aif.ru counter
298

Сто «чёрных дыр». Эколог о волжской воде и тяжёлом наследии

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. Аргументы и Факты — Нижний Новгород 14/05/2020
Процесс ликвидации свалки химических отходов «Чёрная дыра» в Дзержинске.
Процесс ликвидации свалки химических отходов «Чёрная дыра» в Дзержинске. © / Министерство экологии Нижегородской области

Почему экологи и чиновники не всегда находят общий язык? Какие проблемы мы оставим в наследство внукам?

Об этом и многом другом «АиФ-НН» поговорил с руководителем областного экологического центра «Дронт» Асхатом Каюмовым.

Проблемы в головах

Злата Медушевская, «АиФ-НН»: Асхат Абдурахманович, какие проблемы окружающей среды в Нижегородской области сегодня, на ваш взгляд, главные?

Асхат Каюмов: Главная проблема, из которой следуют остальные, – отсутствие базовых экологических установок в головах людей, принимающих решения. Это тенденция общероссийская. Экологическая проблема всегда «длинная», а чиновники настроены на краткосрочные решения, которые её устранят быстро, а не через сто лет. Из этого вытекает, например, нежелание властей вкладываться в экологическое просвещение населения.

Если говорить о проблемах прикладных, их несколько. Во-первых, коммунальные отходы. Мы не вкладываемся в формирование у людей осознанного потребления, которое значительно снижает количество отходов, а пытаемся только наладить переработку отходов во вторсырьё. Здесь мы опять натыкаемся на тот факт, что чиновникам нужны быстрые решения.

Во-вторых, качество воды. Экологи, основываясь на данных химических анализов воды, понимают: то, что течёт в Волге, водой можно называть очень условно. Это, скорее, коктейль из неких веществ отнюдь не природного происхождения. Даже визуально мы видим, что сине-зелёные водоросли в июле-августе становятся нормой для всех водохранилищ волжского каскада. 30 лет назад это было нонсенсом.

И вот, когда Росгидромет ежедневно из года в год передаёт показания, что чистой воды в Волге нет, и эти данные идут в отчёты всех профильных ведомств, наконец-то появляется национальная программа по строительству очистных сооружений. В 2020 году в регионе пустят первые такие объекты. Надеюсь, поступательными движениями за ближайшие три-пять лет мы сможем улучшить качество воды в водоёмах региона.

– А как же печально знаменитые скопления промышленных отходов «Чёрная дыра» и «Белое море» в Дзержинске?

– На самом деле таких объектов советского наследия в Дзержинске около ста. И речи об их полной ликвидации не идёт.

Мы пока можем лишь сделать так, чтобы «Белое море» было заизолировано и не наносило вреда окружающей среде. По большому же счёту, эта экологическая проблема достанется в наследство нашим внукам. Возможно, к тому времени будут технологические решения для ликвидации таких объектов.

– Почему мы в принципе получили такое тяжёлое экологическое наследие?

– До подъёма промышленности в стране нормой было отходы выкидывать в реку или ближайший овраг. В большинстве своём эти отходы были осваиваемыми природой. Стекло и металл не выкидывали, многократно используя в хозяйстве. Пластика не было вовсе. В результате у людей не было понимания, что отходы в принципе могут стать проблемой.

И потом ощущение, что любые отходы можно откинуть в сторону и природа с ними справится, осталось на долгие годы. Кроме того, существенная часть горьковских производств относились к военно-промышленному комплексу СССР. Тогда интересы гонки вооружений всегда были важнее окружающей среды. И до сих пор в Нижегородской области практически нет полигонов для промышленных отходов.

Красота превратится в ужас

– От советского прошлого в Нижнем Новгороде осталась Бурнаковская низина. Там построили жильё. Когда мы решим эту очевидную экологическую проблему?

– Когда формировали генеральный план застройки Нижнего Новгорода, специалисты-геологи сказали: почва в Бурнаковской низине сильно насыщена нефтепродуктами. Выхода два – или бросить огромные деньги на очистку почвы, или оставить её в покое, чтобы природа сама всё почистила. А эту территорию отдали под жилую застройку.

С другой стороны, застройка Бурнаковской низины сделала проблему загрязнения этой территории очевидной: нефть из почвы под грузом жилых домов выдавливается и попадает в Волгу. Сейчас низину планируют включить в перечень объектов накопленного экологического вреда и получить федеральное финансирование на её очистку.

– Часто федеральные деньги дают, но мы их не осваиваем. В прошлом году Минтранс РФ выделил 43 млрд. руб. на строительство Нижегородского низконапорного гидроузла, который решит проблему судоходства на Волге на участке от Городца до Нижнего Новгорода. Экологи этот вариант отвергли…

– Мы именно стремимся освоить большое количество федеральных денег, а не решить проблему. Это касается и строительства гидроузла, и благоустройства парков и общественных территорий.

В прошлом году научный совет РАН рекомендовал для решения судоходных проблем Волги – создание третьего речного шлюза в районе Городца. Если сочетать это с разумным режимом попуска воды, проблема судоходства между Городцом и Нижним Новгородом решится.

Но строительство третьей нитки Городецкого шлюза – проект существенно менее масштабный, чем возведение гидроузла за 43 млрд руб. Об экологических и социальных последствиях таких строек мы не задумываемся.

Что касается благоустройства парков и общественных территорий, то, кроме стремления скорее освоить деньги, у проектировщиков есть желание показать себя: гранитные стелы, дагестанские ручьи и прочее. Я часто бываю на общественных слушаниях по проектам благоустройства территорий, и нижегородцы просят: сделайте нам, чтобы здесь было чисто и зелено.

Нет, мы спилим все деревья и посадим новые, отвечают проектировщики. А кто будет за этой красотой потом ухаживать? Федеральное финансирование кончится, и забота о новых зелёных насаждениях ляжет тяжким грузом на бюджет муниципалитетов. В итоге красота превратится в ужас…

Кронируют под пень

– Каждый год вы весной выступаете против кронирования деревьев и покоса травы в городе. Почему?

– У нас же деревья кронируют под пень! Существуют научные рекомендации, как правильно надо это делать, но специалистов нет. Уверен, что работники подрядных организаций даже слов таких не поймут: скелетные ветви первого порядка нельзя обрезать. Экологи продолжают сейчас с городской администрацией обсуждать новые поправки в правила благоустройства Нижнего Новгорода, чтобы уразумить обрезку.

Полтора года назад отвоевали газоны. «До середины июня не косить», – написано в городских правилах благоустройства. Конечно, косить продолжают. Это ещё одна беда: нормы приняты, но экологам долгие годы приходится призывать чиновников на местах этим нормам следовать.

– И здесь мы опять возвращаемся к вопросу экологического просвещения населения?

– В Нижегородской области оно было налажено. К нам приезжали опыт перенимать в плане экологического просвещения. Были региональные программы просветительской работы с детьми и взрослыми, с органами представительной и исполнительной власти, вплоть до курсов повышения экологической квалификации для глав районов области. Актуализировать эти программы несложно, основной алгоритм работы есть.

Досье.

Асхат Каюмов. Руководитель областного экологического центра «Дронт». В 1983 году окончил биологический факультет университета Лобачевского. В 1989 году создал и возглавил областной экологический центр «Дронт».  Почётный работник охраны природы. Автор многочисленных научных и просветительских статей по различным экологическим проблемам.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах