Примерное время чтения: 7 минут
86

Лён – всему голова. Кто расскажет, как рубашка в поле выросла?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 23. Аргументы и Факты - Нижний Новгород 08/06/2022
 На полях Российской империи собирали лён высочайшего качества. (Картина Федота Сычкова «Мяльщицы льна»)
На полях Российской империи собирали лён высочайшего качества. (Картина Федота Сычкова «Мяльщицы льна») Википедия

Молодых людей из глубинки тянет в город, они покидают село.

Как изменить ситуацию и причём здесь лён, «АиФ-НН» рассказал директор Центра стратегического развития путешествий и наставничества Владимир ХРЫКОВ.

Уроки жизни

Злата МЕДУШЕВСКАЯ, «АиФ-НН»: – Владимир Павлович, на ваш взгляд, почему, несмотря на все усилия государства, молодёжь считает немодной работу в сельском хозяйстве?

Владимир ХРЫКОВ: – Потому, что такая работа в основном низкооплачиваемая и не высокотехнологичная. Да, есть передовые хозяйства с тракторами, похожими на космические корабли. Но так ли их много в стране?

В посевную, когда ты чуть ли не 20 часов в сутки в поле, платят в среднем 25 тыс. руб. Гораздо больше заработаешь менеджером в офисе, сидя весь день на стуле в чистом костюме.

Конечно, АПК – отрасль, куда молодёжь идти пока не хочет. Подход к организации сельскохозяйственной отрасли, конечно, надо менять. Агрошколы на участках при учебных заведениях этому помогут.

При многих школах в Нижегородской области есть земельные участки. Раньше учебное заведение делало там что хотело. Кто-то яблоневые сады разбил... Вроде сельское хозяйство.

Но почему бы не создать единый областной центр, который возродит эти участки как важную часть образовательного процесса и обеспечит школьные столовые, например, собственными овощами? Центр мог бы разрабатывать единый агроплан, обеспечивать участки минимальной техникой, семенами, удобрениями. Это может стать унифицированной сетевой формой работы с учащимися. Можно вовлекать в процесс аграрный бизнес, заинтересованный в кадрах.

Пока такого центра в регионе нет.

Школьная студия едет на ПМЭФ

– Вам удалось создать одну такую агрошколу. Как она работает?

– Мой проект агрошколы «Как рубашка в поле выросла» в 2020 году поддержал Фонд президентских грантов. Проект – как раз попытка показать, куда нам надо двигаться, чтобы  вырастить кадры для сельского хозяйства.

На земельном участке при одной из школ в области ребята посеяли и вырастили длинноволокнистый лён. Затем обработали его, соткали ткань и изготовили из неё декоративные предметы. Дети очень прониклись! Одна из учениц рассказала, что мечтает быть дизайнером одежды. Вместе мы разработали проект школьной дизайн-студии. Собираемся выступить с ним на молодёжной секции Петербургского международного экономического форума в середине июня.

– Насколько я знаю, этот ваш проект поддержки в министерстве образования, науки и молодёжной политики Нижегородской области не получил. Тиражировать его в регионе не намерены. Почему, как вы думаете? Идея-то хорошая.

– Нижегородская область вошла в пилотный проект по созданию агроклассов в школах аграрных регионов России. Но на мой взгляд, это очередная форма отчётности, а не реальная профориентация молодёжи. Показывать и созидать – две большие разницы. Это ещё Антон Макаренко доказал. Увы, наше образование в данном случае двинулось по пути демонстрации.

Я считаю, что именно в агрошколе дети начинают понимать, зачем им, собственно, образование нужно. Ребёнок приходит на пришкольный участок и видит: биология – это рост растения, химия – удобрения, математика – расчёт потребности в них, география – пространственное распределение  сельскохозяйственных культур и их взаимодействие с человеком. А главное – дети видят реальный результат своего труда!

Важный момент: ребёнок понимает и то, как человек взаимодействует с природой через сельскохозяйственную деятельность – древнейшую в истории человечества.

– Ребята на «вашем» пришкольном участке выращивали лён. Почему вы выбрали именно эту культуру?

– Я считаю, что эта культура идеальна, чтобы выращивать её в нашей полосе рискованного земледелия. Но я подчеркну: мы брали именно длинноволокнистый лён. Россия долгое время была мировым лидером по производству такого вида льна. В царской России качество льняного волокна было высочайшим, оно не уступало китайскому шёлку. С тех времён, собственно, лён и называют «северным шёлком».

Фото: личный архив/ Наталья Корнеева

Сегодня лидеры по выращиванию льна-долгунца – Франция и Бельгия. Перерабатывают его Индия и Китай. Льняные ткани высокого качества, как правило, производит Италия, более низкого качества – Бангладеш.

В России мы уже отстаём от мировых стандартов выращивания льна почти на век! Лён как экспортную культуру у нас «убили» в 1970-е годы. Тогда была плановая экономика, где главным было количество, а не качество.

Между тем длинноволокнистый лён выращивать намного сложнее, чем короткий. У льна-долгунца и по сей день высокая агрокультура. В Нижегородской области в среднем в гектар сельхозкультур надо вложить 5000-6000 руб. А чтобы вырастить лён-долгунец экспортного качества – около 30 тыс.

Мы во многом утратили в этом плане высокую агрокультуру. Теперь производство льна-долгунца должно быть экспериментальным. Без финансовой поддержки государства здесь не обойтись. Пока её в должном объёме нет.

Возродить «северный шёлк»

– Тем не менее вы считаете такое дорогостоящее возрождение льноводства в Нижегородской области важной составляющей подъёма сельскохозяйственной отрасли…

– Сейчас у нас выращивают только короткий лён. В год им засеивают около 4000 гектаров. При этом продавать его не слишком рентабельно. Зато тот же Китай готов закупать длинноволокнистый лён в объёмах от 500 тонн и до бесконечности за хорошие деньги. В 2017 году за килограмм короткого льна китайцы платили 0,5 доллара, а за длинноволокнистый – 2,5-3 евро. Сейчас цены, естественно, выросли, но разница осталась.

Для работы одного завода-модуля, рассчитанного на 1000 гектаров посевов льна, требуется около 150 человек. Это новые рабочие места для севера области, где с занятостью не слишком хорошо.

На мой взгляд, длинноволокнистый лён может стать локомотивом развития АПК в зоне рискованного земледелия на севере Нижегородской области.

Сеять лён в промышленных масштабах надо от тысячи гектаров. Эта культура требует трёхпольного севооборота (практика выращивания различных видов сельскохозяйственных культур на одной и той же территории в течение нескольких вегетационных сезонов. – Ред.) То есть, засевая таким образом гектар земли, мы реально вводим в оборот четыре гектара.

Кроме того, для работы одного завода-модуля, рассчитанного на 1000 гектаров посевов льна, требуется около 150 человек. Это новые рабочие места для севера области, где с занятостью не слишком хорошо.

Кроме того, льноволокно – это только начало. Из семян льна, выращенного в нашей климатической зоне, можно делать масло для лакокрасочного производства. На отходах производства  прекрасно растут грибы вроде вешенок. Это дополнительная возможность развивать малый и средний бизнес.

Кроме того, из льна-долгунца делают биокомпозитное волокно для автомобильной, авиационной и космической промышленности. Даже порох из него учёные научились получать!

Лён-долгунец – прекрасный экспортный товар. Но Китай не готов нас учить, как его производить. Тем более не готовы сейчас к этому Франция и Бельгия. Значит, надо возрождать российские традиции.

Досье
Владимир ХРЫКОВ. Родился в г. Бор. В 2008 году окончил факультет международных отношений ННГУ им. Н. И. Лобачевского по специальности «Политология». Проходит обучение в магистратуре лесного факультета Нижегородской государственной сельскохозяйственной академии. С 2014 года – председатель автономной некоммерческой организации «Центр стратегического развития путешествий и наставничества». С 2017 года – председатель Нижегородского отделения межрегионального общественного фонда «Льняной союз».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых