Примерное время чтения: 7 минут
666

«Это всегда эксклюзив». Чем знаменито черное кружево с берегов Волги

Рукотворная красота наполняет жизнь ощущением праздника.
Рукотворная красота наполняет жизнь ощущением праздника. Балахнинский музейный историко-художественный комплекс

Балахна, предполагаемая родина Кузьмы Минина, когда-то была крупным центром соляного промысла и судостроения. Сегодня мало кто помнит, что на всю Россию гремели ещё и местные кружева.

Почему кружевницы недолюбливали друг друга? Кто сегодня готов сесть за подушки? И хотят ли дизайнеры найти применения старинному промыслу? Об этом «АиФ-НН» узнал у директора Балахнинского музейного историко-художественного комплекса, кандидата исторических наук Марии Карташовой.

Всё дело в булавке

Злата Медушевская, «АиФ-НН»: Мария Вячеславовна, когда в Балахне стали плести кружева?

Мария Карташова: Золотное и серебряное кружево были известны в России ещё в средние века. В XVII веке в Оружейной палате в Москве работала целая мастерская. Там трудились только мужчины – кружевники. До сих пор в Испании, Италии, Бразилии кружевной промысел в значительной степени мужской, чем женский. Кружево плели при помощи булавок, сделанных из рыбных костей или больших шипов растений.

Нитяное кружево впервые в России появилось во времена Петра I, когда в 1720 году царь привёз 14 кружевниц из Голландии. Потом мастерские стали появляться при дворянских поместьях. Туда из-за границы привозили мастериц, нитки, сколки (технические рисунки будущего изделия), но самое главное – металлические булавки. Они необходимы для закрепления рисунка кружев. Надо сказать, производство нормальных булавок у нас в стране даже в советские годы не наладили. Мастерицы всегда с ними мучались.

Скорее всего, в Балахну кружевной промысел завезли откуда-то из дворянских мастерских. Набор инструментов и приспособлений для плетения кружев был доступен простому народу. В набор входили коклюшки, валик или подушка, подставка под валик, булавки, ножницы и нитки. Девочек впервые сажали за работу в пять-семь лет: сначала – коклюшки наматывать, потом – элементарный рисунок выплетать. Хочет ли девочка освоить промысел, особо не спрашивали – был бы доход!

Кстати, настоящие мастерицы своего дела друг друга недолюбливали, у них была нормальная конкуренция. Все хотели продать свой товар, сказав что-то не слишком приятное про другого изготовителя.

Расцвет промысла пришёлся на период с конца XVIII до конца XIX века. В XIX веке кружевоплетением занималась половина всего женского населения Балахны и окрестных деревень.

– Рассказывали, будто одно из любимых платьев Екатерины II было украшено балахнинскими кружевами. Это миф?

– Достоверных, с точки зрения историков, доказательств этого факта нет. По-настоящему модным балахнинское кружево всё же стало позже.

В популярности нашего кружевного промысла, как и в распространении любого кустарного промысла в России, огромную роль играли скупщики изделий. Они приходили в дома к мастерам, давали им задания, иногда могли снабжать материалами и даже инструментами.

Новые технические рисунки (сколки) изделий мастерицам выдавали скупщицы кружев. Кружевницы клали лист бумаги, на него – рисунок и начинали выплетать. Сколок надо было вернуть скупщице, но на листе оставались дырочки от булавок. Таким образом, новые рисунки всё же оставались в распоряжении мастериц.

Центром сбыта кружев была Нижегородская ярмарка, и закат промысла связан с закрытием торжища в 1920-е годы.

Из мантильи в косынку

– Мы привыкли, что кружева – это ажурные белые изделия. Но на старинных фотографиях балахнинские кружева в основном чёрные. Это дань моде тех лет или особый стиль?

– Балахнинское кружево, созданное в XIX веке, почти всегда чёрное. Оно произошло от мантильи. Это часть национального испанского женского костюма – длинный шёлковый или кружевной шарф-вуаль. Обычно испанки его надевают поверх высокого гребня, вколотого в причёску. Мантилья падает на спину и плечи. Кружевной шарф-вуаль наши мастерицы переиначили в накидки, шали, косынки.

Во второй половине XIX века складывается так называемый балахонский кружевной манер. Его отличает многопарная техника плетения с использованием до 250 коклюшек, в зависимости от густоты рисунка, от тонкости накола.

Мастерица при плетении кружев использует до 250 пар коклюшек.
Мастерица при плетении кружев использует до 250 пар коклюшек. Фото: Балахнинский музейный историко-художественный комплекс

Основу балахонского манера составляли композиции из цветов, плодов граната, гроздьев винограда – узоров, служивших символами любви, счастливой семейной жизни. Своеобразной визитной карточкой мастериц стала «балахонская роза». Растительные композиции «держались» на особых ажурных решётках разнообразной фактуры.

– Кружево и по тем временам было дорогим удовольствием?

– Балахнинское кружево тех лет – шёлковые штучные изделия. Шёлк всегда импортный – его одно время называли гарусом. Нитки для кружев, как и булавки, кстати, в России так и не научились делать. У нас в музее хранится моток иностранных ниток, которому более ста лет. Современные кружевницы говорят, что с удовольствием бы из него что-то сплели. Нет сейчас такого качества!

Чтобы сплести кружевной шарф длиной 2,5 метра, мастерице нужен почти год, на воротник с несложным рисунком – три месяца.

Импортные материалы и кропотливый ручной труд – из этих факторов складывалась высокая цена. Чёрные балахнинские кружева надевали только по праздникам и не стирали – не дай Бог, чем-то зацепишь!

Уходящая красота

– Как я понимаю, сейчас кружевной промысел в Балахне переживает не лучшие времена. Почему важно его сохранять?

– До 1994 года в Балахне был небольшой цех кружевоплетения. Бывшие его работницы хранят традиции мастерства. Но сейчас этот промысел в Балахне – скорее, рукоделие. Нравится женщинам – они плетут. Думаю, через 20 лет вы уже не найдёте мастерицы, которая по старинному рисунку создаст балахнинское кружево. Уходит красота…

Но мы в музее проводим мастер-классы. Для этого сотрудники, и я в том числе, по книгам выучились кружевоплетению. Наши гости с удовольствием сами садятся за подушки, пытаются не запутаться в огромном количестве коклюшек.

25 лет я работаю в музее и впервые вижу такой всплеск интереса у людей к балахнинскому кружеву! Из Москвы едут, чтобы на него посмотреть. Вообще внимание к ручному труду по всей стране растёт. Наверное, надоели россиянам сплошные китайские товары…

Потом, именно народный художественный промысел – отличный бренд территории, который привлекает туристов. И строить ничего нового не надо! Главное – чтобы эти инициативы поддерживало государство.

Балахнинским кружевом заинтересовались даже зарубежные дизайнеры.
Балахнинским кружевом заинтересовались даже зарубежные дизайнеры. Фото: Балахнинский музейный историко-художественный комплекс

– Современные дизайнеры интересуются балахнинским кружевом?

– Мы работаем в этом направлении. Использует же для создания своих коллекций елецкое кружево знаменитый дизайнер Ульяна Сергеенко!

Сейчас всем надо дёшево и быстро. Это не про балахнинское кружево…

Но, мне кажется, наше кружево – одно из лучших в мире. Это всегда эксклюзив. Когда надеваешь рукодельное кружево, чувствуешь себя по-другому. Это по-прежнему элемент праздника.

Досье
Мария Карташова. Родилась в Балахне Нижегородской области. В 1994 году закончила исторический факультет ННГУ им. Н.И. Лобачевского. С 1994 года работает в Балахнинском музейном историко-художественном комплексе, с 2010 года – директором.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно