aif.ru counter
352

Советник ФАС России Геннадий Гудков: «Плохо у нас с конкуренцией»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 40. Аргументы и Факты - Нижний Новгород 30/09/2015
В 1997 году нижегородские антимонопольщики добились, чтобы одна из нефтяных компаний вернула потребителям незаконно полученную выручку.
В 1997 году нижегородские антимонопольщики добились, чтобы одна из нефтяных компаний вернула потребителям незаконно полученную выручку. © / Shutterstock.com

Как начиналась антимонопольная служба в стране, где зарплату порой выдавали водкой? Какие вопросы ставило тогда ведомство? С чем разбирается сейчас? Об этом мы поговорили с Геннадием Гудковым, первым руководителем антимонопольной службы в регионе, ныне - председателем комитета по исследованию проблем защиты конкуренции при Торгово-промышленной палате Нижегородской области.

Двигались методом «тыка»

- Геннадий Николаевич, как начинало работать антимонопольное ведомство в Нижегородской области?

- 1990-е годы. Товарно-денежных отношений нет. Зарплату выдают водкой, продуктами, чем угодно. Каким образом тут развивать конкуренцию? С чего начинать? Кого вообще учили азам управления или формирования конкурентной среды? Я окончил наш институт инженеров водного транспорта, потом, будучи председателем райисполкома Чкаловского района, партийную школу, позже - Российскую академию госслужбы при Президенте РФ. Вот там чему-то научили.

Но в начале 90-х все мы продвигались интуитивно. Уже в перестройку было ясно, что плановая экономика в нашей огромной стране консервативно сдерживает развитие. Нужны рыночные механизмы. Кооперация должна процветать, малый и средний бизнес должны занять все свободные ниши. Лучшая демократия - это демократия в экономике. Это значит - равные условия для всех. Но как это сделать? Механизмов не было.

В 90-е на повестке дня стояла приватизация. Ей занимались комитет по управлению имуществом и мы, областное управление госкомитета по антимонопольной политике. У нас предприятия согласовывали акты инвентаризации активов. Как это было?

Например, приходят к нам с крупного предприятия. У него тогда где-то в Урене был завод, который выпускал стиральные машины. Когда перестали регулировать цены на товары, машины резко взлетели в цене. У предприятия, производящего компоненты для авиапрома, основную продукцию тогда никто не брал, а содержать его было нужно. Вот они все убытки и включили в цены на стиральные машины. Мы говорим: мы всё понимаем, но вы производите товары народного потребления, куда народу-то деваться? Мы такие акты не утвердим.

Сколько полемики тогда было на эту тему! Сколько скандалов, встреч, обсуждений с предприятиями. Мы всех слушали. Времена были непростые: некоторые, надо сказать, вели себя очень алчно, пытались всё под себя загрести.

- Удавалось разрешать конфликты?

- Споры были частью моей работы. Я раньше девяти вечера из кабинета не выходил.

Главным принципом работы было: «Не навреди». Но как заранее оценить, навредят твои решения или нет?

Мы создавали общественные и экспертные советы. Со специалистами-то ведь тоже не было просто. Приходили ко мне одни девчонки из университета. На нашу зарплату опытные специалисты да люди с амбициями не идут. Мы брали на работу всех. Я говорил: теорию вы знаете, практику мы вам дадим, но работать придётся в хвост и в гриву. Если за три года хорошо себя покажете, я лично дам рекомендацию бизнесу взять вас на работу.

Мы продвигались методом «тыка», но какие тогда были дела! В 1997 году доказали, что тогдашняя нефтяная компания «НОРСИ-ОЙЛ» установила монопольно высокую цену на нефтепродукты. Впервые в России, такой практики вообще не было! Компания вернула потребителям излишне полученную выручку.

Или вот автозавод. В начале 2000-х он сократил выпуск «Волги» - невыгодно было её делать. Перспективу видели в переходе на отвёрточные технологии. Мы по всей стране изучили заказы и поставки машин и доказали: платёжеспособный спрос российского потребителя превышает предложение! В итоге выпуск машин восстановили.

К органам исполнительной власти тоже вопросы. Например, обеспечили налоговые каникулы нефтепереработчикам за то, что те модернизируют производство. Это ведь самая «бедная» отрасль! Туда ли надо деньги вкладывать?

В партию «За конкуренцию»

- Сегодня вы следите за работой коллег?

- Я советник ФАС России, заслуженный эксперт службы. Что касается нижегородского управления службы, то Михаила Теодоровича в руководители я сам предложил. Он тогда был директором департамента экономики и прогнозирования администрации Нижегородской области. Грамотный, интересный, деятельный человек, учёный. Потенциально возможности у него сегодня огромные. Он компетентен, знает экономику области. Но он не конфликтный, а, на мой взгляд, на нашей службе порой нужно быть таким… Компромиссы могут быть только в отношении перспективных задач экономики...

Вот разобрались бы с ЖКХ - были бы молодцы. Там такой клубок! А это ведь социально важный рынок.

Сейчас мы в комитете ТПП изучаем формирование цены на электроэнергию. Видим, что в цене киловатт-часа или гигакалории много накручено. Говорим с руководителем энергоснабжающей организации - он юлит. При этом компания спонсирует тучу спортивных клубов. Откуда у них такие деньги? Вот бы собрать экспертный совет в ФАС да разобраться.

У ФАС сегодня огромные полномочия - кажется, куда столько? Зачем, например, нам контроль за закупками, когда есть Росфинмониторинг и другие. Вот разве что мониторинг службы по тарифам стоит оставить. Игроки рынка обосновывают тарифы понесёнными затратами, не анализируя эффективность менеджмента. Но это же неправильно! Уже сколько предпринимателей ушло с рынка, потому что за энергоресурсы плата непомерно большая!

- Как вы оцениваете уровень конкуренции в области?

- Плохо у нас с конкуренцией - как и по всей стране. Потому что идёт «ручное» управление. Мы вернулись к тому, с чего и начали в 90-х: система должна работать.

Борис Немцов, будучи губернатором, правильно в своё время говорил: «Мне не нужен директор департамента, который хочет командовать отраслью, - мне нужен тот, кто будет создавать в ней конкуренцию» (министров на региональном уровне у нас тогда не было - были директора отраслевых департаментов. - Ред.). Что может быть эффективнее, чем равные условия борьбы? Если известно, кто победит в марафоне, зачем остальным тренироваться?

ФАС должна встраиваться в технологию принятия решений, предупреждать неверные поступки властей. Чтобы их потом отменить, пройти через все системные процедуры, потребуется год.

Я вообще считаю, что ФАС должна инициировать создание общенародного движения или партии под названием «Конкуренция - защита общества». Потому что это и есть демократия!

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество