Примерное время чтения: 6 минут
336

«Рад жить в России». Артист балета Каггеджи — о любви к русской культуре

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 48. Аргументы и Факты - Нижний Новгород 29/11/2023

Алессандро Каггеджи — один из ярких талантов российской балетной сцены. Итальянец по происхождению, он родился в Великобритании, учился в Москве, а сегодня ставит балеты в Нижнем Новгороде. И преклоняется перед русской культурой!

Алессандро Каггеджи рассказал nn.aif.ru, почему театр не музей, а Буратино на классической сцене может танцевать с планшетом.

Досье
Алессандро Каггеджи. Родился в Манчестере (Великобритания) в 1995 году. В 2015 году окончил Московскую государственную академию хореографии. В 2015-2023 годах - ведущий солист Татарского театра оперы и балета им. М. Джалиля. С 2022 года – хореограф-постановщик Нижегородского государственного академического театра оперы и балета имени А. С. Пушкина. С 2023 года – солист Екатеринбургского государственного академического театра оперы и балета.

Требуется магия

Злата Медушевская, nn.aif.ru: - Алессандро, вы поставили балет «Золотой ключик» (6+). Задача была непростая: из всеми любимой сказки сделать спектакль для детей эпохи информационных технологий. Но русские обожают классический балет! Не боитесь, что зритель примет прохладно ваш эксперимент?

Алессандро Каггеджи: - О да, балет в России любят! Если в репертуаре театра есть «Лебединое озеро» (6+) и «Щелкунчик» (0+), то касса будет всегда.

Но, на мой взгляд, театр – это не музей. Мы должны обязательно сохранять традиции русского балета, сам я, в первую очередь, классический танцовщик, но надо стараться пробовать что-то новое. Например, когда балетный артист начинает танцевать современную хореографию, он лучше исполняет и классические партии - ты чувствуешь другие группы мышц.

В моей версии «Золотого ключика» некоторые моменты повествования на сцене отличаются от классического сюжета. Например, у Буратино в руках не азбука, а планшет. На специальном экране будут появляться аватары артистов. Я думаю, такой эксперимент заинтересует зрителя.

И всё же я преклоняюсь перед любовью русских людей к классическому балету и искусству вообще. Это стало одной из причин, что пока я на сцене – я в России. Уровень культуры в стране очень высокий.

- Не все маленькие зрители вырастают поклонниками балета. Можно это как-то изменить?

- Сам я влюбился в балет и музыку сразу! В четыре года мог с восторгом высидеть трёхактный спектакль – на это способны не все дети. Поэтому, наверное, в первый раз надо вести ребёнка на не столь продолжительное представление.

Конечно, маленькому зрителю на сцене требуется волшебство, магия, фантазия. В этом плане им идеально подходят «Щелкунчик», «Белоснежка» и наш «Золотой ключик». В этих спектаклях есть приключения, фантазия, победа добра над злом.

Если хотя бы один ребёнок в зале в конце спектакля повернётся к родителям и скажет: «Я хочу танцевать!» - всё, моя работа как постановщика сделана. Это для меня и будет успех, неважно, что скажут критики.

Фото: Нижегородский театр оперы и балета

Театр служит городу

- Как вам работается с обновлённой балетной труппой Нижегородского театра оперы и балета имени Пушкина?

-  Я познакомился с труппой театра около двух лет назад, когда как приглашённый хореограф начинал ставить свою часть балета «Терезин-квартет» (18+). Как с тех пор вырос профессионализм труппы! Дисциплина в репетиционном зале – это мечта любого хореографа-постановщика. Почти 50 человек сегодня слышат и понимают каждое моё слово.

Люди, недовольные переменами, будут всегда. Но театр служит не артистам, а зрителям и городу. В случае с Нижегородским театром оперы и балета уже ясно: перемены оказались к лучшему. И я уверен: это только начало! 

- Почти восемь лет вы работали в Казани, в театре оперы и балета имени Мусы Джалиля, и в одном из интервью сказали, что вам не хватает в этом городе «движения столицы». Нижний Новгород – тоже город не быстрый… Мечтаете о сцене Большого театра?

- Казань – уютный город, и театр там прекрасный. Просто пришло время двигаться дальше. Нижний Новгород развивается семимильными шагами, в том числе в плане культурной среды. Это очень круто! А Москву я действительно обожаю за её сумасшедший ритм жизни, он мне близок.

Что касается Большого театра, да, это безусловный престиж и русский бренд. Мне было 11 лет, я учился в танцевальной школе Кейт Симмонс в Уоррингтоне (Великобритания), когда на гастроли в Англию приехал балет Большого театра России. Я посмотрел «Спартака» (12+) в постановке Юрия Григоровича и сказал маме: «Хочу учиться там, где учились они!» И реально продолжил своё обучение в Москве.

Не скрою, раньше мечтал о знаменитой сцене Большого. Но сегодня я уверен: талантливые артисты балета могут выступать не только там. Так выросли театры Казани, Екатеринбурга, Перми, Новосибирска и, конечно, Нижнего Новгорода! Главное - сохранить темпы роста.

О Большом грежу, но уже как хореограф-постановщик.

«Хочется шоколадку – съем»

- Век балетного артиста короток. Как поддерживаете форму?

- На диетах не сижу, просто люблю здоровое питание, хотя сам обожаю готовить. У меня папа - шеф-повар! Пасту ем раза три в неделю точно.

Надо слушать своё тело. Хочется шоколадку - съем. Физические нагрузки у балетных очень большие, и все калории сгорят.

Пока мне сил хватает. Например, могу совмещать работу хореографа с выступлениями на сцене. Но, скорее всего, придёт время, когда я полностью посвящу себя постановочной деятельности.

- Вы хотели бы развиваться в России как творческая единица?

- Пока потолка амбиций у меня нет. Искусство должно быть выше политики. Не скрою, возможность уехать из России у меня была. В итоге я спросил себя: буду ли я счастлив в этом случае? Ответ был однозначный.

Сегодня я очень рад, что живу и работаю в России.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно