Примерное время чтения: 6 минут
424

Благоустройство-1896. Как Нижний Новгород готовился к царскому визиту

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33. Аргументы и Факты - Нижний Новгород 18/08/2021 Сюжет 800-летие Нижнего Новгорода
К царскому визиту 1896 года Нижний готовили всем миром: и казна помогала, и купечество потратилось.
К царскому визиту 1896 года Нижний готовили всем миром: и казна помогала, и купечество потратилось. / Максим Дмитриев / Public Domain

Юбилей нашего города в 2021 году уже стал событием федерального масштаба. Были ли другие исторические примеры? Единственное подробно описанное событие, к которому город столь же масштабно готовился с привлечением казны и подрядчиков, – это открытие Всероссийской промышленной и художественной выставки 1896 года. Тогда тоже ждали визита главы государства, купцы скидывались на благоустройство, город тонул в ремонте дорог и фасадов, а нижегородцы жаловались на неудобства и трамваи.

Ощутили себя именинниками

Император Александр III ещё в начале 1890-х годов решил продемонстрировать мощь и размах российской промышленности и торговли на специализированной выставке и выбрал местом её проведения Нижний Новгород, славившийся своей ярмаркой. В 1893 году царь дал рескрипт на имя министра финансов Сергея Витте о том, что в Нижнем Новгороде пройдёт шестнадцатая Всероссийская выставка. Интересно, что ранее масштабное мероприятие проводилось только в столицах империи – Санкт-Петербурге, Москве или Варшаве.

Витте назвал себя «царским почтальоном», прибыв в Нижний Новгород с радостной вестью. Он выступил перед дворянами и купцами с речью о роли и значении капитала в «крепких и надёжных руках» и потребовал тщательной и быстрой подготовки – сам царь приедет смотреть. Нижегородское купечество было готово вложить собственные средства, но всё же обратилось к министру финансов с просьбой помочь и казной – Нижний Новгород не шёл в сравнение со столицами, требовалось масштабное благоустройство. Витте пообещал содействие.

Если на возведение выставки было выделено 10 млн руб., то на подготовку Нижнего Новгорода к событию – 3 млн руб. Ещё миллион предназначался отдельно на благоустройство. Также правительство простило Нижнему Новгороду долги за неурожайные и холерные годы, предоставило заём и право выпускать облигации. «Нижегородцы немедленно почувствовали себя именинниками», – писали местные газеты.

Ремонт и стройка

Подготовка к событию в конце XIX века мало отличалась от современных планов благоустройства к 800-летию города. Тогда очень кстати пришлась замена непопулярного городского головы на деятельного юриста барона Дмитрия Дельвига. Он объявил в Городской думе о предстоящих масштабных изменениях и призвал гласных, среди которых был весь цвет нижегородского купечества, к добросовестному выполнению подрядов.

Так же, как и сейчас, была создана вертикальная система комиссий по подготовке города к выставке и наплыву гостей. Самая главная «высочайше утверждённая» была в Петербурге, в Нижнем Новгороде работал распорядительный комитет во главе с губернатором, а ниже – комиссия благоустройства города, которой руководил мэр Дельвиг.

Было решено благоустроить улицы, набережные, откосы и съезды. Одних только мостовых по основным улицам города было замощено в период 1895 – 1896 года 46 654 квадратных сажени. В толще заново укреплённых откосов были построены штольни для отвода грунтовых вод, отремонтировали кремлёвские бульвары. На Благовещенской площади были разбиты два новых сквера и обновлён фонтан.

Мэр Дельвиг мечтал о постоянном мосте через Оку, но это было слишком дорогой затеей, и главное – долгой. Поэтому обошлись основательным обновлением плашкоутной переправы. Было решено модернизировать нижегородский водопровод, увеличив подачу воды до 600 ведёр в сутки – для этого пришлось закупить новые механизмы.

Городская дума обязала и всех нижегородских домовладельцев привести в порядок фасады своих домов – оштукатурить, покрасить, отремонтировать, поправить вывески, заменить старые навесы и устроить цветники. При необходимости бедным домовладельцам выдавали ссуды на ремонт фасадов.

Сносились ветхие здания, а мешающие благоустройству – переносились за счёт их хозяев. Так,  одна из товарных пристаней купца Матвея Башкирова подлежала переносу. Матвей Емельянович как раз вошёл в траты на капитальный ремонт сгоревшей год назад мельницы и возводил павильон на выставке, но требованию властей подчинился беспрекословно и пристань перенёс.

В Нижнем Новгороде появились новые здания городского драматического театра, окружного суда, биржи Волжско-Камского банка, гостиниц, открыта пароходная скоростная линия, связывающая верхнюю часть города с его заречной частью. Театр на Большой Покровской был хорош и своим электрическим освещением, а также машинерией и буквально сразу был объявлен лучшим нестоличным театром в империи.

В Нижнем Новгороде появился и художественный музей. Идея его создания принадлежала художнику Андрею Андреевичу Карелину, который предложил первый музейный взнос – 50 картин местных художников. Губернатор Баранов предложил соединить уже работавший исторический и новый художественный музеи в один, дав ему помещение в отреставрированной Дмитриевской башне Кремля.

Городской голова Дельвиг был большим сторонником технических новинок и выступал за внедрение электричества в городском хозяйстве. В городе и на Выставке появилось электрическое освещение и первый городской трамвай, а также фуникулёры. Но нижегородцы, уставшие от повсеместного ремонта и строительства, этим новшествам рады не были.

Скорость вагончиков не превышала 10 вёрст в час, но по тем временам это было очень быстро, а лошади извозчиков пугались грохота и звонков. В итоге нижегородцы заваливали полицию жалобами на вагоновожатых. Не нравилось и то, что трамвай останавливался в обозначенных местах, а не там, где желали пассажиры – случались драки с кондукторами.  

Мэр Дельвиг успокаивал нижегородцев как мог. Он даже списался с главой Киева, где трамвай работал уже два года, и получил в ответ убедительные доказательства преимущества этого вида транспорта. Успокаивал нижегородцев и тот факт, что сам государь Николай II дважды объехал выставку в трамвайном вагончике.

Фуникулёры работали исправно, но бывало, что застревали, и горожане оказывались на середине склона, откуда спокойно обозревали красоты города, пока шёл ремонт подъёмника.

Жертва битвы за качество

Подрядчиков для таких масштабных работ в Нижнем Новгороде не хватало. Поэтому активно привлекались строительные бригады из других городов. Спрос был одинаково строгим со всех: власти заставляли бракоделов переделывать некачественно выполненную работу за свой счёт. Бывало, что подряды отдавали другим исполнителям, заметив низкое качество или отставание в сроках. Однако одна история про битву за качество потрясла Нижний Новгород.

Служил при Губернском правлении инженер Николай Иванов. В 1889 – 1890 годах ему как профессионалу поручили возведение Главного дома ярмарки, а с 1894 года – переустройство Нижнего Новгорода к открытию выставки. Иванов также отремонтировал старый городской театр и военно-губернаторский дом-дворец в Кремле, заложил здание окружного суда и руководил его строительством, разработал проект площади вокруг Александро-Невского собора на Стрелке.

Но в 1895 году на территории выставки рухнула часть стены одного из строящихся корпусов. Губернское правление провело расследование и объявило виновным Иванова. 37-летний инженер, всего несколько месяцев назад счастливо женившийся на дочери купца-мукомола Якова Башкирова, не выдержал позора и застрелился.

Кстати

Стерлядь для Витте, ванна для стерляди.

Радостную весть о том, что именно Нижний Новгород станет местом, где пройдёт Всероссийская промышленно-художественная выставка, привёз нижегородцам министр финансов Сергей Витте. За это благое известие ему было пожаловано звание почётного гражданина Нижнего Новгорода.

А купцы отблагодарили Витте знатным подарком – живой двухаршинной волжской стерлядью. Министр приказал везти рыбину в Санкт-Петербург в особом вагоне с ванной и приставленным персоналом. С каждой станции нижегородский губернатор получал телеграмму о состоянии подарка. «Стерлядь жива, следует благополучно», «Стерлядь жива». Лишь со станции в Бологом пришло известие «Стерлядь уснула». О дальнейшей судьбе рыбы ничего неизвестно.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно