Примерное время чтения: 7 минут
61

Саксофон - изгиб судьбы

В незабываемые и переломные для советской эпохи дни VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов в июле 1957 года на улицах Москвы и других городов собирались толпы людей, о чем-то спорили. Многое и многое было впервые.

Импрессионисты, джаз, абстракционизм, все буржуазное искусство, что до фестиваля было под запретом, оказалось новым ярким и интересным миром, достойно занимающим место в культуре цивилизации.

Между тем, то, что для советских комсомольцев было открытием, для другой группы молодежи было фактом, подтверждающим их знания и выводы. Алексей Козлов был среди той молодежи, которая стремилась знать и видеть больше, чем преподносила советская официальная пресса. «Я уже был к тому времени таким настоящим диссидентом. То есть я не верил газете «Правда», над Хрущевым мы издевались, анекдоты рассказывали, многое узнали о событиях, в Венгрии, к примеру…».

Поэтому для таких, как Алексей, фестиваль стал в чем-то стартовой площадкой. Впервые приподнятый «железный занавес» первым делом впустил в страну джаз. Студент Алексей Козлов рискует создать джазовый коллектив и открыто играет на саксофоне, инструменте, который с 1948 г. находился почти под официальным запретом. Не лишенные авантюризма «стиляги» сумели так влиться в коллектив иностранных коллег на джазовом конкурсе Всемирного фестиваля, что остались незамеченными для всевидящего ока КГБ. Учились «играючи». И сильно рискуя.

Газета «Советская культура» «по-доброму» откликнулась на успех молодых советских джазменов: «...Пагубный пример утери самостоятельности являет собой молодежный эстрадный оркестр. Мы с отвращением наблюдаем за длинноволосыми стилягами в утрированно узких брюках и экстравагантных пиджаках».

В 1961 году при участии Алексея Козлова в СССР создано первое джазовое кафе «Молодежное». В 1962 году этот квинтет впервые представлял советский джаз на зарубежном фестивале «Джаз-джембори» в Варшаве.

Старые связи

- В преддверии Нового года мы всё-таки решили приехать в Нижний Новгород, - рассказывает Алексей Козлов, - город, в котором «Арсенал» провёл огромное количество времени и который я очень люблю. Раньше мы приезжали по два раза в год, чего не бывало в других городах.

И вообще я считаю, что Горький всегда был джазовым городом. Здесь был организован один из первых джазовых клубов и первые провинциальные фестивали начались именно здесь.

Я бывал здесь на джазовых фестивалях как руководитель своего квартета, а потом уже как член жюри. У меня старые связи с джазовой жизнью Горького (улыбается). А в этот раз был еще один замечательный повод приехать – этот год для «Арсенала» является юбилейным. 35 лет назад 12 ноября состоялась первая репетиция ансамбля.

Успешное предприятие

- В связи с кризисом появился модный язык – успешное предприятие или не успешное. Могу смело сказать, - продолжил джазмен, – «Арсенал» является успешным предприятием, поскольку мы выдержали давление от КГБ, от советских властей, нас запрещали, мы пережили несколько финансовых кризисов и всё равно выжили. Сегодняшний состав ансамбля уже восьмой по счёту. Сейчас в составе коллектива играют высокопрофессиональные музыканты – бас-гитарист и аранжировщик Евгений Шариков, пианист, также владеющий синтезатором, Дмитрий Илугдин и ударник Юрий Семёнов. Этот состав самый продолжительный. Мы работаем вместе больше десяти лет.

Саксофон – идеологическое оружие

- Становление российского профессионального джаза связано с именем Юрия Саульского. Он ушел из жизни пять лет назад. Его роль в судьбе «Арсенала» трудно переоценить. Если бы не он, то «Арсенал» никогда бы не вышел из глухого подполья и не стал бы официальным коллективом. Именно Саульский возглавил тогда комиссию эстрадной инструментальной и джазовой музыки при московском отделении союза композиторов.

Эта комиссия просматривала «Арсенал» для того, чтобы решить - разрешить ему работать или нет. Саульский сумел объединить лучшие джазовые силы Москвы и поддержать разнообразные концертные и студийные проекты, принял в союз композиторов массу известных джазменов. Ему давалось это с большим трудом, поскольку никто из нас не имел не просто композиторского образования, а вообще музыкального. Все мы были самоучки, так как в сталинские времена саксофон считался идеологическим оружием. Когда Юрий Саульский ушел из жизни, я написал пьесу «Старшему другу».

Баронесса джаза

- Джазменов, особенно чернокожих, особенно революционеров, всё время преследовали гонения. И если бы не деятельность одной девушки, которая всячески помогала этим несчастным, то мы бы не услышали очень многих записей. Это была одна из известных английских баронесс из семьи миллиардеров Морганов. Она увлеклась джазом, еще учась во Франции. Попав в Нью-Йорк после войны, она стала спонсором очень многих известных музыкантов.

Профанки

- Одну из своих песен я посвятил молодым музыковедам женского пола, которые берутся писать про джаз и джаз-рок и выясняется, что ничего не понимают в этом. Они часто приравнивают «фанк» к рок-музыке только потому, что там играют на электронике.

Честно говоря, такое полное незнание свойственно не только музыкальным критикам. Нынешний «Арсенал» открыт самым разным музыкальным направлениям, но придерживаемся основного стилистического стержня – «фанки-фьюжн», а нас почему-то всегда относили к рок-музыке. Именно таким леди я и посвятил пьесу, которая называется «Профанки».

Счастливчики судьбы

- В нашем новом альбоме есть пьеса, которая называется «От судьбы не уйдешь». В словарном запасе всех народов в разных вариантах есть эта фраза. Всегда считается, что судьба – это когда случается что-то нехорошее с человеком. На самом деле судьба может быть очень хорошей, и есть такие люди, которых называют счастливчиками – это тоже судьба. И надо относиться ко всем явлениям, которые с вами происходят, как к чему-то действительно запрограммированному до вашего рождения. Вы рождаетесь уже со своей судьбой. Но своей жизнью можете менять эту судьбу, чтобы в следующей жизни с вами ничего неприятного и ненужного уже не происходило.

Смотрите также:

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно