aif.ru counter
311

Евгений Гришковец: «Нам всем пора поговорить с сердцем»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21. Аргументы и Факты - Нижний Новгород 20/05/2015
Наталья Бурухина / АиФ

В Нижнем Новгороде известный писатель, драматург и актёр собственного монотеатра Евгений Гришковец - частый гость. Сюда он привозит свои премьеры. Сюда он чуть не переехал в конце 90-х.

- Но Нижний Новгород для меня слишком большой, - улыбается писатель. - Немцов гремел на всю страну, я приехал за свежим ветром. Но его не нашёл. Теперь и Немцова нет… Я сибиряк, мы ершистые, подвижные, и размеренный уклад купеческого города у большой реки мне не знаком. Мы с Нижним не совпадаем по темпоритму. Но я полюбил ваш город, полюбил Поволжье, Золотое Кольцо… (Сегодня Гришковец живёт в Калининграде).

В этот раз Гришковец привёз в наш город премьерный спектакль «Шёпот сердца», обдуманный, отшлифованный, выстраданный за три с половиной года разговор самого трепетного органа с человеком. Премьера прошла в Москве 1 марта 2015 года.

Пульсирующая жизнь

- Евгений, расскажите, каково вам играть сердце?

- Мне очень понравилось его играть! Скажу честно: сделать спектакль, где герой - не человек, а орган, сердце, - задача непростая. 7 месяцев мы подбирали «грудную клетку» - сценографию. Аналогов в мире я не знаю. Была, конечно, нашумевшая постановка пьесы Ива Энцлера «Монологи вагины», но у меня совершенно другая история (улыбается).  Самым сложным было даже не его сценическое оформление, не костюмы - сложно два часа говорить о себе в среднем роде. Я долго подбирал слова, смыслы.

А название я взял у… пиратов - благодаря неправильному переводу «Шёпотом сердца» они нарекли мультфильм моего любимого японского режиссёра Хаяо Миядзаки «Капельки воспоминаний».

- Думаете, нам всем пора поговорить с сердцем?

- Я не стал брать мозг - уж слишком сложный и неизученный орган. А сердце - это пульсирующая жизнь. Сердце работает постоянно, в отличие от печени или почек.
Сердце любит - детей, друзей, работу. Любит выпить. И мне не хотелось делать спектакль «Плач печени» или «Диалоги почек». Да и у печени вопросов к человеку меньше, чем у сердца.
На сцене сердце обращается к человеку, задаёт ему вопросы из жизни, претензии предъявляет. И чаще всего они остаются без ответа.

- А правда ли, что на ваших спектаклях люди засыпают?

- Да! Они входят в транс и засыпают. Мне приходится останавливать спектакль и их будить. В спектакле «Шёпот сердца» очень много ситуаций, которые заставляют человека заглянуть внутрь себя, подумать о своём, говорить со своим сердцем. Ушёл в себя - и уснул. Спектакль и заканчивается тем, что герой погружается в сон. Зритель просыпается и уходит из театра с желанием жить.

- А как живётся вам с тем, что на ваши спектакли в провинции не купить билет?

- Это радостно! Я могу заранее узнать, раскупили ли на меня билеты. На мартовскую премьеру не было свободных мест в декабре. Здорово, что сегодня люди дарят друг другу приглашение в театр на Новый год или на день рождения.

И мне очень приятно, что вот уже много лет у моего зрителя один и тот же средний возраст - 27-30 лет. Мне бабушки-билетёрши в театрах по всей стране говорят: «Почаще к нам приезжайте, мы хоть на молодёжь в театре посмотрим». Вся моя публика прекрасна, это моя гвардия, самая лучшая!

«Делают чёрт знает что!»

- Это шестой моноспектакль за вашу длинную творческую жизнь. Встретить вас в дуэте можно разве что в постановках «По По» и «Планеты». Вы не устали от одиночества?

- Одиночество - это самое комфортное состояние для мужчины. Ты сам отвечаешь за всё. Но мне очень комфортно одному. В кино ты должен внимательно следить за партнёром - ты от него зависишь. Лишь иногда я позволяю себе удовольствие играть спектакль «По По» с замечательным академическим актёром, ректором Школы-студии МХАТ Игорем Золотовицким (он сменил Александра Цекало), и час молчать и слушать.

Я одинок и в жизни. Есть семья, дети, родители, брат. Но мне не с кем поговорить об искусстве. К сожалению, коллеги по цеху - театральные и кинорежиссёры - сегодня дико необразованны, с ними не о чем разговаривать. Люди научены навыкам, но они дурно знают литературу и историю, совсем не понимают задач искусства. Поэтому они делают чёрт знает что!

Когда я был филологом, всегда находились литераторы, историки, философы, с которыми можно обсудить искусство. Жду, пока подрастёт старшая дочь. В прошлом году она поступила на филфак, а в этом году перевелась на специальность «История религий». Она столкнулась с разбором современного театра и кино. Слишком мало материала, чтобы заниматься этим всерьёз. В истории религий со своими трактовками не разбежишься. Дочь говорит: «Хочу изучить историю представлений человека о мире».
У нас уже были серьёзные разговоры об искусстве, нашли общие интересы. Например, в майские праздники она мне беспрерывно пересказывала Ветхий завет. Мне с ней очень интересно.

«Отказался - у меня же дети!»

- Зрители вас успели полюбить как киноактёра. В ближайшее время мы увидим вас на большом экране?

- Я больше не буду заниматься кинопроизводством. Мне присылают отвратительные сценарии. Недавно мне предложили играть педофила. Кстати, фильм снимался в Нижнем (сериал «Метод» с Константином Хабенским в главной роли, продюсер - друг Е. Гришковца Александр Цекало). Я отказался - у меня же дети! И такие роли мне омерзительны.

Обычно режиссёры меня почему-то видят в роли адвокатов - приличных и благородных людей, которых нет в жизни. А я не люблю играть положительные персонажи. Это скучно! Недавно я согласился сыграть… наркодилера в фильме «Разбуди меня» - с актёром Константином Лавроненко в главной роли. Мне очень понравилось сниматься, играть бандита с пистолетом. Я в конце главного героя убиваю.  
Но с кинематографом я завязал. Большое кино требует больших денег, а художнику их не дают без дополнительных условий. Самое удивительное, что Андрей Тарковский только перед смертью понял, что только в Советском Союзе он смог снять свои картины так, как хотел. Государство либо частный инвестор выделяет деньги на кино на таких условиях, которые для настоящего художника неприемлемы. Театр - это и удовольствие не такое дорогое, и делать ты здесь можешь что хочешь и сколько хочешь. Сегодня моё сердце несёт со сцены суровый реализм. Сейчас не время метафор, не время поэзии.

В тему

28 и 29 мая Евгений Гришковец представит свой спектакль «Прощание с бумагой» на Венском фестивале (Wiener Festwochen). Также на одном из крупнейших фестивалей Европы постановку «Мёртвые души» покажет Кирилл Серебреников.

- Мне очень хочется узнать, переживает ли европейская публика прощание с бумажными книгами и вообще бумажной составляющей нашей жизни, - поделился писатель. - Я редко езжу в Европу: нет контакта с европейским зрителем - русские эмигранты раскупают билеты. А мне с ними неинтересно, не хочу играть для тех, кто уехал на чужбину, потому что в России ему плохо (не для тех, кто уехал туда работать). Кстати, только в русском языке есть слово «чужбина», «чужая земля». Эмиграция - это абсолютно русская история. Как только они уезжают, для них жизнь останавливается. Они несчастливы, всё время занимаются самооправданием.

Евгений Гришковец
Писатель, драматург, режиссёр, актёр. Обладатель премии «Антибукер», «Золотой маски», национальной премии «Триумф» 2004 года - в 2004 году показ всех моноспектаклей Евгения Гришковца в один день фестиваля «Золотая маска» внесён в Книгу рекордов Гиннесса. Обладатель медали «Символ Науки» в номинации «Человек искусства». Почётный житель Калининграда.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...
Событие года

Что вы считаете главным событием 2019 года в Нижегородской области?

Ответить Все опросы

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество