aif.ru counter
61

Артемий Троицкий: «Девочки-ягодки сменили Бутусова и Гребенщикова»

Получилось так, что он стал ее крестным отцом (читайте в новом номере «АиФ-НН» № 12).

Время фабричных уродцев

- Как вы оцениваете ситуацию в современной музыке?

- Наша поп-музыка такая ужасная, артисты такие бездарные, продюсеры такие циничные. Почему всё так плохо? Ответ простой: все эти димы биланы и хороши для продюсеров тем, что это абсолютно бессловесные существа, у которых нет своего мнения и размышлений: «Нравится мне эта песня или нет?» Продюсер сказал: «Пой», и «звезда» поёт послушно. И никто не парится. Это называется «русская попса», которая занимает большую часть эфирного времени на радио и телевидении, осваивая спонсорские деньги. А такие группы, как «Замша», на самом деле слишком хороши для нашей тухлой эстрады, ведь собрались талантливые люди, которые хотят, чтоб всё было по-честному. А то сейчас любят для красивых девушек покупать у разных графоманов песни по 500 долларов. Слава богу, «Замша» - более тонкая, искренняя и творческая. Такие коллективы и должны спасти ситуацию. Это и есть качественная популярная музыка.

- И как же выбиться молодым талантливым музыкантам, если нет больших спонсорских вложений?

- Ситуация в нашей музыке стала ещё хуже, чем была. Сейчас она безнадёжна и беспросветна и наглухо забетонирована. С другой стороны, появились какие-то альтернативы.

Во-первых, это Интернет, который даёт всем нашим музыкантам возможности глобального масштаба. Кстати, в Нижнем Новгороде есть два электронных проекта, которые абсолютно неизвестны в России, зато их знают в Англии, Германии, США. По-моему, это вполне достойный путь. И если публика их не знает, то это её проблема. Она же привыкла быть нелюбопытной, хавать то, чем её пичкают, и не стремится в силу своей лености копать какие-то более глубокие музыкальные пласты. 

Во-вторых, это концертная деятельность, которая становится всё более насыщенной и интенсивной и которая ну никак не зависит от цензуры и формата радиостанций и телеканалов. Поэтому я бы посоветовал группам, которым западло включаться в гонку наших фабричных уродов и уродцев, заниматься звукозаписью и живой концертной деятельностью.

 

«Скованные одной цепью» знали даже дошкольники

- А как же можно завоевать вкусы публики?

- Повлиять на вкусы массовой аудитории можно. Это должен быть великий талант, который рождает волну цунами. Таков был путь «Биттлз», Высоцкого, многих московских и питерских групп начала 80-х, которые стали кумирами миллионов, минуя пиар СМИ. К сожалению, последнее время таких талантов я не наблюдаю. Не думаю, что их вообще нет – в смысле, измельчал род человеческий. Просто талантливые люди всё меньше интереса проявляют к музыке – они видят, какое это болото, фабричный конвейер. Я считаю телевидение главным врагом музыки, культуры и человека. Кроме того, что за ним стоят операторы и журналисты, которые кормят таким образом свои семьи, больше ничего хорошего ТВ не даёт.

Я довольно часто рассказываю одну историю – она есть в моей книге, её знают мои студенты в университете. В России конца 80-х годов с такой же интенсивностью, как сейчас крутят Жасмин и других девочек-ягодок, крутили «Аквариум», «Кино», «Наутилус Помпилиус». Я помню, как шёл по Ломоносовскому проспекту возле Московского нового цирка и увидел, как воспитательница вела на спектакль дошкольников, которые шли парами и пели «Скованные одной цепью». Вот такая популярность!

Рок интересен только выпивкой с ветеранами

- Есть ли сейчас исполнители или группы, которых бы вы отнесли к качественной музыке?

- К примеру, качественную популярную музыку играла Земфира Рамазанова в первом и отчасти втором своих альбомах. Качеством и содержательностью текстов отличается «Замша». Более консервативная, но тоже неплохая поп-музыка – это творчество Агутина, Меладзе, Свиридовой, Ветлицкой. Качеством всегда отличалась Жанна Агузарова.

- А как с роком у вас обстоят дела?

- Современные рок-группы, которые мне интересны, – «Ленинград» и «Мумий Тролль». Но боюсь, что скоро не останется ни одной. Больше никого не выделяю. Правда, всегда отдаю должное и выражаю респект и Гребенщикову, и Макаревичу, и Шевчуку, и Сане Скляру, и Максу Покровскому, и ещё некоторому количеству граждан. Но всё это люди ветеранские, для меня они профессионального интереса не представляют. Мне с ними гораздо приятнее выпивать и закусывать, нежели слушать их последние пластинки. Я себе хорошо представляю, что эти несомненно талантливые ребята могут сделать сейчас, на что они способны.

Диалектика женского

- Как вы оцениваете будущее женской музыки в нашей стране?

- Есть у нас хорошие артисты прекрасного пола. Это Сурганова, Арбенина, Butch, Инна Желанная. «Замшу» я бы не относил к женской лирике – здесь женственная солистка, но музыка написана мужчиной. Это очень жесткая мужская история. Здесь интересна диалектика слияния женской хрупкости и чувственности и мужской агрессии и иронии. Никто не писал о Бйорк как о носительнице женской линии. Имеются дамские романы и дамская поэзия, а есть Анна Ахматова и Марина Цветаева, Джейн Остин и «Овод» Войнич. Это универсальные сильные вещи, хотя и написанные женщинами. Такое в России способна была сделать и сделала на единственном своём альбоме Жанна Агузарова.

 

Наталья Халезова

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах