Примерное время чтения: 6 минут
112

Кров и мир. Как Нижегородская губерния принимала беженцев в ХХ веке

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 9. Аргументы и Факты - Нижний Новгород 02/03/2022
Персонал и раненые Нижегородского городского лазарета, 1915 год. Лазарет был создан на базе госпиталя, эвакуированного из Гродно.
Персонал и раненые Нижегородского городского лазарета, 1915 год. Лазарет был создан на базе госпиталя, эвакуированного из Гродно. / Максим Дмитриев / Государственная архивная служба Нижегородской области (ГАрхАДНО)

Любая война в считаные часы разрушает налаженную годами жизнь. Бросив всё, в страхе и панике люди бегут туда, где есть надежда на спасение. Нижегородская земля много раз в своей истории давала кров и убежище тем, кто бежал от войны. Вспоминаем, как это было.

Бег от Первой мировой

Летом 1915 года началось великое отступление Русской армии по всему фронту Первой мировой войны. В этот момент верховная ставка под руководством великого князя Николая Романова издаёт указ о массовом выселении людей с западных территорий Российской империи. За лето-осень 1915 года, часто против воли, оттуда вывезли около 5 миллионов человек. Цель была благой: спасти своих граждан от вражеской агрессии. В соответствии указом врагу должны были оставлять выжженную территорию. Люди, покидавшие эти пепелища, были полностью разорены…

По официальным документам, в годы Первой мировой войны Нижегородская губерния приняла 65 тыс. беженцев. Люди приезжали целыми семьями буквально с одним чемоданом на всех. Ещё  около 35 тыс. человек были эвакуированы вместе с предприятиями. 

Средств на приём такого потока беженцев, по сути, у губернии не было. Государство, силы которого забирала война, пополнять местную казну не спешило. Закон, определяющий статус беженцев, появился только через месяц после приезда эвакуированных в губернию. Тем не менее ресурсы, чтобы помочь людям, бежавшим от войны, нижегородцы находили.

По оценкам историков, пожалуй, самый организованный приём людей в те годы шёл в Арзамасском уезде. Сюда приехали более 4 тыс. человек. Земские власти быстро организовали для измученных трёхмесячной дорогой людей столовые, медицинский пункт, некоторым нашли рабочие места, составили список домовладельцев, готовых предоставить беженцам кров.

Но, конечно, многие приезжие мечтали вернуться домой.

«В 1918 году к власти в России пришли большевики и уравняли всех в правах, лишив большей части беженцев Первой мировой войны последних государственных выплат. Люди стали уезжать. Процесс реэвакуации из Нижегородской области растянулся до 1922 года, – говорит руководитель проекта «Беженцы I мировой войны в Нижегородской губернии» Алла Тихонова. – Сколько беженцев вернулись домой, точных данных в архивах нет. По предварительным оценкам, около половины прибывших. Для десятков тысяч других людей наша земля навсегда стала родной».

Кстати, волна беженцев Первой мировой войны принесла в нашу область важные положительные изменения. Прибывший в Нижний Новгород Варшавский политехнический институт, по сути, стал основой всего вузовского образования в купеческом городе. Эвакуированные из Риги заводы «Фильзер» и «Этна» стали основой промышленного потенциала региона.

Эшелоны из блокадного кольца

Через два дня после начала Великой Отечественной войны в стране был создан совет по эвакуации. Враг наступал, и надо было быстро спасать производство, культурные ценности, но главное – людей. Горьковская область к началу войны была важным транспортным узлом, и ей суждено было стать одной из крупнейших эвакуационных баз. По данным государственной архивной службы Нижегородской области, уже к октябрю 1941 года в разных районах разместили почти 150 тыс. беженцев. Квалифицированных специалистов оперативно трудоустраивали на заводы, остальных – в колхозы.

В Горьковскую область эвакуировали много детей со всего СССР. Так, война застала в Горьком 110 глухонемых детей из разных городов страны. Ребята путешествовали по Волге на корабле. К началу учебного года в Фоминковском районе области (был такой в войну) открыли спецшколу для маленьких особенных беженцев, всех обеспечили зимней одеждой.

Больше 3 тыс. детей прибыло к нам без родителей. Малышей брали в семьи простые сельские жители. Колхозы Работкинского района приняли на иждивение немощных стариков.

В 18 районах области разместили воспитанников 42 детских домов из блокадного Ленинграда. В село Красный Бор из голодного ада приехала и 12-летняя Таня Савичева. Дневник этой девочки, где она отмечала даты смерти родных, стал страшным свидетельством преступлений нацизма на Нюрнбергском процессе.

Таню вывезли из блокадного Ленинграда измученной голодом и тяжёлой дорогой. У ребёнка обнаружили туберкулёз, пережить болезнь Таня не смогла. Маленькое сельское кладбище в Шатках стало для Тани последним приютом. Девочки не стало 1 июля 1944 года.

Конечно, при массовой эвакуации возникали и проблемы. Из тюрем Карело-Финской ССР в Горький прибыли неохраняемые эшелоны с осуждёнными. Многие их пассажиры, выйдя в город, занялись привычными для себя делами...

После тягот и лишений многие беженцы приезжали в нашу область больными. Больницы были перегружены. Не хватало жилья, продовольствия, одежды. И всё равно для тысяч обездоленных людей из Белорусской, Украинской, Литовской, Карело-Финской ССР, из Москвы и Ленинграда Горьковская область в годы Великой Отечественной войны стала домом и спасла им жизни.

Приезжие, те, кто был в силах, становились к станкам и помогали фронту как могли.

«В Горьком мощная производственная база появилась до Великой Отечественной войны. На мощностях ГАЗа, «Красного Сормова», Машзавода это позволило быстро развернуть эвакуированные предприятия, – объясняет доктор исторических наук, профессор Андрей Кузнецов. – Вопреки расхожим представлениям СССР готовился к войне. Предприятия тяжёлой и даже лёгкой промышленности закладывали возможность быстро перепрофилировать производство под военные задачи».

Родом из СССР

По данным переписи населения, в 1989 году в республиках СССР проживали 25,3 млн русских. После распада огромной страны начинались военные конфликты. Люди, и не только русские по национальности, бросали всё, чтобы уехать в Россию. Кто-то выбирал Нижегородскую область. В основном к нам приезжали беженцы из Таджикистана, Узбекистана, Азербайджана и Грузии –  в те годы это были самые горячие точки на карте бывшего СССР.

Наталья Челезова приехала в Нижегородскую область с отцом и матерью. Бежали в чём были в 1991 году из Грузии, когда там началась гражданская война. Купили старый дом в одной из деревень Володарского района. Денег, чтобы приобрести жильё в Нижнем Новгороде, не было. Бывшим жильцам благоустроенной квартиры в центре Батуми пришлось учиться топить печь, полоть грядки, носить воду из колодца. Надо сказать, что до 1993 года в России не было законов ни о миграции, ни о беженцах, ни о вынужденных переселенцах. Бежавшим от военных конфликтов бывших республик СССР в основном помогала общественность и приехавшие раньше собратья по несчастью.

«Нас в деревне очень поддержали соседи – учили сельской жизни, по первости делились овощами с грядок, пока мы не завели свой огород, – вспоминает Наталья. – Никто ни разу не сказал: «Понаехали!» Хотя людям и самим тяжело тогда приходилось».

Кстати, на протяжении 1990-х гг. рост населения за счёт беженцев во многом компенсировал серьёзную убыль населения в регионе.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно