60

Актёр и режиссёр Фёдор Бондарчук: «От усов дико устал»

- Конечно, можно было бы сделать и накладные усы, но с настоящими легче входить в образ. Я должен был к ним привыкнуть, а это оказалось весьма непросто. Эти усы тянут тебя к полу. Не говоря уже о том, что в современном мире жить с такими усами - это постоянно подвергаться насмешкам. В статьях, по­свящённых премьере картины «Шпион», журналисты писали не о фильме, а о том, что я сбрил усы! Это же совершенное безумие! С этими усами я на себя не мог в зеркало смотреть. Но, как только надевал костюм Октябрьского, всё само по себе начинало складываться, взгляд становился другим. Я когда с Акуниным беседовал, он мне сказал: «Я вам ничего не буду советовать, потому что вы сами придумаете, как играть Октябрьского. Единственное, что для меня важно: биография этого человека должна читаться в его глазах…»

- Это получилось?

- Надеюсь... Мне кажется, Акунин моим Октябрьским доволен. Он мне сказал такие хорошие слова, они дорогого стоят. А ведь он жёсткий критик кинематографистов - по его мнению, в кино не бывает идеальных экранизаций. А тут он остался доволен. А знаете, что ещё меня поразило? То, что каждый раз, как только я надевал костюм Октябрьского и заходил в кадр, менялся не только сам, но начинало меняться время! Я чувст­вовал это просто каждой клеточкой своего организма. И это фантастика! Одна съёмка была особенная, я бы даже сказал, магическая. Мы снимали эпизод, как Октябрьский танцует с потрясающей женщиной, со звездой советского кино, а я надорвал спину, и меня напичкали какими-то болеутоляющими. И вот танцую я и понимаю, что мир вокруг меня каким-то удивительным образом - то ли благодаря усилию художников-постановщиков, то ли под действием лекарств - начинает трансформироваться: я реально ощущал запах «Шипра» от стоящих вокруг офицеров и «Красной Москвы» - от девушек. Это было удивительное погружение в другое время. Казалось, что это другое время просто втянулось в сегодняшние минуты. Это возникшее тогда состояние сопровождало меня потом на протяжении всего съёмочного периода. Помню, я даже ощущал особый привкус во рту от газовых горелок в коммуналке... До сих пор со мной такого никогда не было, честно говоря, обычно на съёмочной площадке я чувствую себя немножко ряженой куклой, как на сцене театра.

- А как вы вообще относитесь к творчеству Акунина?

- Я с удовольствием прочитал все его произведения. «Шпионский роман» появился в моей жизни лет пять тому назад, когда по­звонил Никита Михалков и сказал: «Прочитай «Шпион­ский роман», посмотри его на предмет Октябрьского». Так я его тогда не то что прочитал, а просто сожрал за несколько часов. Книга невероятно увлекательная: совершенная в жанре, фантастическая по темпу и напряжению. И конечно, Октябрьский меня заинтересовал. Хотя «заинтересовал» - это мягко сказано. Я перечитывал этот роман ещё раз шесть, не меньше.

- Шпионы в военное время - это понятно. На войне, как говорил Наполеон, все средства хороши. А как вы относитесь к тому, что шпионские скандалы периодичес­ки случаются и сегодня?

- С одной стороны, ничего, кроме омерзения, современны­е шпионские скандалы у меня не вызывают. Ореола защитника Отечества, героизма, р­омантики у этого вида деятельнос­ти сегодня я точно не вижу, хотя у шпионов, секретных агентов советского времени эти символы были. С другой стороны, я понимаю, что шпионы существова­ли всегда, даже, наверное, в каменном веке. Моральное это занятие или аморальное - однозначно ответить на этот вопрос невозможно. Это из разряда вечных вопросов о добре и зле. Кроме того, мир меняется, а вместе с ним меняются понятия о нравствен­­­ности, морали. Сегодня не считается аморальным выложить в Сеть подслушанные телефонные разговоры. Чётких правил межгосудар­ственных игр не существует, пожалуй, со времён войны 1812 года, когда были нарушены все правила ведения боя, все негласные кодексы.

- Раз уж мы говорим о шпионах, не могу не вспомнить скандальну­ю историю с Анной Чапман. После того как девушку из США выслали в Россию, она вскоре стала у нас практическ­и звездой ТВ и глянцевых обложек. Как вам это?

- Ну, это время у нас такое… Кстати, девушка ещё не запела, с концертами не выступает?­

- Пока вроде нет.

- Думаю, скоро запоёт. А вообще, я не очень понимаю, что значит сегодня быть шпионом. В Интернете любой желающий может в режиме реального времени увидеть практическ­и любую точку планеты - никаких проблем! Кроме того, тот же мобильный телефон и многочисле­нные электронны­е устройства, пригодные для шпионажа, доступны практически любому подростку. Ну а продвинуты­е хакеры так и вовсе могут подобрать ключ к самой засекречен­ной информации, не выходя из дома. Так что не понимаю я, кто за кем и, главное, зачем шпионит…  

факты

9 мая Фёдору Бондарчуку исполняется 45 лет. Снялся в 52 фильмах . Владеет тремя ресторанами в Москве и двумя в Екатеринбурге. В кругу друзей Фёдора шутливо называют ФСБ. Он любит начищенную обувь, хорошее оружие и настоящую охоту. А также с удовольствием занимается садоводством.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах