газификации, которая в последние пару лет идёт ускоренными темпами. С жителей в рамках этой программы берут десятки тысяч рублей за разводящие внутрипоселковые сети. В то же время есть сведения, что оплачивать их стоимость должно государство. Почему этого не делается?

– Как не делается? В 2006 году мы потратили на строительство разводящих сетей 840 миллионов рублей. Из них население внесло 188 миллионов, то есть примерно 20 процентов. Или лучше взять какой-нибудь конкретный объект. Например, село Алемаево Шатковского района. Там «Газпром» внёс 14 миллионов рублей, 14,6 миллиона – область, и всего лишь 400 тысяч – население. Если же говорить, кто что делает, то картина следующая. ОАО «Газпром» строит магистральные газопроводы по территории области, а также межпоселковые ветки. А вот в разводке внутри поселений, и об этом губернатор говорил, участвует областной бюджет. Жителям лишь нужно оплатить веточку до своего дома от внутрипоселкового газопровода. Если, конечно, они хотят газа. Многие ведь отказываются. В следующем году, между прочим, на строительство газопроводов внутри посёлка мы запланировали ещё больше –1,5 миллиарда рублей. А всего за три года мы направим на газификацию 2,5 миллиарда. Так что совершенно напрасно некоторые жители говорят, что мы целиком и полностью перекладываем бремя на простых людей.

– А много ли населённых пунктов будут обеспечены газом, скажем, в нынешнем году? И какие именно?

– У нас принята специальная программа по газификации Нижегородской области в 2005 – 2007 годах. Там чётко обозначено, кто, когда, в какие сроки должен получить газ (подробнее об этом см. «АиФ-НН» № 28, а также на сайте правительства области.  – Авт.). В соответствии с ней мы должны почти полностью обеспечить голубым топливом центр и юг области. Есть планы и в отношении севера. Туда пойдёт газопровод от Красных Баков в Урень. Сейчас уже есть соответствующий проект, начало реализации которого запланировано на январь - февраль 2008 года.

– А какой смысл туда тянуть ветку? Районы там депрессивные, потребителей мало. Газопровод просто не окупится.

– А дело вовсе не в том, какие районы. Просто есть стремление, чтобы газ был в каждом населённом пункте. Кроме того, от его отсутствия страдает не только население. Это сдерживает и развитие сельскохозяйственных и обрабатывающих предприятий. А приход газа наверняка подстегнёт экономический рост. Тогда и газопровод окупится. Но на газификации тоже зацикливаться не стоит. У нас, в конце концов, есть сегодня хорошие наработки по использованию торфа в виде торфобрикетов и гранул, а также отходов переработки леса для нужд отопления. В Тоншаеве уже пущена работающая на торфе котельная. Себестоимость тепла в ней, между прочим, в десятки раз меньше, чем, скажем, у мазутных котельных. Соответственно внедрение таких технологий позволяет нам также снизить тарифы. Наконец, есть ещё одна причина, по которой имеет смысл осваивать эти альтернативные источники энергии. Газ – это невозобновляемый ресурс. Конечно, я понимаю, что пройдут десятилетия, прежде чем мы почувствуем его дефицит, но когда-то это произойдёт. Сначала мы столкнёмся с удорожанием газа, потом с его отсутствием. Поэтому сегодня потихоньку нужно осваивать и другие виды топлива.

– Сергей Александрович, в народе, да и не только, упорно говорят, что вся программа газификации специально затеяна под выборы и уже в 2008 году будет свёрнута…

– Я так не думаю. Она будет действовать, пока у нас сохраняются стабильно высокие цены на энергоносители. А по прогнозам, снижения стоимости нефти и газа в обозримом будущем не предвидится.

Деньги утекают

– Ещё одна головная боль глубинки – реформа местного самоуправления, инициированная  131-м федеральным законом. На территории Нижегородской области на уровне поселений образовались свои органы власти. И тут же начались конфликты с представителями администрации районов. Типичный пример – Кстово. Ведь понятно, что за исходом депутатов из гордумы здесь стоит закулисная борьба районных и городских властей. Как вы думаете, нам стоит ожидать аналогичных конфликтов на других территориях?

Сложностей здесь масса. Они идут, во-первых, от самого 131-го закона. Он толком не определил порядок взаимоотношений между новыми и старыми субъектами власти. Кстово с этой точки зрения пример очень показательный. В хорошем, устойчивом районе вдруг неожиданно появляется новое муниципальное образование – город Кстово. И начинается элементарная борьба за власть и финансовые ресурсы. В таком случае нам волей-неволей приходится выступать арбитром в таких спорах и напрямую вмешиваться в жизнь муниципальных образований. Но мы делаем это не только в случае возникновения конфликтов. Ведь самое главное на сегодняшний день в чём? В том, что из 52 районов области у нас всего 6 самодостаточных. Остальные сидят на дотациях. И областная власть пока вынуждена сначала аккумулировать средства в региональном бюджете, а затем перераспределять их по территориям. Благодаря этому появляется возможность осуществлять очень серьёзную поддержку. Особенно в сегодняшних условиях, когда бюджет области за полтора года работы нового губернатора вырос у нас с 34 миллиардов до 60 с лишним. А в этом году поставлена задача довести его до 70.  Но только не подумайте, что мы за пару лет стали богатым регионом. Скажем, в 2006 году те 7 миллиардов, которые были заработаны сверх плана, очень быстро разбежались на решение неотложных проблем в тех же районах: мы дотировали строительство, ремонты, помощь малоимущим и многое другое. Деньги утекают как вода.

– А сколько вообще нужно Нижегородской области денег, чтобы жить ну если не по-барски, то хотя бы нормально?

– Я думаю, с учётом нынешних цен на 3,5 миллиона населения идеально иметь бюджет в 350 миллиардов рублей. Этих денег хватит на то, чтобы системно решать все без исключения вопросы, а не точечно закрывать наиболее острые проблемы, как мы сейчас делаем. Так что Нижегородской области в этом смысле есть куда расти. И есть на кого равняться. У Москвы, например, на 10 миллионов человек бюджет составляет 850 миллиардов рублей.

– Возвращаясь к местному самоуправлению: вам не кажется, что сама практика сбора денег с районов и потом распределения между ними же противоречит основному смыслу 131-го закона? Ведь основной его пафос – перевод муниципальных образований на своего рода самоокупаемость. А у нас получается, что мы снова отнимаем, чтобы потом поделить.

– А вы знаете, большинство районов довольно, что их не бросают. Другое дело, что давать им деньги нужно расчётливо и аккуратно. Сейчас у нас создана специальная рабочая группа во главе с губернатором, которая постоянно выезжает на места, оценивает здесь ситуацию и определяет, что будет делать область, что сам район, а о чём стоит попросить федералов. Всё расписывается по объектам. И я тоже ездил в районы, и там все отмечают, что в прошлом году они получили в 3, 4, 5 раз больше, чем обычно. Но деньги выделяются под конкретные цели. Однако задача конечная у нас всегда одна: в течение ряда лет  сделать муниципальные образования самодостаточными. Что же касается 131-го закона… Я считаю, что его требования сегодня просто нереально выполнить. Те, кто писал закон, были явно далеки от жизни. И если бы меня кто-нибудь сегодня попросил довести его до ума, то я взял бы лист бумаги и написал этот нормативный акт заново.

Назначить или выбрать?

– Не кажется ли вам, что есть ещё один странный момент в реформе местного самоуправления? Она подразумевает тотальную выборность местной власти, тогда как федеральная власть сейчас явно стремится сделать по крайней мере исполнительную власть назначаемой.

– Согласен. Но я всё-таки сторонник того, чтобы исполнительная власть сверху донизу назначалась, а законодательная избиралась и корректировала, контролировала исполнительную ветвь власти. Так и в царской России было, и в Советском Союзе. А сейчас что получается? Губернатор у нас назначается, а под губернатором назначенным все избранные. Да, бывает, что человек, когда избирается, напротив, проникается ответственностью, а бывает с точностью наоборот. Вы ко мне, мол, не подходите, я на четыре года получил полномочия от народа, и вы меня права снять не имеете.

– Это вы на мэра Нижнего Новгорода Вадима Булавинова намекаете?

– Нет, ни в коем случае. Я очень давно знаю Вадима Евгеньевича. У нас абсолютно нормальные отношения. И когда возникают разногласия, я очень часто задаю ему вопрос: «А вы как на месте губернатора поступили бы?» И он очень часто отвечает: «Точно так же».

– Но, согласитесь, ему есть на что обижаться. Как ни крути, землю область у города отобрала. А ведь это наряду с лесом, как заявил губернатор, основной ресурс нашего региона.

– Но заметьте, что это не наша придумка. Сегодня федеральный законодатель чётко определил, что земля в столице региона отходит к субъекту Федерации. И все вопросы возникли только в отношении районов. Вот они действительно имеют право самостоятельно распоряжаться землёй. В том числе могут и заключать соглашения с региональной властью, передавая ей эти полномочия. И у нас в области это уже сейчас сделано.

– А какой смысл в этом? Неужели они на местах сами с распределением земли не разберутся?

Конечно, нет. Район сейчас не в силах найти инвестора, который ныне даже в Москву и Санкт-Петербург с трудом идёт. Поэтому здесь нужен централизованный подход, нужны региональные программы по привлечению инвесторов. Кроме того, порядка будет больше. Взять Нижний Новгород, к примеру. Здесь по десять лет с множества земельных участков не платятся налоги в бюджет. Земля не осваивается, она неизвестно у кого в пользовании. Это разве нормально, когда городская казна недополучает миллиарды рублей? Сегодня мы пытаемся внедрить другой принцип. Выделили тебе квадратный метр? Изволь регулярно платить с него налоги, изволь его осваивать. Так что зря говорят, что мы у кого-то чего-то отняли. Тем более что земельный налог, как и прежде, отчисляется в бюджеты муниципальных образований, и в частности, Нижнего Новгорода.

Наркобароны пакуют чемоданы

– Сергей Александрович, вы лично курируете со стороны правительства работу силовых структур. Осенью на прямой линии с президентом России прозвучал вопрос относительно ситуации с наркоторговлей на Бору. Прошло несколько месяцев. За это время Бор посетил министр внутренних дел Нургалиев, правоохранительными органами была запущена операция «Метла». Сейчас уже можно говорить о каких-то хотя бы промежуточных итогах?

– Все необходимые на сегодняшний день действия мы выполнили. Закупили и необходимое оборудование для анализов на предмет содержания наркотиков в крови, собак, обученных для поиска наркотиков, средства слежения.

– А что за средства слежения?

– Видеокамеры. Они теперь стоят и в общественных местах, и там, где по оперативной информации происходит наркоторговля. Раньше камеры стояли у наркобаронов и следили за нами они. Теперь мы наблюдаем за их особняками. Второй момент – администрация Борского района при поддержке области приводит в порядок улицы, делает освещение. Сейчас тёмных мест становится всё меньше, и скоро их совсем не будет. И третья составляющая: народ поднялся на борьбу. Если раньше люди взирали на всё равнодушно, то теперь нет. На Бору созданы добровольные народные дружины. Кроме того, жители начали высказывать претензии семьям, которые эти наркотики распространяют, и открыто звонить на прямые линии, называть адреса наркоторговцев. Уже были случаи, когда на основании таких звонков не только брали людей с поличным, но даже цепочки распространителей раскрывали.

– И в чём всё же выражаются последствия этой деятельности? Наркоторговля пошла на убыль?

– Не знаю, можно ли назвать это результатом, но есть вот такой интересный факт: в последние месяцы у нас в больницы стали попадать люди в коматозном состоянии, которые просто не смогли найти на Бору наркотик. Можно ли назвать результатом, что половина цыганских семей в спешном порядке продала свои дома на Бору и уехала? Там ведь целые сёла, которые жили наркобизнесом, были... Так что сейчас эта ползучая зараза стала перемещаться с территории Бора, и мы уже знаем примерные направления её движения. В Нижнем Новгороде эти люди пытаются обосноваться, в Арзамасе, в других местах. Но мы, по образному выражению министра Нургалиева,  этот «магазин» на территории Нижегородской области закроем. Но важно, чтобы такие же действия предпринимались и в других регионах. Тогда эту заразу можно будет если не искоренить, то обуздать и не дать ей распространяться дальше.

Беседовал Никита ШАЛАГИНОВ

Фото Татьяны БЫКОВОЙ

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах