763

Политконсультанты «договорились» до идеологии

День политконсультанта в Нижнем Новгороде
День политконсультанта в Нижнем Новгороде © / Сергей Вальцов / АиФ

В Нижнем Новгороде 4 марта прошел «День политконсультанта», собравший вместе ведущих специалистов в области политического консультирования. Формат открытого микрофона позволял затронуть как публичные, так и теневые стороны профессии. Ключевой стала дискуссионная площадка «Выборы-2018: мобилизация и/или мотивация», которая по сути превратилась в поиск ответа на главный профессиональный вопрос: кто такой современный русский политтехнолог – наемник, мобилизатор или нечто большее? Мнения самых активных участников дискуссионной площадки.

Алексей Ситников – политтехнолог, основатель и Президент ICCG, Президент Национальной ассоциации социальных технологий, доктор психологических наук, доктор экономических наук, профессор. Лауреат российских и зарубежных профессиональных премий «Серебряный лучник», «Персона года», «The World Young Business Achiever и многих других.

В политике часто приходится выбирать не между хорошим и очень хорошим, а между плохим и очень плохим. Хороший политик тот, кто начинает готовиться к новым выборам на следующий день после прошедших. В таком случае ему, конечно же, необходим политический консультант. Плохих политиков - тех, кто считает, что после выборов дело сделано и ни к чему развивать свой успех - намного больше.

Большинство политтехнологов вне выборов трудится в смежных отраслях – в рекламе, медиа, бизнес-консультировании. Многие работают внутри политических и государственных структур. Работа «в штате» дает стабильность, но накладывает ограничения и уж точно не способствует развитию рынка политконсалтинга.

Хорошим драйвером развития рынка могла бы стать работа над идеологией. Рано или поздно заказ на идеологию должен возникнуть. Политтехнологи первые, кто в этом заинтересован. Формулировать и раскрывать идеологемы на конкретных примерах – вот где обширное поле деятельности, вот где рынок.

Идеология – это объяснение населению того, что происходит, на языке населения. Объяснение субъективно, и субъективность закладывается идеологическим заказчиком, который в нашей стране может быть только один. Кто создаёт и управляет смыслами, тот в итоге и выигрывает.

Для построения системной идеологии необходимы герои и антигерои. Образы, связанные с социальными архетипами. Все так же, как в период гражданской войны, где были Корчагин и Павлик Морозов, Мальчиш-Кибальчиш и Мальчиш-Плохиш. Свои персонажи для разных возрастных групп.

Кто главный российский герой? Полицейский, чиновник, налоговик или, может быть, предприниматель? Вокруг какого понятия все вертится?

У американцев, к примеру, с этим все ясно. Сколько боевиков и триллеров, где главные герои – блюстители закона. «Закон» - вот ключевое понятие, вокруг которого все вертится в Америке. Они с этим давно определились, пора определиться и нам.

Работа над идеологией – задача социальная. Политические консультанты – они же и социальные технологи, кому, как не им решать подобные задачи.

Максим Сучков – политтехнолог, трабл-шутер, лауреат Национальной премии Российской Ассоциации Политических Консультантов (РАПК).

Ничто так не сподвигает к творчеству, как заказ. Заказа на идеологию пока нет. Нет и достаточного количества заказов на социальные проекты. Зато есть устойчивый спрос на услуги по организации и сопровождению войн хозяйствующих субъектов и клановых разборок. Оттого профессия политтехнолога видится большинству населения в негативном свете.

Когда мы произносим слово идеология, то подразумеваем, прежде всего, идеологию государственную. Лично мне кажется, что идеология не может прийти просто так, ее нужно выстрадать. При этом, как точно подметил Алексей Ситников, масса политтехнологов работает в смежных средах – а там уже есть своя идеология.

Возьмем в качестве примера бизнес-среду. Каких-то 20 лет назад большинство финансово-экономических споров решалось при помощи бандитов и киллеров. Сейчас разборки происходят в судах. Нечто подобное было и в Америке. Поначалу Дикий Запад, где люди стреляли друг в друга прямо на улицах. Затем пришла эпоха юристов. У нас сейчас нечто подобное – все друг с другом судятся.

По закону жанра вслед за юристами и «законниками» на сцену выходят психоаналитики, а также учителя и наставники в самых разных своих проявлениях, от Индианы Джонса, до доктора наук Роберта Лэнгдона из «Кода да Винчи». Нечто подобное подбирается и к нам. Психологов и коучей пруд пруди.

Полагаю, что вряд ли новая русская идеология родится в недрах некого «комитета по поиску национальной идеи». Не возникнет она и после прочтения аналитических записок из «академий и институтов».

Скорее всего, идеология проникнет, словно вирус. Из сферы, соприкасающейся с государственной. Причем в такое количество умов одновременно, что игнорировать ее будет невозможно. Тренд прослеживается. Скорее всего, идеология будет как-то связана с кибернетикой и ее новыми форматами.

Вспомним большой шум по поводу хакеров. Пустячок, но знаковый. Откуда столько истерик? Политики, чиновники и прочие «хозяева мира» вдруг поняли, что их жизнь и деяния больше ни для кого не тайна. Тренд на тотальную открытость будет усиливаться с математической прогрессией.

Осознание факта, что через пару лет можно стать жертвой не заговора, не террора, а безжалостной, не знающей чувств компьютерной программы – шокирует. Выстроенная годами идеологема под названием «закон» подвергается испытанию на прочность. Лица, которые лишь изображают «закон», а не живут в соответствии с ним, становятся уязвимы.

Западная идеология будет вынуждена мутировать, адаптироваться к новой, неизбежной реальности. Ну а так как мы в России привыкли многие жизненные экзамены сдавать экстерном, то подхватив вирус, переболеем им, а затем примем в той или иной форме.

Предположение может иметь реальное воплощение еще и потому, что идеологический вирус киберправды зародился именно в России. Так где же ему еще жить, как не на родине.

И это вовсе не тот случай, когда носителей неправильной идеологии можно отправить в иммиграцию или в лагерь. Это будет физически невозможно. А как знают многие политтехнологи, неминуемость события – ключевой мотиватор для изменений.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах