aif.ru counter
146

Тюремное служение. Как работает батюшка из ГУФСИН

В чем заключается работа помощника начальника территориального органа ГУФСИН по работе с верующими?

​Отец Алексий Калугин.
​Отец Алексий Калугин. © / ГУФСИН

Отец Алексий Калугин – священник Нижегородской епархии. В то же время он - сотрудник ГУФСИНа. И одно другому не противоречит, а наоборот помогает. Возможность такого полезного совмещения появилась совсем недавно, когда в 2016 году в ряде регионов России была введена новая должность - помощник начальника территориального органа ГУФСИН по работе с верующими, на которую назначают именно священнослужители. Какие вопросы приходится решать священнослужителям на новом месте, и как совмещать одно и другое? Обо всем этом мы попросили рассказать отца Алексея.

«Стараемся помогать всем»

- Отец Алексей, расскажите подробнее о вашей должности в ГУФСИН

​Отец Алексий Калугин.
​Отец Алексий Калугин. Фото: ГУФСИН

Отец Алексей: - В Нижегородской епархии я являюсь руководителем Отдела по взаимодействию с уголовно-исполнительно системой. Когда была введена новая должность, на нее (по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла) назначали священнослужителей, несущих послушание в сфере тюремного служения. О потребности в такой должности думали давно: Русская Православная Церковь вела переговоры по ее введению с 2011 года. И только в 2016 году Патриарх Кирилл смог убедить правительство в необходимости подобной должности.

Для того, чтобы понять, что к чему, было организовано специальное обучение для священнослужителей, выбранных на эту должность. Мы прошли Высшие академические курсы Академии права и управления ФСИН России в городе Рязани.

Я попал в первую волну обучения, которая проходила в 2016 году - с 1 февраля по 10 марта. Нас было 28 человек из 20 регионов  Приволжского и Уральского федеральных округов, а также из Москвы и Московской области, Санкт-Петербурга и Ленинградской области. По моим данным, сейчас идет вторая волна обучения. Получается, что даже в половине регионов эта должность еще не заработала в полную силу.

Наше обучение заключалось в том, что мы знакомились со структурным госучреждением (как построена его работа, устроен режим), узнавали, какие есть сотрудники,  как строится оперативная работа, с кем по какому вопросу взаимодействовать. Должность ко всему этому обязывает. Второй вопрос, который мы изучали – это непосредственно специфика работы с осужденными: психологические особенности таких людей, их поведение.

Кстати, очень важный момент: мы работаем не только с православными. Наша деятельность затрагивает верующих всех традиционных религий. Мы стараемся помогать всем. А заодно мы контактируем с другими религиозными организациями, знаем, кто какую работу ведет, и можем своевременно предотвратить деятельность деструктивных или экстремистских организаций.

Осенью 2016 года на базе Нижегородской духовной семинарии прошел большой обучающий семинар для помощников начальника территориального органа ГУФСИН по работе с верующими и представителей ГУФСИН всего Приволжского федерального округа. Мы обсуждали организацию работы, делились проблемами и успехами.

Иногда заключенные сами просят провести службу.
Иногда заключенные сами просят провести службу. Фото: ГУФСИН

Работать нужно сообща 

- Какие задачи стоят перед вами?

- Самым важным в нашей деятельности была и остается ресоциализация и социальная поддержка осужденных. Той работы, которая проводится в этом направлении сейчас, явно недостаточно. На сегодня социальная поддержка осужденных заключается в помощи по восстановлению полезных связей, оформлении необходимых документов. Например, в получении паспорта, оформлении пенсионного удостоверения или инвалидности. И все. Делать надо больше. И для церкви эта сфера деятельности – непаханое поле!

И в данном случае должность дает нам официальный статус и большие возможности. На примере своей епархии мы это увидели – легче стало продвигать совместные социальные проекты. ГУФСИН охотно поддерживает наши начинания, все организационные моменты прорабатываются быстрее и четче. Например, в Нижегородской женской исправительной колонии №2 мы совместно с другим епархиальным отделом организовали стабильную работу психологов, которые работают с осужденными в русле сохранения семьи, обучают их взаимодействию с детьми, учат понимать себя и ребенка, вместе преодолевать проблемы. Это замечательное начинание, которое уже дает хорошие результаты. Женщины с детьми, которым некуда пойти после освобождения по рекомендации учреждения  и психологов принимаются в епархиальный центр «Быть мамой», получают помощь в епархиальных социальных центрах.

Еще одно интересное наблюдение: наша Нижегородская область разделена на несколько епархий, объединенных в митрополию. Но поскольку ГУФСИН действует на территории всей области, то и мы с тюремными отделами других епархии митрополии создали объединенную комиссию, где встречаемся и обсуждаем общие вопросы и проблемы, обмениваемся опытом, а затем свои пожелания направляем в ГУФСИН. Это не просто взаимодействие на бумаге – в рамках работы объединенной комиссии реализуются многие важные проекты, например образовательные курсы для православных общин или антиэкстремистские мероприятия.

- Расскажите о том, как встретили в ГУФСИНе.

- Меня очень пугало и настораживало, что мне предстоит войти в сложившуюся структуру, где есть свой устав, чины, традиции. Этот устав требует понимания, под него нужно подстроиться. Я волновался, получится ли у меня это? Но, слава Богу, мои опасения оказались напрасны. Даже став сотрудником, я для своих коллег остался в большей степени священником, духовным лицом. И обращаются ко мне «отец Алексей». Это внушает позитив: я остаюсь самим собой, не смущаю их и не смущаюсь сам. Во многом отношения перекликаются с теми, которые складываются на приходе. Только там люди работают над собой, а здесь у нас общая работа. Но, в целом, тоже большая семья.

В тюремном служении всегда много говорилось о том, что миссия в исправительных учреждениях будет эффективнее, если мы будем работать с сотрудниками. И на практике это очень заметно. Радостно видеть, что люди понемногу воцерковляются, просятся в паломничество, сами просят послужить молебны перед ответственными мероприятиями.  

«Я надеюсь, что у заключенных есть уверенность в том, что с ними батюшка, который всегда поддержит».

При этом бывает, что некоторые ситуации с участием осужденных мы воспринимаем по-разному. Наша церковная позиция к осужденным, как правило, мягче, милосерднее. И хотя мы всегда действуем в рамках российских законов, но иногда играем скорее смягчающую роль.

Принимают с позитивом

- Как вас встретили осужденные?

- При личном общении с осужденными я с негативом пока не сталкивался. Это и понятно. У церкви в принципе возникает меньше сложностей в общении с осужденными, чем у представителей системы. Мы же больше нянчимся, подходим к делу индивидуально и именно в тех моментах, когда нужна помощь. Например, в нашем епархиальном отделе одна из постоянных обязанностей - это работа с письмами осужденных. Каждое прорабатываем, вникаем в ситуацию, думаем, как правильно поступить в той или иной ситуации. Стараемся принимать правильные решения, чтобы не навредить нашему собеседнику. К сожалению, нередко деятельность церкви воспринимают только как «кассу материальной помощи». Мы действительно стараемся помогать в тех ситуациях, когда это необходимо, но не в этом заключается наша основная работа. Социализация, воспитание, просвещение – вот на что мы сами делаем акцент. И наша задача, в большей степени, - оказывать именно духовную поддержку. Хотя нередко одно без другого невозможно.

Радует, что на нашу деятельность от самих осужденных много положительных отзывов. А мероприятия, которые мы проводим, будь то обучающие семинары или привоз святынь, востребованы в колониях и хорошо воспринимаются.

- Что в вашем понимании означает «тюремное служение и общество»?

- Мы уже смирились с тем, что для общества наше служение – это какая-то экзотика, далекая и не понятная. Но эту ситуацию необходимо менять, и мы над этим работаем. Несколько лет назад наш отдел начал регулярно участвовать в православных ярмарках, проводить акции и семинары, рассказывать людям о работе с осужденными и о том, зачем она нужна. И я вижу, что это начало приносить какие-то плоды. Если раньше даже в православной среде не многие знали о том, что такое тюремное служение, то сейчас я все чаще встречаю понимание. Теперь мы ведем просветительскую работу гораздо шире – встречаемся с представителями общественности, общаемся со студентами, катехизаторами, социальными работниками на приходах – рассказываем о том, что и зачем мы делаем.

Больная тема – создание четкой системы реабилитации осужденных. Чтобы человек не оставался без помощи ни на той стадии, когда он только попадает в колонию, ни на той стадии, когда ему предстоит оттуда выйти и начать адаптироваться к нормальной жизни. Это не возможно сделать силами одной какой-то организации. Тут нужна целая система взаимной поддержки, в которой были бы задействованы не только ГУФСИН, церковь и социальные службы, но и каждый отдельны приход, представители бизнеса. То есть трудиться над реабилитацией осужденных надо всем миром. Ведь если мы сможем сделать так, чтобы человек больше не попал в тюрьму, от этого выиграет все общество.

Материал подготовлен пресс-службой ГУФСИН России по Нижегородской области.




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Где нижегородцы проводили отпуска?
  2. Какие продукты подешевели в Нижегородской области за неделю?
  3. Как Валерия Лимаренко избрали главой Сахалинской области?