2695

Автомат в руках у солдата с диагнозом «задержка психического развития» - это ненормально

Фото Эльфии Гариповой

Корреспондент АиФ-НН.ру Эльфия Гарипова узнала, что если даже самый тяжелый диагноз призывника не убеждает медицинскую комиссию, нужно обратиться за помощью в комитет солдатских матерей.

Не всех призывают в армию законно

Конец марта, а на улице нет ни единой приметы весны. Кроме, пожалуй, одной: скоро начинается весенний призыв в армию, и молодые нижегородцы начинают получать повестки. А в Нижегородский областной комитет солдатских матерей потянулись призывники, мамы и жены будущих солдат, которые могут быть призваны вопреки тому, что состояние здоровья не позволяет им служить. В двух комнатах офиса комитета все столы и шкафы завалены документами. Постоянно слышны звуки копировального аппарата: снимаются копии с медицинских и других документов, подтверждающих негодность к службе.

Фото Эльфии Гариповой

Председатель Нижегородского областного комитета солдатских матерей Наталья Жукова, женщина средних лет с благородной сединой, изучает документы очередного случая. Работы много.

«Недавно на пресс-конференции по призыву было озвучено, что в прошлом году только 8 человек из Нижегородской области были незаконно призваны в ряды армии и были комиссованы по заболеванию, - рассказывает Жукова. Практика нашей работы показывает, что таких незаконно призванных на военную службу ребят на самом деле гораздо больше». Причин несовпадения официальных цифр с выводами комитета несколько.

Во-первых, не все незаконно призванные солдаты обращаются с жалобами к военным медикам; во-вторых, официальная статистика учитывает только тех, кто уволен по здоровью в течение первых трех месяцев службы, а на самом деле многие незаконно призванные солдаты бывают уволены через полгода и больше; в-третьих, статистика учитывает только те случаи, когда в свидетельстве о болезни указана причинно-следственная связь заболевания и военной службы в формулировке «общее заболевание», которая говорит, что солдат имел данное заболевание до призыва.

Однако военные врачи не всегда пишут «Общее заболевание». Часто ими движут вроде бы добрые намерения, формулировка «заболевание получено при прохождении военной службы» предполагает получение страховых выплат в соответствии с законодательством.

Но мало кто знает, что формулировка «общее заболевание» в свидетельстве о болезни комиссованного солдата дает ему право на обращение в суд с иском к военному комиссариату о возмещении материального и морального вреда в размере не меньше страховых выплат. Начальник военно-врачебной комиссии областного военного комиссариата объясняет отправку в армию больных призывников тем, что те сами очень хотят служить и скрывают свои диагнозы. Но по закону военкомат обязан запрашивать сведения из всевозможных закрытых медицинских и социальных учреждений о тех юношах, которые состоят там на учете. Можно скрыть плоскостопие или не предоставить документы о язвенной болезни, но как же такое случается, что последние годы призывают так много людей с психическими отклонениями?

Фото Эльфии Гариповой

 Братья-близнецы высшей категории

Перед столом Жуковой сидит расстроенная женщина в вязаной шапке, по речи понятно, что из области. Нина Ц. приехала в комитет солдатских матерей из арзамасской глубинки уже не в первый раз. Она мать двоих сыновей-близнецов, Сергея и Александра. Сергей был призван в армию в ноябре прошлого года. Его брат призыву в осеннюю кампанию не подлежал, поскольку в то время у него еще не истек срок условной судимости. У близнецов с рождения выявлено органическое поражение центральной нервной системы, задержка психического развития, снижение интеллекта.

«Они родились у меня недоношенными, - рассказывает мать близнецов. – Сама я на пенсии по инвалидности, вырастила их практически одна: отец-алкоголик умер от туберкулеза, когда дети были маленькими». Братья ходили в сельскую школу, вели себя хорошо. Вот только учителя часто вызывали маму по поводу их успеваемости: близнецы программу совершенно не усваивали. Ребята не научились даже толком читать, с трудом закончили шесть классов, да и то с натяжкой.

Фото Эльфии Гариповой

 «Я пыталась объяснить все это в военкомате, - расказывает Нина Ц.- плакала, убеждала, что Сергей не сможет служить, но в Арзамасском районном отделении Нижегородского комиссариата мне сказали: «Все равно пойдет в армию!» Удивительно, но Сергей успешно прошел призывную врачебную комиссию, которую не смутил красоноречивый медицинский диагноз парня.

«Обратите внимание на вердикт врачей, осматривавших Сергея, - говорит Наталья Жукова. – Он гласит : «Годен к службе с категогорией годности А». Высшая категория! И ведь это может быть даже спецназ, морская пехота, ВДВ и все, что угодно. Вы представляете себе мальчика со снижением интеллекта в таких войсках?»

Конечно, мать пыталась объяснить ситуацию призывной комиссии, но ее не стали даже слушать. Сергея все-таки призвали, он стал служить под Коломной. То, что парень вообще не подлежал призыву, обнаружилось, когда он заболел впневмонией и долго лежал в госпитале. Обеспокоенная мать начала хлопотать о надлежащем медицинском уходе за сыном и обратилась в комитет солдатских матерей.

Фото Эльфии Гариповой

 «Если бы Нина Ц. не пришла к нам с этим вопросом, - рассказывает Жукова, - то Сергей так и дослуживал бы до конца в рядах армии с таким диагнозом, совершенно не ориентируясь в окружающей обстановке».

- Наталья, а Сергею, пока он служил, оружие доверяли?

- А как же! За ним даже должен был быть закреплен автомат. Он с ним присягу принимал, да и наверняка участвовал в каких-то учебных стрельбах. Как можно доверить оружие человеку с таким диагнозом?! Я не виню командиров Сергея, они просто не знали об этом. А случись что, отвечать пришлось бы им».

И ведь нестандартные ситуации порой присходят с людьми с более крепкой психикой. Например, в 1998 году двое нижегородских парней погибли на подлодке Северного флота. Они и еще шестеро были расстреляны сослуживцем. Посмертная психолого-психиатрическая экспертиза показала, что у матроса-убийцы не было проблем с психикой. Тяготы военной службы может выдержать далеко не каждый, и уж тем более люди, у которых есть медицинские противопоказания. И кто теперь ответит перед родителями погибших мальчиков? К сожалению, о подобных случаях в армии мы слышим ежегодно.

Только благодаря вмешательству комитета солдатских матерей, который обратился к начальнику медицинской службы округа, Сергея Ц. положили в психоневрологическое отделение госпиталя и затем комиссовали. Хотя этой ситуации вовсе могло бы не быть: ведь у призывника в его амбулаторной карточке все подробно описано, диагноз давно выставлен и не оставляет сомнений.

«Посадим в тюрьму как уклониста»

Вообще ситуация с медицинским обследованием призывников складывается более чем странная. Ведь в 16 лет всех молодых людей ставят на учет, выдают им приписное удостоверение и должны их тщательно обследовать. А c 14 лет они вообще должны проходить ежегодную диспасеризацию. А раз так, то ко времени призыва у каждого юноши уже должно быть накоплено солидное медицинское досье, в котором отражено состояние его здоровья. Однако на практике порой получается, что призывную комиссию такие нюансы мало интересуют. Теперь брата Сергея Ц. -Александра, у которого точно такой же диагноз, по истечении судимости хотят забрать в армию.

Фото Эльфии Гариповой

 «Участковый пугает: «Посадим в тюрьму его», - переживает мать призывника. – И в сельсовете тоже так говорят, что он не больной, а уклонист».

«Конечно, мы приложим все усилия, чтобы Саша Ц. Не был призван и не оказался обузой для нашей армии, -говорит Наталья Жукова. – Нас иногда обвиняют в том, что якобы мы «разваливаем армию», «не даем выполнить план по призыву». А комитет солдатских матерей как раз стоит на страже обороноспособности нашей страны».

В словах Жуковой есть резон: ведь если не пускать больных детей в армию, тем самым сберегается армейский бюджет, из которого оплачивается отправка призывника, обмундирование, питание, денежное довольствие, многочисленные медицинские освидетельствования, койко-место в госпитале, комиссование, отправка домой и страховка. Чем меньше больных людей попадет в армию, тем больше шансов, что в ней больше будет служить контрактников на профессиональной основе.

У военных сразу же начинаются возражения: ведь им нужно выполнять план по призыву. Да, план есть, выполнять его надо. Но танцевать, наверное, нужно не от следствия, а от причины, почему этот план становится неподъемным. А он становится таким, потому что в его подготовке используются устаревшие еще советские методики подсчета мобилизационного ресурса. Считают, сколько мальчиков в таком-то призывном году родилось в Нижегородской области, затем производят из этого числа вычет: естественная убыль умерших во до 18 лет мальчиков, инвалиды, студенты, которым предоставляется отсрочка от призыва. Оставшийся баланс и преподносится как плановый. И цифры эти, по мнению Жуковой, как правило, завышенные.

Фото Эльфии Гариповой

 С тех времен, когда использовались эти методики подсчета мобилизационного ресурса, произошли большие изменения в обществе: состояние здоровья призывников ухудшилось в связи с социальными потрясениями в обществе, преступность среди несовершеннолетних по сравнению с советскими временами тоже выросла, больше молодежи стало поступать в высшие учебные заведения, поскольку появилась возможность платного образования. Вот и получаются расхождения между завышенным планом и реальных количеством будущих призывников.

Cпецназовцы с горбом

«В армии недокомплект, поэтому цепляются за больных, - считает Наталья Жукова. - Солдат не хватает, потому что некого призывать. А некого призывать, потому что сейчас сказываются последствия демографической ямы 90-х и то, что в связи с ухудшившимися медицинским обсуживанием населения стало больше больных. Дети рождения перестроечных 90-х годов и хуже обследовались, и питались неважно, и многие были педагогически и физически запущены, потому что родители занимались поисками работы в новых социальных условиях».

По словам Жуковой, не последнюю роль в срывах плана по призыву играет тот факт, что тех молодых людей, которые действительно годны к службе, нередко за взятку «отмазывают» в военкоматах. Например, в прошлом году были задержаны четверо сотрудников Сормовского и Городецкого военкоматов по подозрению во взимании взяток. Поэтому недобор солдат стараются закрыть за счет больных ребят.

Фото Эльфии Гариповой

 Примеры, приведенные Жуковой, поражают. Молодой человек с плоскостопием 3-й степени, практически с категорией «не годен», получает высшую категорию «А», то есть годен в любые войска. Или парень со сколиозом тоже 3-й степени получает ту же высшую категорию. Получается абсурдная ситуация, что молодой человек чуть ли не с горбом якобы способен служить в спецназе.

«Между тем из погранвойск, которые перешли на контрактную форму службы, к нам обращений нет, - рассказывает Наталья Жукова. – Это говорит о том, что погранвойска набирают здоровый контингент контрактников, которые чувствуют себя достойно и понимают зачем они служат. Сейчас обороноспособность страны зависит большей частью от высокотехнологичного оружия и специалистов способных его обслуживать, а не от больных 18-летних мальчишек, да еще таких, как уже известные нам арзамасские братья-близнецы».

В весеннюю кампанию предполагается набрать по Нижегородской области около 3500 призывников. А вызывают на мероприятия, связанные с призывом, обычно в десять раз больше людей. Комитет солдатских матерей, который состоит из трех человек, просто физически не в состоянии посадить своего человека в каждом отделении военного комиссариата. Но это не значит, что он не способен влиять на ситуацию: если случается несправедливость, и больной молодой человек оказывается незаконно призванным, Комитет солдатских матерей непременно встанет на его защиту.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Выбор профессии 2021
Самое интересное в регионах