18073

Горьковское «чай». Что происходит с современным нижегородским говором?

Эльфия Гарипова / АиФ-Нижний Новгород

Что прежде всего замечают в нижегородской речи приезжие? Особенности волжского округлого говорка или, может быть, какие-то особые местные словечки? Окающий говор в Нижнем Новгороде почти канул в небытие: практически всех детей сейчас «воспитывает» телевизор. В обыденной речи нижегородцы придерживаются московской традиции: ведь недаром «Нижний – Москве сосед ближний». Гостям столицы не придется перестраиваться с «бордюра» на «поребрик» или с «подъезда» на «парадное», как в Питере. Но кое-что приезжему человеку может показаться в Нижнем Новгороде необычным.

Нижегородчина - край, где в речи еще сохраняются свои особенности. Фото: АиФ-Нижний Новгород / Эльфия Гарипова

Моя твоя не понимайт

Случайно услышала разговор на утренней нижегородской улице: москвич, гость Нижнего,  договаривается с местным приятелем о том, где провести свободное время в городе, и получает ответ:

- Ты не ромади пока, чай, успеем еще. Сначала отнесу часы к шабру в мастерскую уделать, потом надо в магазине куртку купить, а то хожу, как одяжка. А вот вечером поблондим по Покровке.

- Что-что?!

Казалось бы, все понятно. Ан нет, пришлось объяснять приятелю, что имелось в виду. Что переживать не стоит: никто не хочет перекрасить гостя в блондинку на Большой Покровской: блондить - означает  всего-навсего «бродить без дела, околачиваться, шататься», то есть его позовут прогуляться просто так по главной пешеходной  улице города.

Лучше всего местными словечками владеют пожилые женщины. Фото: АиФ-Нижний Новгород / Эльфия Гарипова

А если вы, например, вдруг уронили часы на асфальт и запричитали, то можете услышать в ответ от нижегородца: «Не ромади! Отнесем в мастерскую, их там уделают». Это означает, что не шуметь и галдеть надо, а отдать часы в ремонт. Несведущего может поставить в тупик фраза, обычно высказанная с укоризной о ком-то: «Он вечно ходит, как одяжка». А означает она всего-навсего, что человек одевается неаккуратно, неопрятно и напоминает своим видом одяжку, то есть человека  опустившегося или, в современных реалиях, бомжеватого.  

Родное горьковское «чай»

Приезжий быстро замечает, что нижегородцы – страстные «чаелюбы». Не в том смысле, что большие любители чайного напитка (хотя и это тоже). Среди городской речи часто упоминается словечко чай. Так местные говорят, когда  эмоционально подчеркивают в своих словах надежду, чаяния на что-то, по сути заменяя  усилительную частицу «же». Сравните: «Ты, наверное, завтра приедешь?» и «Ты, чай,  завтра приедешь?» В первом случае трудно угадать настроение говорящего, зато частица «чай» выдает скрытое ожидание, что говорящий ждет - не дождется вашего визита. Приятно же, правда?

Когда-то горьковчан-нижегородцев поддразнивали поговоркой «Чай примечай, куда чайки летят». А они не только не обижались, а еще и гордились этим. Даже песню сочинили на стихи горьковcкого поэта Бориса Пильника, которая так и называется – «Чай» и любима в народе:
Много я бродил по свету, и бывало иногда:
Друга нет и денег нету, словом – сущая беда.
И тоска, и сердце ноет, но услышишь невзначай
Наше волжское, родное, наше горьковское «чай».
- Ты откуда? – Чай, соседи, чай, шабры да земляки.
Чай, и мы оттуда едем - с Волги – матушки реки.
И спокойно с этим «чаем» - хоть весь мир бы кверху дном!
Мы нигде не подкачаем, мы нигде не пропадем.

Так, по «чаю» нижегородские «шабры» и узнают друг друга. «Шабры» звучит почти, как белорусские «сябры», и означает то же самое. Сейчас услышать, как сосед соседа называет шабром,  доводится редко.

Сколько названий у вруна?

«Слова рождаются, какое-то время живут и уходят так же, как люди. Поэтому их надо беречь и сохранить для будущего», - считает доцент кафедры истории русского языка и славянского языкознания госуниверситета Елизавета Колтунова, одна из создателей «Диалектного словаря Нижегородской области».

«Нижегородский край – это уникальный регион, давший сплав русских, финно-угорских и тюрких народов, - рассказывает филолог. - С самой древности их наречия взаимно влияли друг на друга. Например, названия почти всех рек в Нижегородской области звучат по финно-угорски: Линда, Люнда, Везлома, Ветлуга, Кудьма. Это не удивительно, поскольку на территории области издревле живут представители этой языковой группы: на юге две народности, эрзя и мокша, объединяемые общим этнонимом «мордва», а на севере компактно проживают марийцы. Влияли на нижегородский диалект и нижегородские татары-мишари, и чуваши. Добавляли своеобразия в местную речь потомки новгородцев и белорусов, которых ссылали на Нижегородчину на «низовые земли» в XVI - XIX веках».

Народные традиции и речь еще живы. Фото: АиФ-Нижний Новгород / Эльфия Гарипова

Такое национальное разнообразие не могло не обогатить словарный запас нижегородского диалекта. Знаете ли вы, что в зависимости от места проживания болтуна называют по-разному? Несдержанного на язык человека в Арзамасском и Богородском районах  называют бармой, а в Воротынском  он уже бахорей, в Павловском - барей. Получается, что предки всех Барминых и Бахоревых были весьма разговорчивыми людьми. У вруна еще больше названий: в области его называют бесом, губошлепом, баткой, обдалой, брязгой, востёром, долгоязычником, отлётом.
По словам Елизаветы Колтуновой, местный диалект чаще всего встречается в сельской местности, а лучшими хранителями языка стали пожилые деревенские женщины. Они, как правило, всю жизнь жили на одном месте и вобрали в себя всю лексику, которая каждый день употреблялась в повседневной речи.

Почему беркут не летает

Углубляясь в диалекты родного края, можно что-то понять и заново открыть из своего прошлого. Помнится, в детстве, соседка часто поругивала своего непутевого мужа разными словами, среди которых запомнилось звучное аля-улю. Ребенком казалось, что таким симпатичным словом можно назвать, например, плюшевого медвежонка или игрушечного зайчонка.

«Ваша соседка, скорее всего, родом из Большеболдинского района, - смеется Елизавета Колтунова, - ведь именно там, в пушкинских местах,  словом «аля-улю», которое вас  пленило в детстве, называют... местный самогон. Видимо, муж этой женщины просто был любителем выпить».

Молодежь чаще разговаривает на «олбанском» языке и не понимает местного говора. Фото: АиФ-Нижний Новгород / Эльфия Гарипова

Не всегда легко разобраться и со словами, значение которых кажется ясным и однозначным. Знаете ли вы, что беркут по-дальнеконстантиновски совершенно не приспособлен для полетов, потому что так называют ... плетеную корзину? А вот в Навашинском районе беркуть уже способен передвигаться по земле, потому что там так называют барсука.

Не спешите радоваться, если в Выксунском районе вас назовут бесценным: там это слово употребляется  в значении «бесполезный». А если в Починках вас пошлют в богадельню, не обижайтесь на собеседника: он всего лишь просит вас зайти в ... «сарай с инструментами».

Какие-то местные словечки можно услышать каждый день, какие-то – только из уст стариков или селян. Городская речь унифицируется, местные словечки часто уходят в разряд просторечных. Жаль, ведь именно местные слова и речевые обороты - вкусные, сочные - делают русскую речь особенно выразительной.

Смотрите также:

Оставить комментарий (12)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах