2617

Отличник из Вдовьего дома. Как Петр Нестеров стал великим авиатором

Штабс-капитан Пётр Нестеров
Штабс-капитан Пётр Нестеров Public Domain

27 февраля почтут память асса-авиатора, героя Первой мировой войны Петра Николаевича Нестерова, который положил начало российского искусства высшего пилотажа, первым в истории выполнив свою знаменитую «мёртвую петлю».

Лучший ученик

Путь в асы российского неба у Петра Нестерова был непростым. Он родился 27 февраля 1887 года в Нижнем Новгороде в семье офицера-воспитателя кадетского корпуса Николая Фёдоровича Нестерова. Отцу будущего асса-пилота было всего 27 лет, когда он внезапно умер. Вдова Маргарита Викторовна Нестерова искала пути, как прокормить и выучить четверых детей. Денег на оплату прежнего жилья не хватало, и женщина с детьми перебралась во Вдовий дом. Это здание, построенное меценатом Бугровым для бедных вдов, сохранилось в Нижнем Новгороде на современной площади Лядова до сих пор. Когда здесь жил маленький Петя Нестеров, площадь называлась Монастырской, а во Вдовьем доме жили 160 женщин с детьми, там же был лоток для подкидышей, больничный блок и аптека.

Кстати, в этом же доме жил Пётр Заломов – прототип героя романа Максима Горького «Мать». Заломов был старше Нестерова почти на 10 лет, поэтому вряд ли они дружили, но наверняка видели друг друга.

Маргарита Викторовна добилась того, чтобы её сына Петра приняли в корпус, в котором когда-то работал его отец. Пётр стал одним из лучших учеников, при этом он много читал, неплохо рисовал, играл на мандолине и мечтал о небе. Но, как лучший ученик, получил направление в Михайловское артиллерийское училище. Молодой человек грезил о воздушных судах, но не мог сам выбирать дальнейшее место учёбы, он был рад и этому направлению. Более того, Пётр Нестеров был уверен, что должен оправдать доверие, сдал выпускные экзамены на «отлично» и отправился в 9-ю Восточно-Сибирскую стрелковую артиллерийскую бригаду во Владивосток.

Вдовий дом Н. А. Бугрова.
Вдовий дом Н. А. Бугрова. Фото: Public Domain/ Максим Дмитриев.

Из артиллеристов в воздушные ассы

Казалось бы, с мечтами о небе покончено. Но летом 1911 года Пётр приезжает в отпуск в Нижний Новгород и вступает в Нижегородское общество воздухоплавания. Через год Нестеров сдал экзамены на звание лётчика-авиатора и военного лётчика, а в 1913 году закончил курс Офицерской Воздухоплавательной школы в Гатчине. За штурвал самолёта «Ньюпор-4» Пётр Нестеров впервые сел в Варшаве, где будущие офицеры-лётчики проходили стажировку.

Петра Нестерова интересовало устройство самолётов, и он занялся конструированием воздушных машин. Тем более, опыт построения летательных аппаратов у него уже был. Служа артиллеристом, он не оставлял надежды стать пилотом и построил свой планер, который даже сумел благополучно поднять в небо и посадить на землю.

После этого Пётр Нестеров подошёл к вопросу ещё серьёзнее, изучал особенности полёта различных видов птиц. Вскоре он предложил военному ведомству проект самолёта без вертикального оперения, в 1913 году этот проект даже был одобрен, но без предоставления средств. Петр Нестеров, понимая, что денег на постройку летального аппарата у него нет, отчаиваться не стал, а продолжил свои разработки. Он занялся усовершенствованием двигателя с воздушным охлаждением, начал строительство одноместного скоростного самолёта. Пётр Нестеров написал уникальную для своего времени научную работу «О взаимодействии руля глубины и направления при значительных углах крена». Он впервые математически доказал, что во время выполнения виражей с креном больше 45 градусов происходит изменение в работе руля: руль высоты выполняет функции руля направления, а руль направления — руля высоты.

Пётр Нестеров уже задумывался о том, чтобы уйти с военной службы и полностью посвятить себя научным разработкам новых летательных аппаратов. Но началась Первая мировая война, и он оказался на Юго-западном фронте, занимался воздушной разведкой. Одним из первых в России провёл бомбардировку специально приспособленными для этого артиллерийскими снарядами. После этой бомбардировки австрийское командование назначило крупную денежную награду тому, кто собьёт Нестерова. Полёт 8 сентября 1914 года недалеко от Львова около городка Жолква стал последним для штабс-капитана. Он погиб, совершив первый в истории и авиации таран самолёта противника.

Кстати, в Нижнем Новгороде на Верхневолжской набережной установлен памятник Петру Нестерову, недалеко от памятника располагается макет самолёта «Нюьпор-4», на котором легендарный лётчик выполнил первую в мире «мёртвую петлю». Именем Петра Нестерова названа одна из улиц Нижнего Новгорода. Указом Президента РФ от 2 марта 1994 года № 442 в системе государственных наград России учреждена медаль Нестерова.

Фото: Public Domain

Точный расчёт

В России «мёртвую петлю» чаще называют «петля Нестерова». Со стороны это выглядит впечатляюще: самолёт делает вертикальную замкнутую петлю. У зрителей замирает сердце, потому что кажется, что воздушная машина посоле таких кульбитов вот-вот рухнет на землю.

Попытки совершить «мёртвую петлю» предпринимались много раз и во всех случаях заканчивались трагедией. Петру Нестерову это удалось, в 1913 года на моноплане «Ньюпор-4» над лётным полем в Киеве. В мае 1914 года журнал «Искра» писал: «Он сделал мертвую петлю в Киеве на Сырецком военном аэродроме 27-го августа 1913 г. в 6 час. 15 мин. вечера. Это удостоверено в протоколе спортивного комиссара киевского общества воздухоплавания, где сказано, что Нестеров, действительно, совершил в это день «полёт по замкнутой кривой в вертикальной плоскости или так называемую мёртвую петлю».

Асса-авиатора Нестерова знали не только в России, но и в Европе, там его нередко называли tete brulee – сорвиголова. Но те, кто знал Петра Нестерова близко, говорили, что ни о каком безрассудстве не могло быть и речи. «Мёртвую петлю» лётчик выполнил после серьёзной практической подготовке и много раз перепроверенных математических расчётов. Учась в гатчинском авиационном отряде, Пётр Нестеров рассматривал идею совершения фигуры высшего пилотажа теоретически. Именно тогда он написал: «Воздух есть среда вполне однородная во всех направлениях. Он будет удерживать в любом положении самолёт при правильном управлении им».

Ни бравада, ни жажда славы двигали Нестеровым, а желание доказать, что его научные расчёты верны, что правильное применение таких фигур высшего пилотажа, позволит лётчику быть маневреннее, а в каких-то ситуациях позволит спасти воздушную машину и жизнь пилота.

Пётр Нестеров писал:

«Не мир хочу я удивить,
Не для забавы иль задора,
А вас хочу лишь убедить,
Что в воздухе везде опора».

И всё-таки риск при выполнении такой сложной фигуры высшего пилотажа, конечно, был. Сам Нестеров тогда признавался, что перейти от теории к практике его подтолкнуло известие о том, что французский лётчик Адольф Пегу, собирается совершить «мёртвую петлю». Нестеров решил воплотить свои расчёты в жизнь. Воздушное судно «Ньюпор-4» с двигателем «Гном» в 70 лошадиных сил было далеко от совершенства и уже изрядно полетало, но Нестеров считал, что этот моноплан справится с поставленной задачей.

Сохранился рапорт, написанный после того легендарного полёта: «На высоте 800—1000 метров выключил мотор и начал пикировать. На высоте около 600 метров включил мотор, поднял самолёт вверх, описал вертикальную петлю и пошёл в пике. Мотор снова выключил, выровнял самолёт и, спускаясь по плавной спирали, благополучно приземлился».

Французский лётчик Адольф Пегу совершил эту же фигуру высшего пилотажа через шесть дней после триумфа Петра Нестерова.

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Выбор профессии 2021
Самое интересное в регионах