236

«Люблю театр». Сергей Блохин – об актёрах, «людях из других миров»

Настоящий актёр должен всегда быть честным со зрителем.  Спектакль «Опискин». Режиссёр В.Саркисов.
Настоящий актёр должен всегда быть честным со зрителем. Спектакль «Опискин». Режиссёр В.Саркисов. © / Георгий Ахадов / Нижегородский театр драмы

Актёр театра драмы им. М. Горького Сергей Блохин удостоен высшей театральной премии Нижегородской области – премии им. Н. И. Собольщикова-Самарина «За значительный вклад в развитие театрального искусства».

Заслуженный артист России рассказал «АиФ-НН», почему нельзя играть вполноги и стоит ли гордиться сериальной славой.

По прозвищу «Солнышко»

– Вы с детства были творческим человеком, но поступать решили в педагогический институт, на историко-филологический факультет. Мечта стать актёром была не настолько сильной?

– У меня мама – учитель истории. Я закончил школу с похвальной грамотой по истории и литературе. Тогда это давало возможность не сдавать экзамены по этим предметам при поступлении на филфак. Потом, я, простой сельский парень, думал, что актёры — это люди из других миров.

Но мои одноклассницы буквально за руку притащили меня поступать в театральное училище от дверей филфака. Помню, на одном из туров читал стихотворение, которое заканчивалось словами «…нам мало в сражении пасть, мы даже воскреснуть можем за нашу советскую власть». Все смеялись. А я с этой «лирикой» имел большой успех на школьных и районных конкурсах чтецов. Тем не менее, приёмная комиссия рекомендовала меня на кукольное отделение, и я поступил.

– На первом курсе театрального училища вас призвали на Тихоокеанский флот, вы служили там три года. Сложно было потом возвращаться в творческое русло?

– Поступал я таким долговязым худым 16-летним мальчишкой с прозвищем «Солнышко». Единственное, что я хорошо умел делать – плакать по любому поводу, очень сентиментальный парень был.

После призыва нас привезли во Владивосток, я ушёл в тайгу и, умеючи реветь, проревел там долго от шока. Пытался организовать самодеятельность… Но я служил в достаточно боевой части, не до того всем было. Те три года позволили мне возмужать морально и физически. До сих пор считаю: в армии служить надо, а «дедовщина» и без того есть во многих сферах жизни.

После службы на флоте не особо собирался продолжать учёбу в театральном, тогда думалось, что это всё как-то несерьёзно, но документы всё же решил подать. Мне сказали, что надо прийти показаться, но меня закрутила «жизнь после дембеля». Пришёл в училище осенью и узнал, что зачислен на второй курс драматического отделения к Риве Яковлевне Левите.

После окончания училища меня пригласили в труппу Нижегородского государственного академического театра драмы им. М. Горького. При выпуске из училища все ощущают себя немножко значимыми, тут приходишь в труппу, где 42 человека таких же и даже лучше тебя актёров, у всех свои амбиции и стремления. Этот период многие не выдерживают и уходят из театра…

Здесь пригодился

– Почему вы не уехали за актёрской удачей в Москву?

– После училища я с некоторым скептицизмом шёл в театр драмы, при этом не посмотрев ни одного спектакля. Но когда туда пришёл работать, то просто открыл рот от удивления и восторга! Я увидел потрясающие спектакли. У нас сложилась компания из молодых актёров – нас в тот период взяли человек четырнадцать, занятость постепенно увеличивалась. Словом, мне всё нравилось, и я остался на долгие годы.

На разных этапах актёрской карьеры меня приглашали и в Санкт-Петербург, и в Москву, в знаменитый Ленком, но не сложилось… Москва – это не гарантия 100%-ного успеха. Не думаю, что в столице удалось бы сыграть столько достойных ролей, как в Нижнем Новгороде. Хотя, может, и удалось бы…

Мне кажется, меня как театрального актёра в России знают. И это во многом благодаря тому, что наш театр много гастролирует, участвует и побеждает в различных российских театральных фестивалях со своими спектаклями.

– На ваш взгляд, можем ли мы говорить о существовании нижегородской актёрской школы? В чём её особенность?

– Мне посчастливилось учиться у великих педагогов старой театральной школы. Нам прививали трепетное отношение и любовь к театру, учили пониманию, что сцена – ежедневный изнурительный труд, а не «пляски с бубнами» и тусовки.

Нижегородская театральная школа всегда отличалась некой правдой. Нас учили проживать роль, а не быть над ней, как это модно сейчас в той же Москве. Мы получали классическое образование, которое стало мощнейшей базой для дальнейшей профессиональной жизни.

Не хочу никого обидеть, но мне кажется, сейчас несколько смещены приоритеты. Современные студенты хотят быстрого успеха и ролей в сериалах. Надеюсь, я ошибаюсь. Посмотрите, чьи портреты висят на стенах учебного театра. Кем там гордятся? И какие приоритеты закладывают? Во многом это актёры, которых мы знаем не по театру, а по сериалам, – Александр Дедюшко, Екатерина Вилкова, Наталья Бочкарёва. Там нет портретов, к примеру, Георгия Демурова, Тамары Кирилловой, Бориса Крайнова – выпускников училища, которые всю жизнь посвятили нижегородскому театру. Как и других выпускников, прославивших свои театры по всей России.

Вихрь страстей на сцене

– Для вас каждый выход на сцену премьерный? Или есть роли, которые уже можно играть «на автомате»?

– Честно, мне иногда очень хочется играть вполноги. Зритель на самом деле легко обманывается, и большинство не видит, насколько артист на сцене выкладывается. Но у меня не получается. Как только ступил на сцену, вихрь страстей захватывает.

В Нижнем Новгороде тоже ставят оригинальные спектакли, не хуже чем в Москве.  Спектакль «Великий забытый», режиссёр Родион Овчинников.
В Нижнем Новгороде тоже ставят оригинальные спектакли, не хуже чем в Москве. Спектакль «Великий забытый», режиссёр Родион Овчинников. Фото: Нижегородский театр драмы/ Валерия Авдеева

 

– Вы сыграли большое количество ролей, многие – в классических пьесах. Как вы относитесь к тому, что сегодня классику смело интерпретируют на современный лад, чтобы привлечь внимание зрителя или прослыть новатором в искусстве?

– Я не против новшеств. Но форма не должна существовать только ради формы. Сейчас наступило время дилетантов в разных профессиях, особенно в гуманитарных. У нас все фотографы, писатели, поэты – это же так просто, «я так вижу». В связи с этим, наверное, и появилось много спектаклей-инсталляций.

Но если я встану в луче света и прочту стихотворение, пытаясь выразить его смысл силой своих эмоций, это одно. А если буду читать стих голым, кувыркаться, поить зрителей шампанским, ругаться матом – будет шоу.

Гораздо сложнее заинтересовать зрителя простыми вещами. Но все хотят быстрого результата.

– Как вы относитесь к критике?

– К конструктивной критике профессионалов прислушиваюсь. Если ты всё сделал на 100% и честно, смог воплотить то, что задумал режиссёр, можно внутри себя быть уверенным: роль удалась. А всех слушать – с ума сойдёшь.

– Вы заслуженный артист России, недавно получили высшую театральную премию Нижегородской области. Для вас важно такое признание на родине?

– Не буду лукавить, я очень хотел получить эту премию и шёл к этому. «В родных отечествах» надо любить друг друга, а не уповать на Москву.

Потом, одно дело, когда я вижу свой профессиональный рост, другое – когда его замечают со стороны. Я люблю Нижний Новгород, люблю наш театр драмы и счастлив, когда эта любовь бывает взаимной.

Досье

Сергей Блохин. Родился в 1965 г. в посёлке Катунки Чкаловского района Горьковской области. В 1990 году окончил Нижегородское театральное училище.  В Нижегородском академическом театре драмы им. М. Горького с 1990 года. Заслуженный артист России, удостоен премии Нижнего Новгорода и театральной премии Нижегородской области им. Н. И. Собольщикова-Самарина «за значительный вклад в развитие театрального искусства».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах