Примерное время чтения: 7 минут
662

Мельницы Башкирова и жернова истории. Какую память он оставил нижегородцам?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31. Аргументы и Факты - Нижний Новгород 04/08/2021
Матвей Башкиров получил от отца только мельницу у Ромодановского вокзала, но сумел приумножить богатство.
Матвей Башкиров получил от отца только мельницу у Ромодановского вокзала, но сумел приумножить богатство. Public Domain

Недавний скандал с табличкой на доме по Большой Печёрской, 56 стал настоящим анекдотом. Нынешний собственник старинного здания из лучших побуждений сделал на воротах стильную табличку… с массой ошибок.

Она утверждала, будто Нижегородский университет появился в результате переезда из Варшавы во времена наполеоновских войн. Кроме того, там перепутали братьев Башкировых Матвея и Якова…

Хозяина дома на Большой Печёрской не звали Яковом, он не был ровесником Наполеона и не перевозил Варшавский институт в Нижний. Читайте правду про хлебопромышленника Матвея Емельяновича Башкирова.

Третий сын

Летом 1847 года крестьянин волжского сельца Копнино под Нижним Новгородом Емельян Григорьевич Башкиров с детьми выкупился на волю. Единственным богатством Башкирова было умение много работать и три сына – Николай, Яков и Матвей. В погоне за благополучием отец не жалел своих парней: все трое поработали бурлаками, впрягаясь в бурлацкие лямки отцовских расшив с зерном.

Постепенно Башкиров начал скупать землю, обзавёлся каменными лавками, мельницами, флотилией пароходов и барж, после чего выбился в десятку богатейших купцов Нижнего Новгорода. Емельян Григорьевич оставил после себя славу человека жёсткого и жадного: сыновья жили в его полной воле. Но в 1887 году глава торгового дома «Емельян Башкиров и сыновья» скончался. Четыре года братья совместно вели дела, но 1891 году решили разделить наследство. Доли оказались неравны.

Старший, Николай Емельянович, будучи любимцем отца, получил практически половину всего наследства: капитал, самую дорогую Самарскую мельницу, пароход «Нижегородец», 10 хлебных и три нефтеналивные баржи, а также плавучий док. Средний, Яков Емельянович, получил львиную долю оставшихся активов: капитал, мельницы в Макарьевской части и близ села Гордеевки, пароход, баркас, 10 хлебных барж, три беляны и три магазина. Младший, Матвей, как в сказке про трёх братьев, забрал себе остатки отцовского наследства: один пароход, 10 хлебных и четыре нефтеналивные баржи, а также два резервуара для нефти. Из мельниц третьему сыну купца-мукомола, согласно данным в альбоме «Участники Всероссийской Промышленной и Художественной Выставки в Нижнем Новгороде» от 1896 года, досталась самая малая – Слободская. Но Матвей Емельянович не обиделся. Это он был строителем мукомольных гигантов, доставшихся братьям, поэтому расширить свою мельницу ему было несложно. Менее чем за 10 лет Башкиров-младший догнал в богатстве братьев.

Золотая звезда от эмира

Матвей Емельянович оказался любителем технического прогресса и новаций. Слободская мельница была расширена и получила самое современное по тем временам оборудование, в том числе вентиляционное. Правда, к гуманным условиям для рабочих Башкиров пришёл не добровольно, а после сильнейшего пожара в 1895 году, когда мельница сгорела от искры, попавшей в мучную пыль. Тогда же Матвею Емельяновичу пришлось переносить одну из торговых пристаней: Нижний готовился к выставке и требовал благоустройства.

Усилия не прошли даром – Всероссийская промышленная и художественная выставка 1896 года принесла братьям Башкировым, выставлявшимся в собственном павильоне, успех: они получили право ставить на товаре и вывесках гербовый знак качества. А Матвей Емельянович, предоставивший свой дом гостю выставки, бухарскому эмиру, получил от него награду – Бухарскую золотую звезду III степени. Его сыновья Николай и Виктор в дни выставки попали в число почётной стражи, так называемых рынд, сопровождавших императорскую чету.

Кстати, Матвей Башкиров интересовался не только мукой. Вместе с братом Яковом Емельяновичем и своим вечным конкурентом в мукомольном деле Николаем Бугровым в 1897 году основал Товарищество Нижегородской льнопрядильной мануфактуры с капиталом более 2 млн рублей.

Чтобы успешно решать многие вопросы компании, брат Яков пошёл в политику и даже заслужил дворянство, но втянуть Матвея Емельяновича во что-то большее, чем городская дума Нижнего Новгорода, ему не удалось. Тот буднично и просто жертвовал деньги, но властных  амбиций не имел. Башкиров-младший вообще слыл человеком скромным, любящим оставаться в тени.

«Не для вас, мужики, старался!»

Башкиров-младший выплачивал достойную зарплату работникам, заботился о сиротах и вводил социальные выплаты на своих мельницах. Но больше всего Матвей Емельянович уделял внимание народному образованию – так велико было его желание получать квалифицированные кадры в свой бизнес. В 1885 году он стал членом-попечителем Реального училища, в 1891-м  возглавил исполнительный комитет по строительству училища имени Александра II.

В годы Первой мировой войны, когда из Варшавы эвакуировали Политехнический институт им. императора Николая II, власти выбирали город, где тот бы продолжил работу. На обустройство института требовалась большая сумма – около 2 млн руб. За право принять политех боролись Тифлис, Саратов, Одесса, Оренбург, Омск, Екатеринослав, Екатеринбург и, конечно, Нижний. Исход дела в пользу нашего города решил именно Матвей Башкиров, который внёс самый большой вклад – недостающие 500 тыс рублей. Позже институт даст начало Нижегородскому университету и политеху.

Не забывал Матвей Емельянович и родной земли – отдыхал в Зимёнках, где устроил мощёный спуск с горы к пристани. В Великом Враге отремонтировал церковь, а в селе Безводном поставил водокачку. Когда безводненские мужики пришли к благодетелю кланяться, он сказал им: «Не для вас, мужики, старался! Для ваших баб беременных!» Настолько был впечатлён Матвей Емельянович видом крестьянок, носивших воду в село на высоком волжском берегу…

В 1901 году Башкиров-младший возглавил комиссию по ликвидации голода в Лукояновском уезде, где из-за неурожая крестьяне ели солому с крыш домов. Подвоз зерна и муки, организация столовых помогли справиться с бедой.

За своё служение Матвей Емельянович был награждён пятью золотыми медалями и двумя орденами. Но в годы Первой мировой войны он сдал золотые награды в фонд победы над Германией.

Бедный богатый 

Знавшие Матвея Емельяновича как удачливого купца  вряд ли могли назвать его счастливым человеком. Его первая жена родила ему пятерых детей – двух сыновей и трёх дочерей. Правда, большая семья не мешала матери злоупотреблять алкоголем и умереть от белой горячки. Во втором браке Башкирова родилось трое детей, но и тут не обошлось без трагедии.

Матвей Емельянович был человеком строгих правил, и дома царила жёсткая дисциплина. Однажды сын от второго брака Рафаил опоздал к обеду – готовился к гимназическому балу, где был назначен распорядителем. Отец решил наказать его и объявил, что ни на какой бал Рафаил не пойдёт. Юноша выбежал из залы, достал из оружейного ящика револьвер и выстрелил в себя. Сил ему хватило только выйти к семье и с криком «Прости, мама!» упасть замертво. Этого супруга Матвея Емельяновича пережить не смогла – тоже скончалась от тоски.

Больше Башкиров не женился, а в делах опирался на старших сыновей. Дочек выдал замуж по сердечной склонности.

Матвей Емельянович пережил братьев. Кончина старшего Николая Емельяновича летом 1900 года была настолько эпична, что заслужила описания современников. Башкиров-старший отдыхал на собственном пароходе: плотно откушал стерляжьего супа на мясном бульоне, бифштекс-строганов, телячий бок с гречневой кашей, яичницу из пяти яиц, запил шампанским, а потом квасом и пошёл проветриться на капитанский мостик, где его и хватила «кондрашка». На раздел имущества дважды женатого покойника явились его 17 любовниц и их адвокаты. Ставший дворянином Яков Емельянович скончался в 1913 году, оставшись по иронии судьбы без наследников мужского пола – сыновья скончались, дворянство передать было некому.

Башкиров-младший скончался в 1924 году после революции, лишившись всего и не раз побывав в тюрьме. Хоронить его, нищего бесправного старика, вышли сотни нижегородцев, помнившие добро.

Кстати

Внук Матвея Емельяновича – Андрей Николаевич Башкиров – был специалистом в нефтехимии, занимался окислением и синтезом нефтепродуктов. Есть версия, что это по его инициативе неподалёку от родовых земель Башкировых был построен Кстовский нефтеперерабатывающий завод.

Один из основателей российского кинематографа Григорий Либкен в 1913 году запустил в прокат киноленту под звучным названием «Дочь купца Башкирова» (второе название – «Драма на Волге»). Весьма пикантный сюжет привлекал огромное количество зрителей. Но 16 декабря 1913 года в полицейское управление Самары от потомственного почётного гражданина Матвея Емельяновича Башкирова поступило заявление с просьбой о «воспрещении демонстрации картин, дающих повод к разнородным неблаговидным намёкам на род Башкировых».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно