Примерное время чтения: 7 минут
731

Да будет свет! Как в Нижнем Новгороде электричество появилось

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31. Аргументы и Факты - Нижний Новгород 04/08/2021
Ярмарочная станция начала работать одной из первых в городе в 1885 году.
Ярмарочная станция начала работать одной из первых в городе в 1885 году. / Максим Дмитриев / МРСК Центра и Приволжья

Сейчас никого не удивишь светом на улицах и в домах и наличием электротранспорта в городе. Но в последней четверти XIX века всё это было в диковинку. При этом Нижний Новгород считался одним из центров российской энергетики. В «Нижновэнерго» открылась экспозиция, посвящённая электрификации города и его окрестностей. Из-за ковидных ограничений музей пока не принимает посетителей, однако рассказать о самых интересных событиях в истории нижегородской энергетики пандемия не помешает.

Под началом Попова

Началом нижегородской энергетики можно назвать 1876 год, когда на Сормовском заводе начала действовать первая силовая станция. 12 котлов, работавших на нефти и торфе, выдавали мощность почти в 3000 киловатт.

А в 1885 году в городе начала работать одна из крупнейших в России электростанций – Ярмарочная. Она была построена офицером русского флота Николаем Рюминым для освещения Нижегородской ярмарки, гостиниц и лавок. Правда, работала всего два месяца в году, пока шла торговля. Затем оборудование снимали, чтобы его не затопило в половодье, а на следующий год монтировали снова.

Готовясь к проведению первой в провинции Всероссийской промышленной и художественной выставки 1896 года, дирекция ярмарки решила установить на электростанции несколько новейших динамо-машин зарубежного производства. Для реализации проекта из Кронштадта пригласили специалиста в области электротехники Александра Попова. Летом 1889 года он заключил контракт с дирекцией ярмарки и был назначен заведующим электростанцией, которую возглавлял 10 сезонов.

Попов смог быстро установить причину частых перебоев со светом: как оказалось, обслуживание станции прежде велось технически неграмотно. Чтобы добиться надёжности и контроля действия отдельных цепей в любую минуту, пришлось сконструировать реле для автоматизации управления. В результате к концу второго сезона работы Попова аварии практически прекратились.

К 1896 году электростанция превратилась в образцовое предприятие, оборудованное современной техникой. Кроме того, к открытию выставки усилили уличное освещение, эффектно осветили две триумфальные арки, главный ярмарочный дом украсили иллюминацией. За четыре дня до приезда на выставку императорской четы на электростанции запустили новую динамо-машину.

Кстати, в Нижнем Попов создал прибор, записывающий электромагнитные излучения при грозовых разрядах. Первые «сигналы с неба» прообраз радиоприёмника – «грозоотметчик» – зафиксировал в здании электростанции.

Первый трамвай – в Кунавине

В мае 1896 года Нижний Новгород стал и одним из первых городов в Российской империи, где был пущен трамвай (самый первый всё же появился в Киеве в 1892 году, а в столичном Петербурге электротранспорт запустили только в 1907-м).

В Нижнем Новгороде в одном из первых городов Российской империи был запущен трамвай.
В Нижнем Новгороде в одном из первых городов Российской империи был запущен трамвай. Фото: МРСК Центра и Приволжья/ Максим Дмитриев

 

Трамвай в Нижнем пошёл по однопутной Кунавинской линии длиной 4,3 км немецкой компании «Сименс и Гальске». Линия шла от главного входа выставки по территории Кунавина мимо железнодорожного вокзала, через ярмарку до плашкоутного моста. Чуть позже было открыто ещё несколько линий. В самом Нижнем Новгороде трамвайную линию построил Рафаил фон Гартман.

Для обеспечения работы трамвая и устройства освещения в городе запустили ещё пять электростанций. Меньше чем за год в Нижнем установили 400 уличных фонарей, 3500 ламп накаливания, протянули десятки километров линий электропередачи.

От плана ГОЭЛРО к НиГРЭС

В начале XX века промышленные предприятия уже строили свои небольшие электростанции, в 1916 году власти возвели на берегу Оки Центральную электрическую и водоподъёмную станции. Но всё это работало локально – для самих предприятий и близлежащих домов, пока не появилась идея ГОЭЛРО (Государственный план электрификации России, утверждённый в декабре 1920 года VIII Всероссийским съездом Советов).

Этот документ позволил кардинально решить вопрос электрификации Нижнего Новгорода и губернии, создав единую нижегородскую энергосистему. В феврале 1921 года комиссия ГОЭЛРО вместе с Главным комитетом государственных сооружений постановила приступить к строительству Нижегородской районной электростанции. Местом для строительства была выбрана северо-западная окраина Балахны.

Во-первых, там располагались крупные торфяные залежи – потенциальное топливо. Во-вторых, это место было всего в 20-30 км от основных потребителей энергии – Нижнего Новгорода и Дзержинска (в то время Растяпина). В-третьих, рядом были Волга – удобный водный путь для доставки необходимых материалов.

По словам председателя комиссии ГОЭЛРО, учёного-энергетика Глеба Кржижановского, эта станция была призвана питать Нижний Новгород, Сормовский завод и «вообще обслуживать весь район, который имеет громадное будущее по развитию химической промышленности и по обработке металлов».

И вот 6 сентября 1925 года после тщательных испытаний был пущен в эксплуатацию первый турбогенератор НиГРЭС мощностью 10 МВт. А через два месяца городская сеть Нижнего Новгорода приняла балахнинскую электроэнергию через первую подстанцию напряжением 110 кВ – Молитовскую.

Уже к концу 1927 года вся промышленность центра Нижегородской губернии питалась от сети НиГРЭС. Также появились станции Сормовская, Растяпинская, затем Богородская, Павловская, Ворсменская, Вачская и другие.

Шуховские мачты

Сначала было создано малое кольцо линий электропередачи НиГРЭС: Балахна – Нижний Новгород – Растяпино. А к 1930 году появились и магистральные высоковольтные ЛЭП к удалённым потребителям.

Проект мачт, при помощи которых шла передача энергии через Оку, разработал знаменитый русский учёный Владимир Шухов. Высота опор достигала 128 м, а масса каждой из них превышала 140 тонн. Опоры были витые из ленты, конические, с «рюмкой» на самом верху.

Высокие опоры поражались молнией и защищающие от неё разрядники часто разрывались, сталебронзовые провода при изменении температуры воздуха укорачивались или удлинялись, перекатываясь в желобах полутораметровых колёс-роликов, прикреплённых изоляторами к «рюмке». Эти ролики нужно было смазывать, но лестниц для подъёма на башне не было.

Линейщику, который тащил на себе заземление, разрядник, смазку, приходилось подниматься по приклёпанным пластинам не вертикально, а вкруговую, по спирали. Передохнуть можно было только на двух площадках. Такая работа требовала немалого мужества, поэтому на следующий день линейщик получал оплачиваемый выходной.

Шуховские опоры были красивыми и вместе с тем прочными сооружениями, прослужившими несколько десятилетий. Одну из сохранившихся опор, которая находится на берегу Оки, в 2020 году реконструировали, сделали для неё подсветку, и популярность башни среди туристов выросла в разы. 

О войне, ГЭС и Никсоне

Великая Отечественная война внесла коррективы в развитие горьковской энергетики. Только за 1941 год потребление электроэнергии для нужд оборонной промышленности выросло на 15,6%. Немецкие истребители регулярно бомбили подстанции и линии электропередачи. Нижегородцы не только восстанавливали разрушенные объекты энергосистемы, но и возводили новые. За время войны протяжённость ЛЭП и мощность подстанций в Горьковской энергосистеме выросли на 20%.

Главным событием послевоенного периода стало строительство Горьковской гидроэлектростанции. Летом 1948 года на правом берегу Волги выше Городца развернулись строительные и жилые палатки, появился огромный парк строительной техники, началось сооружение котлована для будущей гидроэлектростанции. В апреле 1951 года на месте будущей станции был уложен первый кубометр бетона.

В августе 1955 года здание ГЭС и водосливная плотина были готовы к затоплению. Чуть позже строители перекрыли основное русло реки, и появилось рукотворное море, воды которого стали движущей силой рабочих колёс турбин ГЭС. 2 ноября того же года первый турбогенератор Горьковской ГЭС был включён в параллельную работу с энергосистемой области. А в декабре 1956 года запустили последнюю, восьмую, турбину.

Кстати, на строительство ГЭС приезжал президент Соединённых Штатов Ричард Никсон, чтобы лично убедиться в существовании уникальной 11-километровой земляной плотины, облицованной бетоном.

До 90-х годов ХХ века электроэнергетика области активно развивалась. Но с 1991 года и до настоящего времени не был введён в строй ни один турбогенератор, хотя был запланирован большой объём работ.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно