aif.ru counter
25.09.2019 14:14
Антон Шадрин
4887

Назад в XIX век? Что даст и что отнимет четырехдневная рабочая неделя

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39. Аргументы и Факты — Нижний Новгород 25/09/2019
Чтобы у людей было время учиться и повышать квалификацию, рабочий день надо сокращать, а не удлинять.
Чтобы у людей было время учиться и повышать квалификацию, рабочий день надо сокращать, а не удлинять. © / Кира Мишина / АиФ-Нижний Новгород

Как длительность рабочего дня и недели влияет на экономику? Сколько трудятся в России и за рубежом? Как надо работать, чтобы догнать экономически развитые страны? Об этом «АиФ-НН» рассказал профессор, доктор экономических наук Александр Золотов.

Как на нас влияют переработки

Антон Шадрин, «АиФ-НН»: Александр Владимирович, что говорят о рабочем дне российские законы?

Александр Золотов: Вопрос о продолжительности рабочего дня и рабочей недели возник, казалось бы, недавно. Однако для этого есть глубокие предпосылки. Сегодня считается, что у нас восьмичасовой рабочий день является нормальным, а всё, что больше и меньше, – отклонения. Хотя всегда были люди с особыми условиями труда – например, работники вредных производств или подростки.

Если мы откроем Трудовой кодекс РФ, то узнаем, что нормальная продолжительность рабочего времени не может превышать 40 часов в неделю. О длительности рабочего дня для большинства трудящихся ничего не говорится. Минтруда также давало разъяснение, что режим рабочего дня устанавливается не законом. Эти 40 часов можно отработать за пять дней, а можно за два. Всё это – предмет коллективных переговоров. Получается, никакой нужды в отдельном законе о четырёхдневной рабочей неделе нет.

– Сколько времени сейчас люди проводят на работе?

– Преобладающая форма организации рабочего времени – пять дней в неделю по восемь часов. Но по статистике, ещё около двух лет назад мы работали в среднем по 45 часов в неделю.

Трудовой кодекс с дополнительными условиями разрешает работу сверх нормы. Но учёт никто особенно не ведёт, поэтому эти 45 часов можно оценивать как минимум. Фактически, конечно, ещё больше.

Картина печальная. Из-за низких зарплат люди готовы работать сверхурочно и даже расстраиваются, если работодатель не даёт такой возможности. Получается порочный круг: россияне хотят получать больше, поэтому больше работают, но если они делают это, зачем работодателю повышать им зарплату? С этим связаны и достаточно высокий производственный травматизм, и высокая смертность.

Вот сейчас спрашивают, почему мужчины в трудоспособном возрасте ведут неправильный образ жизни, употребляют алкоголь. А разве нет здесь связи с непомерной трудовой нагрузкой? Всё это вычёркивает из жизни миллионы трудоспособных мужчин.

К чему приведёт четырехдневная рабочая неделя?

– Есть выход из такой ситуации?

– Если хотите улучшить положение работников, заинтересовать их в высокопроизводительном труде, дать людям возможность отдохнуть, повысить квалификацию и трудовую отдачу, то надо сокращать рабочий день.

– Но разве не об этом сейчас речь?

– Пока неизвестно, каким будет рабочий день. Есть вполне обоснованное предположение, что в четыре дня могут «втиснуть» те же 40 часов. Тогда мы получим 10-часовой рабочий день. Но это мы уже проходили в 1967 году, уплотнив 41 час в пять дней вместо шести – тогда ликвидировали рабочие субботы. И вот следующий шаг...

Даже у поколения моего деда был семичасовой рабочий день (переход на такой день был в 1928-1933 гг, — Авт.). И это была экономика, где только-только прошла электрификация. В те годы Советский Союз отставал от США по производительности труда в пять-шесть раз. Но у нас в то время появились все физкультурные общества, массовый футбол, были самые посещаемые в мире библиотеки.

А что сейчас? В последнее время в регионе построили много замечательных ФОКов, и кто там занимается? В основном школьники, потому что у них есть свободное время.

Когда мы двигаемся назад, увеличивая продолжительность рабочего дня, заранее можно сказать: мы получим букет негативных последствий – нарастающую смертность, разбитые семьи, падение технологического уровня производства.

– А как же дополнительный выходной?

– Мы же понимаем, для чего эти три выходных дня люди могут использовать. Как будто они пойдут на стадион!

У 60% городских жителей есть дачные участки. Люди вместо отдыха просто поедут туда дополнительно трудиться. Или будут брать сверхурочную работу.

Если мы сейчас всех зарядим на 10-часовой рабочий день, а потом все поедут копать грядки, то о каком 50%-ном охвате физкультурой и спортом мы говорим? Нельзя ставить перед собой такую правильную задачу и потом вводить то, что противоречит этой цели.

– Недавно СМИ сообщали, что на одном из главных нижегородских заводов из-за экономических проблем могут ввести четырёхдневную рабочую неделю с сокращением зарплат. Что вы думаете о таком варианте?

– Снова порочный круг: меньше работаем – меньше платят. Значит, меньше новых разработок. Чего так можно добиться? При меньшем сбыте и с меньшими затратами прибыль будет той же. Так в чём тогда прогресс?

 На кого равняться?

– Как в других странах решают вопрос о рабочем времени?

– Приведу пример, чтобы было понятно, с чем связан прогресс, а с чем – застой и регресс. На рубеже 1980-х годов количество рабочих часов, приходящихся в среднем на одного работника в развитых странах Европы, было примерно таким же, как в СССР. Прошло 40 лет. Количество средних отработанных часов в Германии в год – 1380, в Нидерландах – и того меньше, во Франции – 1440, в России – 1950. У нас 40 лет застой, а у них на 500 часов в год работы меньше. Поэтому они живут дольше!

Чуть больше, чем в России, работают в Турции и Греции, в Южной Корее, хотя там уже сокращают рабочее время...

– А в Китае?

– Там тоже чуть больше, чем в России, но опять же есть тенденция к сокращению.

Вопрос: как же так в Германии получается 1380 рабочих часов в год, и производительность труда выше, и денег хватает на многие социальные программы? Может быть, производительность растёт, потому что   предпринимателям удаётся сокращать издержки при более коротком рабочем дне? А наших работодателей никто к этому не побуждает, поэтому они берут гастарбайтеров вместо экскаваторов.

Кроме того, в свободное от работы время сотрудников нужно обучать, повышать их квалификацию. Никакой умный работодатель не доверит новую дорогостоящую технику необученным работникам.

А у нас многие говорят: сначала повысим производительность труда, а затем сократим рабочий день. На самом деле всё наоборот: сначала вы обучаете работника, сократив его рабочий день, а затем повышаете производительность труда. Поэтому проблема сокращения рабочего дня – это проблема и технического прогресса.

В своё время Генри Форд внедрил конвейерную линию и сократил рабочий день, понимая, что работники не смогут долго трудиться на конвейере, и тот будет простаивать. Форд был гениальным предпринимателем, сейчас его все вспоминают. А тех, кто вводил сверхурочные, не вспоминает никто.

Представьте, что будет, если власти поставят задачу, например, к 2022 году перейти на шестичасовой рабочий день – прежде всего, конечно же, государственным предприятиям. И у работников, и у прогрессивных предпринимателей появилась бы большая цель. Вся страна будет учиться, готовиться.

Мы действительно сделаем шаг в XXI век, а сейчас возвращаемся в XIX. Не зря всё это бурно обсуждают – страна стоит перед важным выбором.

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество