Примерное время чтения: 8 минут
553

Человек и миноносец. Как Николай Баранов нижегородским губернатором был

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43. Аргументы и Факты - Нижний Новгород 25/10/2023
«Трудно представить, кто кого больше любит: Нижний – Николая Михайловича или генерал нижегородцев», – говорили о Баранове.
«Трудно представить, кто кого больше любит: Нижний – Николая Михайловича или генерал нижегородцев», – говорили о Баранове. / Максим Дмитриев / нижнийновгород.рф

Герой морского сражения, командовал пароходом «Россия», пять месяцев руководил Петербургом, отдал свою резиденцию под холерный госпиталь.

Всё это – о Николае Баранове, который управлял делами в Нижегородской губернии в конце XIX века. Он и в мирной жизни подходил к проблемам решительно и порой неоднозначно. Зато именно при Баранове в городе победили холеру, пустили трамвай и навели порядок на Нижегородской ярмарке. Каким был герой того времени – в материале nn.aif.ru.

Придумал винтовку и надзирал за революционерами

Николай Баранов родился 6 августа 1837 года в поместье Лучкино Костромской губернии в небогатой дворянской семье. Его отец и дядя служили на флоте, а бабушка была сестрой Гаврилы Невельского – участника англо-русской и Отечественной войн. Так что выбор профессии был предопределён: Баранов окончил Морской кадетский корпус, выбрав карьеру флотского офицера.

Уже в 17 лет будущий губернатор стал участником Крымской войны. А в 1856 году получил первый офицерский чин. Позже он служил в «Русском обществе пароходства и торговли», возглавлял модельную мастерскую Петербургского порта, а с 1866 года – Морской музей.

Николай Михайлович был очень деятельным человеком. На его счету – работы по углублению Кронштадтской гавани и изобретение однозарядной винтовки образца 1869 года, переделанной под металлический унитарный патрон по системе Альбини. Эта винтовка была принята в русском флоте, всего было выпущено 10 тыс. штук.

А накануне Русско-турецкой войны 1877-1878 годов Баранов предложил вооружить быстроходные коммерческие суда и использовать их для нападений на морские коммуникации противника, так он получил под своё командование пароход «Веста».

«Веста» выдержала неравный бой с турецким броненосцем «Фехти-Булен». Впоследствии, командуя пароходом «Россия», Баранов захватил турецкий транспорт «Мерсина» с многочисленным вражеским десантом. Тогда Николай Михайлович получил всероссийскую известность: его портреты печатали на спичечных коробках и марках.

Однако потом последовал конфликт с Морским министерством, в том числе из-за недоплаченных денег за захват «Мерсины». В декабре 1879 года Баранова отправили в отставку. Однако уже в следующем году капитана 1-го ранга помиловали и перевели в полицию «с переименованием в полковника». Да не просто так – отправили за границу для организации надзора за русскими революционерами.

В начале 1881 года Николай Михайлович был назначен исполняющим должность губернатора Ковенской губернии. А после убийства императора Александра II он пять месяцев находился на посту петербургского градоначальника и занимался борьбой с террором «Народной воли». В итоге пять главных террористов были публично казнены на Семёновском плацу, остальные получили различные сроки заключения.

Борьба с холерой под угрозой виселицы

Год Баранов был архангельским губернатором, в середине 1882 года был назначен уже нижегородским губернатором. Вступая в должность, Баранов объявил, что будет вести приёмы по экстренным делам в любое время суток, и у него всегда было много посетителей.

С самого начала Баранову пришлось решать серьёзные проблемы – из-за неурожая 1891 года был голод, нужно было спасать губернию. А в 1892 году Нижний Новгород накрыла холерная эпидемия – её занесли бурлаки, которые шли из Астрахани. На носу открытие ярмарки, допустить панику и закрытия торжища никак нельзя! Губернатор порой спал всего по два часа в день, отдавая все силы на борьбу с заразой.

Он самолично проверял условия на заводах и в мастерских. Для больных на Волге организовал холерный госпиталь. Правда, настоящего лекарства от холеры тогда не было, поэтому лечили её ромом, коньяком, а к ступням прикладывали бутылки с горячей водой. Всю одежду больных, попавших в холерный госпиталь, уничтожали, выздоровевшим выдавали новую. В городе даже появились симулянты, которые отправлялись в госпиталь ради новых штанов и рубахи! Когда в больницах закончились места, Баранов отдал под холерный госпиталь свою резиденцию.

Чтобы люди не пили сырую воду из рек, как это было обычно, по распоряжению губернатора в городе поставили баки с кипячёной водой. Привлекали к ним народ хитрым способом – воду смешивали с красным вином, его по просьбе Баранова пожертвовали виноторговцы.

Чтобы предотвратить беспорядки (а они наблюдались в других поволжских городах), Баранов издал приказ о жёстком пресечении всякого бунта: обещал повесить без суда и следствия первого, кого увидит в толпе.

Губернатор боролся и с ложными слухами, связанными с холерой. Однажды крестьянин Лукьянычев в гостинице начал рассказывать выдумки о порядках в холерном госпитале, так Баранов реально отправил туда Лукьянчева на пять дней, чтобы тот лично убедился, как ведут уход за больными.

После таких решительных мер к осени 1892 года холера затихла.

Писатель Владимир Короленко утверждал: «Это был человек интересный во многих отношениях, фигура яркая, колоритная, выделявшаяся на тусклом фоне бюрократических бездарностей». Правда, Короленко подчёркивал противоречивость решений Баранова: если в первую волну холеры он «развивает необыкновенную деятельность, отдаёт под холерных больных «дворец», призывает полную гласность…», то на следующий год, когда масштаб вспышки заболевания был меньше, «принимает систему замалчивания, помещает первых заболевших в общую больницу, преследует сообщения печати о холере, врачам грозит высылкой и вызывает почти паническое бегство с ярмарки. Умён и работяга. Капельку бы совести – и совсем бы хорошо».

Пуля «на два пальца» от груди?

Баранов был не лишён тщеславия и сотрудничал с журналистами. Он стремился как можно чаще попадать в печать – через газеты доводил до населения нужную информацию и при этом формировал нужный ему имидж. Например, приглашал корреспондентов на экзекуции, когда самолично сёк «смутьянов».

Баранов и сам периодически печатался, не подписываясь, в местных газетах, и эти статьи не оставались незамеченными нижегородцами.

Громкое уголовное дело было связано с покушением на жизнь «отца губернии». 21 августа 1890 года стало известно, что на приём к губернатору пришёл некий Владимиров. Он выстрелил в чиновника, но промахнулся.

«Пуля пролетела на «два пальца» от груди его превосходительства, которым «злодей» был затем обезоружен. Таковы были первые известия, распространившиеся по городу и на ярмарке; весьма понятно, что город и ярмарка кинулись с поздравлениями, – позже описал этот случай Владимир Короленко. – Поздравлять, пожалуй, было с чем, так как в это время карьера блестящего генерала попала… «в полосу мёртвого штиля». Губернаторствовал он уже около десяти лет и, казалось, надолго застрял в нижегородской гавани. Между тем – выстрел, покушение, опасность. В те времена это не было ещё так «обыкновенно», как в наши дни, и потому обращало внимание всей России (а также, конечно, высших сфер).

Между тем позже начальник жандармского округа генерал Познанский сообщил своим знакомым по секрету, что никакого выстрела не было, всё ограничилось потасовкой, в которой побеждал молодой человек, пока их не разняли.

Трамвай и электричество для города

При генерал-губернаторе Баранове на территории знаменитой Нижегородской ярмарки провели электрическое освещение, появилось новое здание Главного ярмарочного дома, а в городе проложили трамвайные пути.

При Николае Баранове в Нижнем Новгороде проложили первые трамвайные пути.
При Николае Баранове в Нижнем Новгороде проложили первые трамвайные пути. Фото: МРСК Центра и Приволжья/ Максим Дмитриев

Да и ярмарочная жизнь при Николае Михайловиче стала гораздо спокойнее. «Благодаря его особой энергии, на ярмарке значительно сократились преступления и установился порядок... По его инициативе было испрошено разрешение на увеличение штата полиции во время ярмарки, с присылкой лучших полицейских из Петербурга и Москвы», – писал купец и общественный деятель Н. А. Варенцов.

«Человек с железной волей в вопросах, которым он придавал государственное значение, Баранов в частной жизни был мягким и на редкость добрым человеком. Весь в долгах, закладывая собственные вещи, он помогал не только знакомым, но ещё чаще своим подчинённым», – писали о Николае Михайловиче.

По словам А. В. Амфитеатрова, когда Баранова в 1897 году назначили членом первого департамента Сената и таким образом отдалили от его «вотчины» в Нижнем Новгороде, оказалось, что у бывшего губернатора практически нет средств к существованию.

Баранов умер 12 августа 1901 года в 64 года. Похоронен в Санкт-Петербурге, но могила его утрачена. В память о бывшем нижегородском губернаторе в 1907 году был спущен на воду миноносец «Капитан-лейтенант Баранов».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно