225

Театральный сезон в Нижегородской драме завершился премьерой «Саломеи»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 26. Аргументы и Факты - Нижний Новгород 26/06/2013
Фото Ирины Гладунко

Нижний Новгород, 27 июня - АиФ-НН. Питерский режиссёр Искандэр Сакаев, уже приглашавший нижегородцев на «Остров грехов» («АиФ-НН» № 28 от 11 июля 2012 г.), приготовил для зрителя очередное культурное испытание - драму Уайльда, не раз запрещённую и на родине поэта, и в России. И снова размышления о природе человеческого греха, о том, куда могут увести человека его пороки.

Всё-таки женщина

Библейский сюжет о пророке Иоанне Крестителе и о кровожадной иудейской царевне Саломее, девице, которая за свой танец со всей хладнокровной жестокостью палача или серийного убийцы, с жаждой маньяка потребовала цену - голову Иоанна.

 

Фото Ирины Гладунко

Этой темой «болели» многие художники - её рисовали то красавицей, то блудницей, то жертвой, то кровопийцей. Оскар Уайльд представил её «белой розой в серебряном зеркале». В России его пьеса была запрещена царской цензурой, но в кроваво-революционный 1917 год к ней одновременно обратились Малый (главную роль сыграла Ольга Гзовская) и Камерный театр (Саломея - Алиса Коонен), в котором спектакль поставил великий Александр Таиров. Шоком даже для эстетов стала постановка неподражаемого Романа Виктюка, который вслед за Таировым, свёл к минимуму всю историчность и бытовой антураж драмы. Мастера Виктюка всегда волновали вся гамма скрытых чувств, недосказанность, жизнь на грани, где любовь всегда заканчивается… смертью. В его интерпретации Саломею сыграл… прекрасный артист Дмитрий Бозин, звезда театра Виктюка.

Искандэр Сакаев также не стал вдаваться в бытовые подробности той эпохи и ушёл в мир чувств и теней. Правда, нижегородская Саломея - всё-таки женщина… Но говорить о постановке будут долго.

 

Фото Ирины Гладунко

Повод для убийства

На сцене - блистательный Юрий Котов, один из самых харизматичных нижегородских актёров. Выбор режиссёра очевиден - кому же ещё доверить играть пророка Иоканаана (Иоанна). Впервые я увидела Котова в 2001-м в роли булгаковского Мастера в нашумевшей постановке Романа Виктюка с участием нижегородских актёров. И вот снова практически виктюковский культовый спектакль. И снова Котов играет гения на грани безумия, поэта и пророка.

«Бытовухой» здесь действительно не пахнет - люди-тени, строгие костюмы начала прошлого века, минимум декораций, раскрашенные лица, как из комедии дель арте. Только вот сюжет отнюдь не комичный. Надрыв выдают нарочито резкие движения.

Рыжая огневолосая красавица Саломея (Маргарита Баголей, молодая актриса из Саратова, работающая в Нижнем с декабря 2012 г.) с размазанным как у клоуна ртом, влюблённая в пророка, плетёт для него смирительную рубашку из кроваво-красного шарфа. Он же станет для Иоканаана орудием палача. «Дочь Вавилона, не приближайся к избраннику Господню!» - пророк никогда не ответит ей взаимностью. Очень интересная задумка - Саломея признаётся в любви Иоканаану, как молитву начитывая восторженные слова, и тонкими пальцами натягивает воображаемую нить, а пророк борется с притяжением царевны… Отказ мужчины - ну чем не повод для убийства?!

 

Фото Ирины Гладунко

Очень яркий образ «ангела смерти» и палача в исполнении Елены Сметаниной, в красном кровавой одеянии, с голосом высоким, как крик птицы над океаном. Она несёт смерть.

Настоящая находка и настоящий успех - Ирод Антипа в исполнении Сергея Кабайло. Совершенно неожиданный глубокий до трагичности образ тетрарха - от весельчака и балагура (за которого регулярно принимают Кабайло) многие такого не ожидали. Он показал такой спектр чувств, которым обуреваем царь, - сумасшедший паяц с невротическими приступами паники, стареющий правитель с кровавой поступью («Когда я шёл сюда, я подскользнулся в крови») и пылкостью юнца, влюблёного в падчерицу Саломею. А сколько в нём сомнения и отчаяния! Думаю, это новый виток актёрской карьеры С. Кабайло.

…полутени, полумертвецы

 

Фото Ирины Гладунко

Декорации довершили общий облик спектакля - огромное полотно, изображающее двух ангелов, работа английского художника Обри Бердслея, иллюстратора пьесы Уайльда, известного создателя миниатюр на грани приличия. Чёрно-белая картина, чёрно-белый спектакль, фотографический негатив, полулюди, полутени, полумертвецы. И лишь одно яркое пятно - одеяние смерти, как капля крови на белой бумаге.

…Готов ли Нижний Новгород к такому высокому уровню метафоричности, покажет сентябрь и кассы. У нас как обычно публика голосует ногами.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах