Примерное время чтения: 6 минут
105

Пепел прошлого или нетленная история? В Нижнем снова горят старинные дома

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 23. Аргументы и Факты - Нижний Новгород 08/06/2022
Чья-то жажда наживы порой лишает целый город неповторимого культурного наследия.
Чья-то жажда наживы порой лишает целый город неповторимого культурного наследия. ГУ МЧС по Нижегородской области

В центре Нижнего Новгорода 30 мая пожар охватил деревянный пристрой к дому Чардымова – объекту культурного наследия регионального значения. Огонь задел и сам «дом с совами». Сколько ещё будет пожаров в домах-памятниках и кому это нужно?

Странное совпадение

45 пожарных 30 мая тушили крышу пристроя к деревянному дому № 54 по улице Большой Печёрской. Дом зажиточного крестьянина Чардымова построен в 1911 году по проекту нижегородского архитектора Сергея Левкова и считается ярким примером деревянного модерна с элементами русского народного стиля. От пожара в пристрое пострадал и сам объект культурного наследия.

В социальных сетях нижегородцы стали обсуждать, что ЧП могло быть не случайным. Мол, старинный дом встал на пути строительства метрополитена до площади Сенной.

Многие вспомнили, как несколько лет назад в центре города полыхали другие старинные деревянные дома. Неужели опять поджог?

«По Большой Печёрской в связи со строительством метро снесут около 40 домов. Здания не имеют статуса ОКН, – сообщили «АиФ-НН» в «Нижегородгражданпроекте». – Дома, находящиеся в охранных зонах, – дом П.Л. Чардымова (№ 54а) и дом М.Е. Башкирова (№ 56а) не попадают в границы строительной площадки по сооружению котлована станции метро и в зону перекладки инженерных коммуникаций».

Много лет дом Чардымова с пристроем был собственностью Волго-Вятской строительной компании. Застройщик в стадии банкротства, и четыре помещения в доме Чардымова на торгах выкупили физические лица.

У управления госохраны объектов культурного наследия Нижегородской области к собственникам помещений давно были претензии: в должном виде они ОКН не содержали. В апреле 2022 года управление выиграло суд. Договора с физлицами были признаны ничтожными. 6 июня решение  вступило в силу.

«Если объект перейдёт в областную собственность, то средства на восстановление будут выделены из областного бюджета», – сообщил руководитель управления государственной охраны объектов культурного наследия Нижегородской области Григорий Меламед.

В ведомстве уточнили: у пристроя к дому Чардымова есть собственник. Этот объект не стоит на государственной охране, но по закону его тоже надо восстановить.

Тем не менее сразу после пожара на доме Чардымова кто-то растянул плакат: «Не удалось сохранить объект».

Горит синим пламенем

Огонь регулярно охватывает в Нижнем Новгороде старинные дома. В 2008 году сгорел вновь выявленный объект культурного наследия дом №139 по улице Горького, пожар унёс жизни трёх человек. На месте деревянного дома частная компания хотела строить новый жилой комплекс, но жильцы дома не все соглашались на переезд. Одним из погибших был как раз несговорчивый собственник квартиры, который переселяться не хотел.

Вскоре после пожара задержали трёх человек – поджигателей и предполагаемого заказчика преступления. В 2009 году суд Нижегородского района Нижнего Новгорода приговорил одного из них к четырём с половиной годам лишения свободы, второго – к трём годам. Их признали виновными по ч.2 ст. 167 УК РФ (умышленное уничтожение имущества путём поджога, повлекшие по неосторожности смерть человека). Третий обвиняемый скрылся от следствия.

Сразу несколько пожаров в деревянных домах случились в 2010 году. Вскоре на пепелищах выросли элитные многоэтажки.

В 2020 году нескольким домам на улице Малой Ямской присвоили охранный статус – и вновь последовали пожары.

Установили, что поджог стал причиной пожара и в разрушающемся памятнике – Доме чекистов на улице Малой Покровской. Собственник здания надолго оставил ОКН без должного содержания, потом обещал преобразить его в элитный жилой дом. На деле один из ярчайших примеров конструктивизма начала XX века в Нижнем Новгороде продолжает разрушаться.

В октябре 2021 года горел Дворец культуры им. Ленина в Канавинском районе. Разрушающийся ОКН также хотели превратить в жилой комплекс, сохранив исторический облик, но согласование документации длится уже не один год.

Был ли кто-то наказан за поджоги ОКН в Нижнем Новгороде за последние 10 лет, в региональном правительстве и Главном управлении МВД России по Нижегородской области сказать затруднились.

«Пожарный» список

«Снять ОКН с охраны практически невозможно. Поджог – это попытка ускорить гибель объекта вроде как естественным путём. Но действия эти безграмотны. Даже если ОКН полностью уничтожен пожаром, строить на его месте что-то новое нельзя, – рассуждает руководитель нижегородского филиала Российской ассоциации реставраторов Владимир Молоканов. – Собственнику вменят в обязанность воссоздать ОКН в прежнем виде. Выходом я вижу планомерный мониторинг состояния таких объектов, упрощение процедуры изъятия их у недобросовестных собственников и создание инвестиционных программ под каждый конкретный дом».

Некоторые нижегородцы в социальных сетях предлагают разделить ОКН на более и менее ценные для исторического облика города. Одни – содержать за счёт государства, другие – на средства благотворителей. Однако, по мнению Владимира Молоканова, это равносильно составлению списка пожаров на ближайшие годы. То, что объявлено менее ценным, скорее всего, точно подожгут.

Всё же покупка ОКН – это не про бизнес и выгоду. Это про увековечивание себя в истории, про любовь к городу и его архитектуре.

Ещё один вопрос, который возникает у общественности: зачем частные собственники покупали здания, с которыми не знают что делать?

По мнению специалистов, здесь может быть много сценариев. Кто-то, приобретая квартиру в таком доме, рассчитывает, что придёт инвестор и компенсирует затраты, расселив его.

Некоторые застройщики выкупают дома, но их инвестиционные проекты затем по разным причинам останавливаются. За годы простоя зданиям присваивают статус ОКН. Бывает, инвесторы действительно не понимают, что, покупая ОКН, они берут на себя огромную ответственность и затраты на его содержание.

«Всё же покупка ОКН – это не про бизнес и выгоду. Это про увековечивание себя в истории, про любовь к городу и его архитектуре», – уверен профессиональный участник рынка недвижимости Борис Горелик.

Кому выгодно ЧП?

От пожаров на объектах культурного наследия страдают только жители Нижнего Новгорода.

«Правовой механизм для изъятия у недобросовестных собственников ОКН есть на уровне федерального и регионального законодательства. Но процедура эта сложная и часто долгая, - говорит Анна Давыдова, советник директора областного Агентства по сохранению и развитию объектов исторической среды. - На моей памяти чуть ли не единственный ОКН, который удалось изъять, – фильтровальная станция на Стрелке. И то предыдущий собственник до сих пор оспаривает изъятие в суде.

Сейчас у нас в суде будет уже третья попытка изъять у собственника здание кинотеатра «Родина» в Дзержинске. Очень всё непросто…

В горевшем доме Чардымова на Большой Печёрской четыре из шести помещений принадлежат физическим лицам. Насколько я знаю, областные власти хотели выкупить эти помещения, но собственники требовали огромные деньги или новые квартиры, хотя сами изначально покупали квартиры в аварийном расселённом доме со статусом ОКН и знали: сносить его по программе аварийного жилья никто не будет. А вот содержать эти помещения в надлежащем виде придётся. Я считаю, это жажда наживы в чистом виде.

Скажу честно: пожар в доме Чардымова выгоден многим. Многим удобно, чтобы ОКН здесь не было. И благодаря некоторым юридическим тонкостям это вполне может случиться. А пострадавшая сторона одна – жители города, которых опять лишают культурного наследия».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно