Примерное время чтения: 7 минут
240

Чем угостите? Гастроэнтузиаст - о нижегородских словах и яствах

Нижнему Новгороду надо ответить на вопросы: кто мы, для кого? Чем можем удивить туристов?
Нижнему Новгороду надо ответить на вопросы: кто мы, для кого? Чем можем удивить туристов? / Елена Гордеева / АиФ-Нижний Новгород

Недавно на Верхневолжской набережной в Нижнем Эновглроде появился бюст Владимира Даля – автора «Словаря живого великорусского языка». А кто-то пытался собрать в одно издание характерные для нашего города и региона слова?

В год 800-летия города предприниматель Юрий ПОПОВ, работающий в сфере общественного питания, написал и за свой счёт издал «Нижегородский словраль». «АиФ-НН» узнал у Юрия Попова, как с «автоза» проехать в «универ» и чем нижегородцы могут удивить всю Россию.

В чём туристическая фишка? 

Злата Медушевская, «АиФ-НН»: – Юрий, вы родились в Мурманске, а в Нижний Новгород приехали учиться. Казалось бы, именно северо-запад России славится обилием регионализмов. Чем же вас поразил «нижегородский язык»?

Юрий Попов: – Я понаехавший, но уже действительный нижегородец. На самом деле, когда я в тогда ещё город Горький приехал учиться в 1988 году, люди здесь разговаривали несколько иначе, чем сейчас. Например, многие «акали», «якали» и «окали». Правда, и у меня тоже был свой мурманский говорок. Больше всего смущали ударения. Почему название микрорайона «Кузнечиха» здесь произносят с ударением на букву «и», а не на «е»?

Странным казалось и употребление значений некоторых слов. Есть, например, слово «уделать» в значении «отремонтировать». В Мурманске оно означало ровно противоположное – «сломать». А в Нижнем Новгороде, наоборот, уделывали разорванные ботинки! Ну и классика: «сахар» – у нижегородцев «песок», а «виктория» – «клубника».

Из нового: помните, у нас была фирма-перевозчик «Автолайн», которая использовала для работы «ГАЗели». До сих пор такой вид общественного транспорта в нашем городе и области называют «автолайнами», хотя фирмы давно уже нет.

Есть и молодёжный сленг. Молодые нижегородцы сокращённо называют Автозаводский район Нижнего Новгорода «автоз», в последнее время популярнее даже «автик». Или, Университет Лобачевского всегда называли просто «универ», а сейчас – «лобач». Просто раньше ННГУ был единственным университетом в городе, а сейчас их много.

Что-то уходит, что-то приходит. Мне захотелось запечатлеть эту идентичность языка, собрав его особенности в одной книге. Труд мой познавательный, но совершенно не научный, и поэтому он иронично называется «Нижегородский словраль». Его единственная цель – сделать так, чтобы туристам в нашем городе было ещё удобней и приятней. Отсюда и карманный формат книги.

– У нас уже не первый год бьются над созданием концепции развития туристической привлекательности Нижнего Новгорода и области, но прорыва  всё никак не достигнут. На ваш взгляд, почему мы не жемчужина туристической карты России?

–  Я думаю, что программа преобразований к 800-летию Нижнего Новгорода в чём-то носила карательный характер, но часть проблем города всё же решила. Например, отремонтировали фасады старинных домов. Для туристов сделали картинку, которой просто не было. Долгое время в городе не было и отелей 5-звёздочных, они открылись только в 2018 году к чемпионату мира по футболу.

Сейчас в Нижнем Новгороде реализуется программа «Чистое небо 800», когда владельцы электрических сетей освобождают центр города от проводов. Возможность сделать красивый кадр – это тоже очень важная часть туристической привлекательности. Конечно, важно продолжать строить общественные туалеты, организовывать в центре города парковки для больших автобусов с туристами.

Также надо понимать: «Кто мы? Для кого?». Город спортивного туризма, как Казань? Да, мы построили стадион, но футбольная команда у нас только в нынешнем сезоне вышла в премьер-лигу.

При этом Нижний Новгород – промышленный город, где на каждом крупном предприятии есть музей. Промышленный туризм сейчас в тренде, но в наши музеи не попасть с улицы.

Развитие туризма в регионе — это долгая, планомерная работа. А экскурсоводы, я считаю, у нас одни из лучших в России.

Что в голове, то и на столе?

– Сейчас один из трендов во всём мире – гастрономический туризм. Это может стать точкой роста для Нижнего Новгорода и области?

– К сожалению, у нас есть такая тенденция, которая, надеюсь, скоро себя изживёт, – пренебрежение к своим кулинарным традициям. Лосось, накачанный не пойми чем, нам всегда вкуснее и милее речной рыбы. Карасика же надо уметь вкусно и безопасно приготовить, а потом красиво съесть! Не каждый может это сделать.

Однако я рад, что ситуация постепенно меняется. В Нижнем Новгороде появились шеф-повара, которые делают ставку на русскую кухню с упором на нижегородские традиции. И этих ребят надо продвигать, приглашать на различные мероприятия, а не хвастаться, что московский шеф-повар Константин Ивлев к нам приехал! Должно быть своеобразие лиц, технологий и продуктов. Тогда это вызовет интерес у поклонников гастрономического туризма со всего мира.

К 800-летию Нижнего Новгорода вышла книга с традиционными нижегородскими рецептами, в её создании я принимал участие. На самом деле, по стране ходит много рецептов, родина которых – наш край. Только об этом мало кто помнит.

Например, серые щи. Их делают из нижних листьев капусты. Получается такой кислый суп. Его ещё называют «похмельным». Есть регионы, где такой суп называется «щи нижегородские».

Была и «уха бурлацкая». Были свои блины, пирожки, пончики. Почему бы не вспомнить эти прекрасные рецепты? Просто их надо доработать в соответствии с требованиями времени.

Меня как консультанта сейчас приглашают администрации разных районов Нижегородской области. Зовут те, кто хочет сохранить свою кулинарную идентичность и сделать это туристической фишкой.

– Но те же супы и пироги из местных продуктов можно и дома приготовить. Зачем идти за ними в ресторан?

– Если вдуматься, то мы отправляемся в рестораны за праздником. Ходить по магазинам, готовить, мыть посуду не надо. Вкусно поел, интересно пообщался с друзьями и ушёл домой в хорошем настроении.

Бабушкины и мамины пирожки – лучшие, спорить не буду. Но домашний повар никогда не приготовит сложное блюдо так, как это сделает профессионал. А мы в ресторан часто приходим пробовать блюда, которые прежде не ели.

И по себестоимости продуктов иногда в ресторане поесть дешевле, чем дома. На выходе получается явная экономия. Мы просто считать не привыкли.

– Если анализировать нижегородский рынок общественного питания, можно заметить, что рестораны, кафе, бары у нас долго не живут и достаточно быстро закрываются. Это нормально  или говорит о существовании некоторых проблем в этой сфере?

– На самом деле, я за стабильность. У нас помещения точек общественного питания сдаются в аренду, а не находятся в собственности у владельцев бизнеса. В итоге во время пандемии многие не выдерживают ограничений по той же рассадке, когда ползала должно быть свободным. 50% выручки сразу нет!

Кроме того, любая точка общественного питания – это сложный бизнес, и управлять им должны профессионалы. Как показывает нижегородская практика, тогда будет толк.

Вообще, ресторанный бизнес – это своего рода религия. Что у вас в голове, то и на столе.

Досье
Юрий Попов. Родился в Мурманске. Закончил Нижегородский государственный университет им. Н. И. Лобачевского. Предприниматель, городской активист, гастроэнтузиаст.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно