Примерное время чтения: 8 минут
2941

Наряды пяти Олимпиад. Дизайнер – о создании костюмов для гимнасток

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. Аргументы и Факты - Нижний Новгород 11/08/2021
Для Евгении Канаевой Марина Гогуа разработала купальник телесного цвета.
Для Евгении Канаевой Марина Гогуа разработала купальник телесного цвета. / Bauken77 / Commons.wikimedia.org

Один из самых зрелищных видов спорта на летней Олимпиаде – художественная гимнастика. Здесь сошлось всё: невероятная гибкость спортсменок, сложнейшие элементы и, конечно, костюмы, которые с каждым годом становятся всё интереснее.

За то, как выглядят «художницы» разных стран, отвечает в том числе и нижегородка Марина Гогуа. Именно она много лет создаёт невероятные наряды и задаёт тон в моде. Её костюмы были уже на пяти Олимпиадах!

Для Игр в Токио Марина Гогуа шила костюмы сборным Японии, Израиля, Грузии. А вот с российскими спортсменками, к её большому сожалению, поработать не удалось: на этапе подготовки модельер заболела коронавирусом.

«Болела за моих девочек»

Марина Гогуа: Работа со сборной требует моего присутствия в центре гимнастики в Светлогорске, так как Ирина Александровна Винер (главный тренер сборной России по художественной гимнастике. – Прим. авт.) очень требовательна, отслеживает каждую деталь, может отказаться от костюма, и тогда приходится шить заново, – рассказала «АиФ-НН» Марина Гогуа. – Но в этот раз по состоянию здоровья я не смогла ездить в Москву. Костюмы шили столичные мастера. Немного ревную, что не я создавала образы для гимнасток на Олимпиаду, но так получилось.

Анна Сингосина, «АиФ-НН»: Тем не менее зрители увидили ваши работы на Олимпиаде.

– Я одевала сборные Японии, Израиля и Грузии. Команды из других стран работают дистанционно, говорят: «Делай, что хочешь, нам всё нравится». Мне немножко неудобно перед нашими девочками, но это моя работа. Я всё равно болела, переживала за российскую команду, особенно за Дину и Арину Авериных: они пришли ко мне маленькими девочками и уже 17 лет шьют костюмы у меня. Я была уверена в их победе!

Защита для Алины

– Откуда в вас такая любовь к созданию нарядов?

– Когда была маленькой, мы жили в Сухуми. Все дети шли во двор, а я закрывалась в своей комнате и создавала образы. Например, брала ветку дерева, похожую на человечка, и одевала её в лепестки цветов.

По образованию я реставратор исторических памятников, но никогда ничего не реставрировала. Пока училась, создавала свои картины, меня даже преподаватели не трогали – пусть рисует! Когда началась грузино-абхазская война, нам с семьёй пришлось уехать из родного города. Я практически случайно попала в Нижний Новгород: здесь учился мой брат, и он пригласил нас погостить, переждать. В итоге мы здесь уже 29 лет...

– Сначала вы работали в ателье по пошиву костюмов для бальных танцев, потом создавали наряды для нижегородских гимнасток. А как стали работать с российской сборной?

– Ирина Александровна Винер оценила купальник, в котором выступала будущая олимпийская чемпионка нижегородка Елена Посевина, и попросила создать костюмы для юной Алины Кабаевой к чемпионату мира в Германии. Раньше на костюм нашивали блёстки, а я предложила использовать стразы Сваровски. И Ирина Александровна поддержала. А сейчас кристаллы используют уже очень многие мастера.

Был ещё такой случай. Алина на одном из состязаний выступила не очень удачно, взяла «серебро» и очень переживала перед следующими соревнованиями. Я в шутку говорю: «Алиночка, давай мы с тобой сделаем на купальнике глаз, чтобы тебя никто не сглазил». Она посмеялась: «Ну, давайте». Обсудили с Ириной Винер эту идею, сделали – и Алина взяла «золото»! Спортсмены очень суеверные люди – некоторые гимнастки до сих пор просят сделать такой глазик на купальнике.

– «Голые» костюмы тоже вы придумали?

– Я сделала такой для Евгении Канаевой к чемпионату Европы. Обсуждали с Ириной Винер будущий костюм: нам хотелось чего-то нового, интересного. И я предложила сшить костюм телесного цвета. При этом нужно было сделать так, чтобы это не выглядело пошло. Но Женя сама очень интеллигентный человек, поэтому получилось экстравагантно и красиво. Сейчас «телеска» используется, чтобы фигура гимнастки выглядела наиболее выигрышно.

Мне очень повезло, что я работаю с такими людьми, как Ирина Александровна Винер. Целых 25 лет я служу художественной гимнастике. Не описать словами это чувство, когда сборная России выступает на Олимпиаде и тебе доверяют создавать костюмы для неё! Конечно, было страшно, но я отдавала себя на все 100 процентов. Для меня не существовало ни семьи, ни детей, потому что нужно было достойно сделать работу. Это требует очень много энергии, но я получаю такую любовь в ответ!

«Руки сами рисуют эскиз»

– Как идёт процесс создания костюма?

– Всё идёт через сердце. Когда я в первый раз вижу спортсменку, то смотрю, какие у неё глаза, как она двигается, что говорит, как берёт ручку… Учитываю, какая фигура у девочки, ведь художник должен подчеркнуть длину ног, красивую шею… Потом именно для конкретного человека создаётся костюм.

А ещё важна музыка. Например, когда заказывают костюмы спортсменки из других городов России, из других стран, я смотрю на их фотографии и слушаю «их» музыку, и у меня создаётся образ. Руки сами рисуют эскиз. Я заметила, что первый эскиз – всегда то, что надо. Мне нравится создавать всё самой, а не брать, как некоторые мастера, немного оттуда, немного отсюда…

Создаю образы, а мастера, которые работают со мной много лет, воплощают идеи. Курирую все этапы создания костюма, вплоть до цвета ниток. На один костюм уходит в среднем две недели. Но я дотошная, поэтому порой мастерам приходится переделывать работу, пока не будет идеально.

Бывают ситуации, когда есть только три дня, приходится работать даже ночью. И тут уже ничего нельзя переделать.

У меня практически нет выходных и отпуска. Но я получаю огромный кайф от работы.

– Как можно определить ваш стиль?

– Говорят, что я «культурный художник». Люблю элегантность, выдержанность, не люблю аляпистого. Разве можно одевать звезду аляписто? А ребёнок в таком наряде вообще потеряется... Нужно всё делать изысканно и самого высокого качества.

Однажды нужно было создать цыганский костюм для Алины Кабаевой, пёстрый и яркий. Ирина Александровна смотрит-смотрит на меня и говорит: «Нет, я тебе это задание не дам. Ты его не сможешь сделать»...

– Что вам помогло добиться успеха?

– Я никогда даже не мечтала об этом. Главное – быть искренней, любить других. Для меня существует только два типа людей: хорошие и очень хорошие. Не надо ничего доказывать, нужно любить и ценить то, что есть. Когда в душе нет злости, зависти, обиды, ты счастливый человек. Боль причиняют только несчастные люди. Я бы не выжила, если бы жила по-другому.

Я даже подумать не могла, что буду одевать российскую сборную по художественной гимнастике, что мои костюмы будут на пяти Олимпиадах! Я просто жила и даже не успевала мечтать, само собой всё получалось. Бог любит меня за то, что я люблю людей и свою работу.

Однажды нашей команде нужны были костюмы для групповых упражнения на Олимпиаде в Лондоне, и я предложила сделать костюмы из множества разноцветных сердечек. Ирина Винер взглянула на образец и сказала: «Это не костюм, это ваше большое сердце». Я ей очень благодарна за такую высокую оценку, за то, что столько лет вместе трудились…

О Нижнем с любовью

– Но сейчас вы не только модельер…

– Мне очень не хватает моей родины, Грузии, поэтому я создала в Нижнем Новгороде свою маленькую Грузию – ресторанчик рядом с кремлём и рекой. Здесь работают только грузинки: их не нужно учить, как принимать гостей. Когда устаю в мастерской, иду в ресторан, надеваю фартук и обслуживаю людей, общаюсь с ними, рассказываю о своей родине...

Ресторан назвала в честь моих родителей, которые мне показали, что такое любовь. И я хотела воссоздать этот мир, где царит атмосфера любви и тепла. Кстати, на одной из стен есть роспись с таким же «глазом», как я когда-то сделала для Алины Кабаевой.

– Стал ли Нижний Новгород для вас родным?

– Я очень люблю его, никогда даже в мыслях не было переехать в Москву. Для меня Нижний Новгород – это не просто город, а целая вселенная. Это город, где я выжила. Здесь в меня поверили, здесь я встала на ноги.

Это счастье, когда ты занимаешься тем, что любишь. И мастерская – это мой волшебный мир, в котором я творю.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно