Примерное время чтения: 7 минут
708

Балагурство и балаканье. Музыкант – об особенностях игры на балалайке

Сергей Малыхин: «В кажущейся простоте трёх струн скрыта глубина русской души».
Сергей Малыхин: «В кажущейся простоте трёх струн скрыта глубина русской души». / Сергей Малыхин / Из личного архива

23 июня в России отмечают День балалайки – одного из главных символов нашей страны. В Нижнем Новгороде сложилась своя школа этого народного инструмента, и её ученики достойно представляют наш регион на значимых музыкальных конкурсах.

«АиФ-НН» узнал у профессора кафедры народных инструментов Нижегородской государственной консерватории им. М. И. Глинки Сергея Малыхина, как виртуозно бряцать по струнам и кто был «русским балалаечным Страдивариусом».

От народного до классики

Злата Медушевская, «АиФ-НН»: Сергей Павлович, обычно в юности молодые люди хотят научиться играть на гитаре. Почему вы решили освоить три струны балалайки?

Сергей Малыхин: Семья у нас была музыкальная, брат с сестрой учились в музыкальной школе по классу баяна. Решил тоже по их стопам пойти, но мне предложили попробовать играть на балалайке. Я увлёкся. С детства чувствовал, что инструмент этот особенный. Он не просто звучит, а «разговаривает», как человек, смеётся, плачет, поёт.

В 1993 году я выступал в Германии с оркестром. После концерта ко мне подошла немка и стала расспрашивать про инструмент. Я рассказал, что у балалайки всего три струны, две из которых настроены одинаково. Женщина была потрясена: на трёх струнах такие сложные музыкальные вариации играть? Помню, она сказала: «В этом все русские люди. Смотришь, простой человек, а какая глубина, знания, мысли в нём скрыты!» Получается, в балалайке скрыта русская душа…

– Вы действительно виртуозно играете на балалайке. Почему с этим инструментом принято ассоциировать глагол «бренчать»?

– Бряцание – это один из основных приёмов игры на балалайке, когда исполнитель частыми ударами вниз и вверх по струнам наполняет звуками длинные ноты. Именно этот приём и отличает балалайку от других инструментов – балалаяньем, балагурством и балаканьем. По одной из версий историков, это и определило название инструмента – балалайка.

Кроме оригинальных сочинений и обработок народной музыки, балалаечники играют множество переложений классических произведений для скрипки, фортепиано и духовых инструментов.

– Но есть же огромное количество народных произведений, которые просто созданы для балалайки. Зачем перекладывать классику?

– Концертная балалайка – инструмент относительно молодой, около 150 лет минуло с его создания. Василий Васильевич Андреев усовершенствовал балалайку и создал кружок любителей игры на ней. Первый публичный концерт кружка состоялся 20 марта 1888 года в зале Городского кредитного общества, а концерт обновлённого кружка — Великорусского оркестра — в зале Дворянского собрания в Петербурге (сейчас это Санкт-Петербургская филармония) 11 января 1897 года.

Сам Чайковский как-то воскликнул: «Какая прелесть эти балалайки!» Думаю, проживи великий композитор ещё лет десять, он бы обязательно для балалайки что-то написал. Она в себя влюбляет!

Виртуоза-балалаечника Бориса Трояновского Лев Толстой приглашал выступить в Ясную Поляну. И потом звучание балалайки мы «слышим» на страницах «Войны и мира».

В наши дни народные инструменты достигли такого исполнительского уровня, что для них с удовольствием пишут лучшие современные композиторы.

Штучный товар

– Сейчас на народных инструментах модно исполнять, например, рок. Как вы к этому относитесь? Нет ли в этом искажения музыкальных смыслов?

– Я думаю, когда люди занимаются музыкой, любой, то это здорово! Главное – качество исполнения, а не просто халтурное заигрывание с народной тематикой.

Своим ученикам всегда говорю: «Мастерство привлекательно в любом деле!»

– Как я понимаю, хороший инструмент стоит больших денег? Скрипки Страдивари тому подтверждение…

– «Русский балалаечный Страдивариус» — так некогда отзывался о Семёне Ивановиче Налимове известный русский музыковед, профессор Петербургской консерватории Александр Осовский.

Налимов – русский мастер по изготовлению музыкальных инструментов: балалаек, домр, гуслей.

Он работал в тесном сотрудничестве с первым реформатором народных струнных Василием Васильевичем Андреевым. Современные балалайки и домры до сих пор изготавливают по образцам Налимова. Подлинных налимовских балалаек, как и скрипок Страдивари, осталось мало.

Хорошие концертные инструменты стоят дорого, это только кажется, что инструмент простой. Для его изготовления используют чёрное дерево, палисандр, клён. Причём сырое дерево в работу не идёт. Оно должно отлежаться лет 30, а лучше– 50. Изменения в материале должны произойти на молекулярном уровне. Чаще всего хорошие инструменты изготавливают династии мастеров. Отец положил дерево на хранение, а балалайку из него сделает уже сын.

Я родителям учеников предлагаю для начала тоже покупать не самый дешёвый инструмент. Это другое качество звука, способность раскрытия навыков, влюблённость в инструмент. В конце концов, на «дровах», изготовленных из фанеры, можно только постичь основы игры.

Мастерство юных исполнителей высоко оценивают и жюри конкурсов, и слушатели. На фото: Яков Спирин - трёхкратный стипендиат фонда «Новые имена».
Мастерство юных исполнителей высоко оценивают и жюри конкурсов, и слушатели. На фото: Яков Спирин - трёхкратный стипендиат фонда «Новые имена». Фото: Из личного архива/ Сергей Малыхин

Свет музыки

– У вас много учеников. Тянется подрастающее поколение к народным инструментам?

– Я считаю, что каждый ребёнок должен учиться в музыкальной школе. Никому ещё такое образование в жизни не помешало, только помогло, даже если музыка не стала профессией.

Отрадно, что сейчас на государственном уровне есть понимание: народные инструменты – важнейшая часть русской культуры. В музыкальные школы вновь закупают целые оркестры.

Конечно, во все времена очень многое зависит от педагогов. Как они заинтересовывают учеников, вдохновляют, какие знания дают. Неправильно думать, что педагог учит. Хороший учитель учится у каждого воспитанника. Ты с каждым разом понимаешь, как лучше преподнести тот или иной материал. Такой взаимообмен.

Кстати, каждому бриллианту нужна огранка. Способному ученику нужна основательная школа, которую закладывает грамотный педагог. Без крепкого фундамента на начальном этапе трудно будет достичь исполнительских высот. Роль педагога в становлении ученика очень велика.

Хорошо, что в Нижнем Новгороде во всех музыкальных школах работают преподаватели по классу балалайки. Среди них много моих учеников. Всегда радуюсь, когда они показывают на конкурсах уже своих воспитанников, достигших высокого уровня исполнительского мастерства.

Интерес у зрителей к юным исполнителям огромен. Конкурс «Новые имена» собирает тысячный зал в нашей филармонии. С огромным удовольствием эти люди слушают и народные инструменты.

– А вам не бывает обидно, когда талантливый ребёнок, в которого вы вложили много сил, вдруг решает, что музыка – это не его?

– На самом деле каждый ребёнок сам решает. Да, можно убедить, настоять где-то…

Вот был у меня ученик, лауреат многих конкурсов, который при этом заканчивал школу с золотой медалью. Бабушка его меня спрашивала: «Сергей Павлович, что же вы внука не агитируете идти в музыкальное училище?». Я ей говорю: «Мы были на конкурсе, и ребёнок в свободное время не выпускал тетрадь из рук, задачки математические решал. Ему это на самом деле интересно!»

В музыку как в профессию надо приходить, когда ты понимаешь, что без неё не можешь ни дня, ни минуты прожить. Денег здесь больших не заработаешь. Это должно быть необходимым, как воздух, свет…

Досье
Сергей Малыхин. Родился в 1963 году в г. Кировск (Украинская ССР). В 1989 году окончил Донецкую государственную консерваторию им. С. С. Прокофьева. С 1989 года работает в Нижегородской государственной консерватории им. М. И. Глинки. Преподаваемые дисциплины: специальный класс – балалайка, ансамбль. Солист ансамбля народных инструментов «Русский праздник».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно