aif.ru counter
45

«Виртуальная» многоэтажка

«По промышленным тарифам...»

На нум  даже можно разглядеть номер - 26. И улица далеко не захолустная - Надежды Сусловой. Формально же ни дома, ни прав жильцов, купивших там квартиры, не существует. Его легализация целиком лежит на плечах председателя ЖСК № 444 Александра Наполова, который уже несколько лет бегает по судам и инстанциям. За это время в доме рождались “виртуальные” дети, а жильцы потребляли абсолютно реальные тепло и электричество.

Комнатушка председателя Наполова доверху забита бумагами. Это бесконечные прошения на имя мэров, губернаторов, различных чиновников, запросы, исковые заявления, решения суда и многое другое. Вся многострадальная история “виртуального” дома. Вкратце она выглядит так.

В 1993 году ННИПКИ “Атомэнергопроекту” было выделено место под строительство 12-этажного дома. Часть квартир должна была пойти военнослужащим. С 1994 по 1996 годы генподрядчиком выступило ООО “Интерградстрой”. Был создан ЖСК № 444, который должен был привлекать дольщиков для завершения строительства. Параллельно директор “Интерградстроя” Александр Тюрин подписал обязательства о предоставлении квартир в доме. В дальнейшем это вылилось в договоры о совместной деятельности по строительству жилья, написанные задним числом. Получилось, что одни и те же квартиры были проданы по нескольку раз разным людям. После этого директор благополучно скрылся и долгое время находился в федеральном розыске.

Тогда за дело взялись офицеры-пайщики. Прошедшим Афганистан, им казалось, что достаточно найти проворовавшегося застройщика - и можно жить спокойно. Нашли, и он до сих пор находится в СИЗО. В 2002 году дом был достроен, и на энтузиазме проведены все коммуникации. А в суд пошли иски от обманутых покупателей квартир. Начались бесконечные суды.

- Возникла идиотская ситуация, - возмущается Наполов. - Квартиры в доме должны покупаться через ЖСК. Но часть их продавалась бывшим директором через “Интерградстрой” напрямую, на что, согласно договору, права у него не было. Из 25 проданных таким образом ордеров 21 оказался липой. Многие квитанции к приходным ордерам были поддельными или написанными задним числом. Например, по одной проданной квартире было два иска: один в Советском суде, другой в Нижегородском. К тому же сейчас “Интерградстрой” банкрот, а по закону во время банкротства иски не рассматриваются. А что нам делать? Мы и номер дома “от фонаря” выдумали. Рядом двадцать второй и двадцать четвертый стоят - назвались двадцать шестым.

Дальше - больше. По закону норма рассмотрения дела два месяца плюс 10 дней на вынесение решения. Некоторые иски рассматривались по два года. При этом они были не только к “Интерградстрою”, а еще к ЖСК № 444 и “Атомэнергопроекту”.

- Проще говоря, деньги мне должен Вася, а я их требую еще с Пети и Димы, - комментирует Наполов. - А пока шли разбирательства и дом не принимали, плата за тепло и электричество рассчитывалась по промышленным тарифам (как на стройках и предприятиях) - в 3 раза больше обычной. Учитывая, что дом оборудован электроплитами, это огромные расходы. Естественно, некоторые жильцы, и так уже обманутые, платить отказывались. Когда в прошлом году суды закончились, долги жильцов превысили два миллиона рублей.

 

«Везде есть хорошие люди!»

А теперь представьте ситуацию. “Виртуальный” дом, где люди живут без прописки. За время дрязг в доме родились 12 детей. Их нужно устраивать в детские сады и школы, людям нужны медицинские услуги... Но к “виртуальным” людям “скорая” не поедет.

- Мы уже пять лет живём здесь без регистрации, - сокрушается жительница дома Ирина Евгеньевна Назарова. - Фактически бомжи. Хотя за квартиру мы расплатились, но свидетельства о праве собственности у меня нет! Следовательно, и прав никаких тоже нет....

- Мы выжили благодаря пониманию сотрудников муниципальных служб, - продолжает Наполов. - Везде есть хорошие люди! Жильцы сами договорились с поликлиникой, почтой, школой, детским садом, “скорой”, пожарными и милицией.

Единственное, что не затрагивает “виртуальный” дом, это выборы. Голосовать жители не могут. А после нескольких обращений к мэру Булавинову, от которых ничего не изменилось, голосовать в прошлом году на выборах градоначальника ни у кого желания не было.

Всё это время обеспечение дома лежало на офицерах. Готовили коммуникации, чинили их, за свой счёт организовали детскую площадку и посадили деревья.

Но некоторые вещи им уже не под силу.

- В чёрном списке МЧС мы по простой причине, - рассказывает председатель. - У нас есть пожарная сигнализация и стоят датчики в квартирах. Но наш дом сдавался по проекту, утверждённому еще в прошлом тысячелетии, а требования пожарных регламентируются 2001 годом. Мы не можем переделать коммуникации! Также от нас потребовали уже в каждой комнате дома установить оптико-электронные датчики. Как в офисах. Каждый стоит 400 рублей. Не знаю, откуда исходит такая инициатива, но это завышенные требования. В соседних домах таких датчиков нет! А учитывая наши расходы, это уже нереально. Мало того, от нас потребовали установить в каждой квартире пожарный кран!

Лифт в доме работает, но на двенадцатый этаж люди поднимаются пешком - экономят и так дорогущее электричество. Горячая вода бывает редко. Свидетельств о праве собственности у жильцов нет. Они только “претенденты на право собственности”. В паспортах жильцов прописки тем паче не стоит. Мы прошлись по дому. Везде идеальная “армейская” чистота. Даже груды железяк в подвале аккуратно уложены в стопки.

Вывод

Чтобы этот дом по улице Надежды Сусловой перестал быть “виртуальным”, нужно выплатить долги энергетикам - два миллиона рублей. При общих потерях в три с половиной миллиона. С жильцов их собрать нереально. Карательные меры тоже не выход. На выселение не-

плательщиков уйдут месяцы или годы бюрократических перепалок. А за это время долги по промышленному тарифу только возрастут. Виновным выходит сбежавший директор. Но в тюрьме он вряд ли выплатит за десятки квартир.

- Это замкнутый круг, - закуривая, вздыхает Наполов. - Люди не платят, потому что уже не верят, что дом будет сдан. А с такими долгами энергетикам дом никто не примет. А долги вышли из-за затягиваний в судах. Мы не можем подавать в Советский суд на Советский суд. Да и в арбитражном суде подобный процесс выиграть, сами понимаете, нереально...

Можно понять жильцов “виртуального” дома. Они не хотят оплачивать завышенные коммунальные услуги в “виртуальных”, но тем не менее купленных за реальные деньги квартирах. Чиновникам же безразлично положение жильцов. Они, видимо, защищают систему, а не граждан. “Аиф-НН” берет ситуацию “виртуального” дома под свой контроль.

МНЕНИЕ МЧС
В черный список дом попал по следующим причинам:

1. Квартиры здания жилого дома не оборудованы автономными дымовыми пожарными извещателями и пожарными бытовыми кранами.

2. Не в полном объеме смонтирована автоматическая пожарная сигнализация в прихожих квартир.

3. Не выполнено электроснабжение автоматических систем противопожарной защиты (АПС, дымоудаления, оповещения людей о пожаре и т. д.), которые должны эксплуатироваться даже при аварийном отключении электроэнергии.

4. Окна дверей лестничной клетки и в коридоре выполнены не с армированным остеклением.

5. Не установлены лестницы на перепадах высот кровли.

КОМПЕТЕНТНО
Мэр должен принять политическое решение
Александр Бухавец, конкурсный управляющий процедурой банкротства “Интерградстроя”:
- У “Интерградстроя” претензий к ЖСК нет, нам они все долги выплатили. Тем не менее считаю создавшуюся ситуацию полным безобразием - квартиры в незаконченном доме арестовывать нельзя. Единственный выход вижу в следующем: мэр Вадим Булавинов должен принять жёсткое политическое решение, чтобы дом был сдан, несмотря на долги. Иначе, живя в несданном доме, люди платить не будут. После сдачи в экслуатацию неплательщики будут отсекаться сами: не отдашь долги - не получишь свидетельство о праве собственности. Положение, в котором оказались жители, считаю нарушением на уровне власти, промышленный тариф на тепло и свет для жилого дома - это форменный грабеж.

ОФИЦИАЛЬНО
Руководитель службы по тарифам Олег Седов отказался официально комментировать сложившуюся ситуацию.
Мария Филенко, помощник по связям с общественностью генерального директора МП “Теплоэнерго”:
- Если комиссия не принимает дом, мы не подписываем с ним договор на поставку теплоэнергии. Этот дом должен обслуживаться нашей котельной, но жильцы включают отопление самовольно. О каких тарифах может идти речь? Вообще я считаю, что в таком здании жить нельзя. Но поймите правильно, мы не можем зимой отрубить тепло и заморозить людей.

Фото Татьяны БЫКОВОЙ

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах