aif.ru counter
528

Уроки искренности. Внук легендарного хирурга рассказал о своем деде

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7. Аргументы и Факты - Нижний Новгород 17/02/2017
Фёдор Иустинович заменил внуку Александру отца.
Фёдор Иустинович заменил внуку Александру отца. © / Из личного архива

«Мой дед - почётный гражданин Парижа, в Варшаве его именем решили назвать улицу, о нём написали 19 книг на разных языках, - рассказывает внук хирурга Фёдора Врублевского Александр Кузенецов. Он пришёл в редакцию «АиФ-НН» после статьи «Доктор № 56872» (№ 45, 09.11.2016). До этого музей Нижегородской медакадемии тщетно пытался найти потомков прославленного врача».

Улыбался даже на допросах

Алексей Потёмин, директор музея, аккуратно достаёт из большой коробки документы. На фотографиях доктор Фёдор Врублевский в белом халате в клинике, на лекциях и практических занятиях со студентами, с коллегами на медицинских конференциях. Фотографии в основном послевоенные - в Дахау узникам фотосессии не устраивали. Даже спустя годы трудно себе представить, как выжили люди в условиях, когда одного из них вдруг отправляют в печь. Ещё сложнее понять, как в таких условиях можно сохранить веру в лучшее и не утратить смелость помогать другим.

Вот воспоминания о Фёдоре Врублевском одного из узников Дахау Николая Дерявко: «Его знал весь Дахау. Многие любили его. Фёдор Иустинович - хирург, мастер высшего класса. Он предельно скромен. Скромных вначале не замечают. Но потом люди начинают удивляться: «Что за человек!» Фёдор Иустинович, рискуя жизнью, освобождал от каторжного труда измученных концлагерников. В нише водосточной ямы он спрятал медикаменты, которые могли понадобиться во время восстания. Он был агитатором, распространял сводки Совинформ-бюро. Человек редкого мужества и доброты. Он всегда улыбался, даже на допросах».

Шварцдок - «чёрный доктор». Так называли Фёдора Иустиновича в Дахау за цвет волос. «Нас может спасти только Шварцдок!» - говорили приговорённые к смерти.

Алексей Потёмин бережно открывает ещё одну папку с документами: «Вот здесь Людмила Врублевская, родственница Шварцдока, описывает, как удавалось Фёдору Иустиновичу прятать и подменять людей. По пути в концлагерь некоторые умирали. Их должны были регистрировать и отправлять в мертвецкую. Но доктору иногда удавалось спрятать трупы в прозекторской. На них-то и меняли живых людей, обречённых на гибель».

Сам Врублевский сумел дождаться освобождения из Дахау и прожил долгую жизнь, посвятив её любимому делу - медицине.

19 книг о деде

Жене Фёдора Иустиновича хирургу Марии Петровне Врублевской было 65 лет, а самому главе семьи - 70, когда без родителей остались их внуки - 14-летняя Марина и 4-месячный Саша.

Александр с детства знал, что дед в войну боролся за жизнь людей: доктор вытаскивал их с того света, умудрялся прятать обречённых от эсэсовцев.

«С ранних лет я был знаком со многими друзьями деда, - вспоминает Александр Кузнецов. - К нам приезжали люди со словами благодарности, приходило много писем, где бывшие узники Дахау восторгались Фёдором Иустиновичем. Дедушка не скрывал от меня, что был в концлагере, но его рассказы были краткими».

Только когда Саша подрос, дед стал рассказывать о том, насколько в Дахау было тяжело и страшно.

«Я знал, что дед - почётный гражданин Парижа, что о нём написали 19 книг на разных языках. Но он всегда был прост и открыт. В дом то и дело кто-то приходил за помощью».

Фёдор Иустинович был очень добрым, справедливым и немстительным человеком.

«Звучит странно, но моя мама и его дочь погибла от врачебной ошибки. Дед считал, что случай был крайне сложным. Говорил, что врач, к которому попала мама, имел право на эту ошибку, как ни печально», - вспоминает Александр Кузнецов.

Дед всегда хотел, чтобы внук продолжил семейную династию. В Горьком Фёдора Иустиновича знали все медики!

«В последние годы он очень тяжело болел, - говорит Александр. - Когда я в очередной раз вызывал скорую, к нам приезжали сразу две-три бригады врачей. Я видел, как его ученики хотят помочь!»

Но себя Александр врачом не представлял. Он стал юристом, сестра Марина - экономистом, её вторая специальность - кинолог. Двоюродный брат Александра и Марины Виктор Врублевский - архитектор.

«Может быть, кто-то из наших внуков или правнуков станет врачом», - говорит потомок легендарного доктора.

Александр Кузнецов признаётся: с годами он осознал, как сильно повлиял на него дед. Фёдор Врублевский главным считал искренность, честность. Возможно, поэтому внук и выбрал не тот вуз, где бы его все знали как внука Врублевского, а тот, к которому лежала душа.

«Удивительно тёплыми были отношения между бабушкой и дедушкой, - говорит Александр. - Они познакомились в Муроме, там дед работал по распределению. Женившись, он решил, что обязан помочь жене получить образование, и именно поэтому семья отправилась в Горький - здесь был медвуз. Дед был уверен, что жена должна найти своё дело, быть востребованной. Бабушка относилась к мужу с любовью, нежностью и огромным уважением».

Важно

В 1963 году режиссёр Игорь Персидский снял фильм о концлагерях «Суровая память». Изначально в его планах не было имени Врублевского, но в Европе многие бывшие узники Дахау спрашивали режиссёра: «Вы уже встречались со Шварцдоком? С доктором Врублевским?» Так в сценарии появилось интервью с Фёдором Иустиновичем.

«Сейчас я как родственник Фёдора Врублевского оформил заявку, чтобы получить копию того фильма, - говорит Александр Кузнецов. - Знаю, что копии есть в Госфильмофонде России и в Музее антифашизма. Теперь фильм в оцифрованном виде будет и в музее нижегородского медвуза».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество