Примерное время чтения: 7 минут
277

Остановил мгновение. Нижегородскому фотографу Дмитриеву рукоплексал Париж

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 42. "Аргументы и Факты - Нижний Новгород" 20/10/2021
Семейство Николая II в Саровском монастыре. Саров, 1903 г. Работа Максима Дмитриева.
Семейство Николая II в Саровском монастыре. Саров, 1903 г. Работа Максима Дмитриева. / Максим Дмитриев / Православие и мир

Максим Дмитриев – один из наших знаменитых земляков-фотографов. Но его имя всегда следует после имени другого известного нижегородца – Андрея Карелина. Был ли Дмитриев просто его талантливым учеником? Или он всё же внёс что-то своё в искусство фотографии?

Известному нижегородцу Максиму Дмитриеву довелось жить на рубеже XIX и XX веков, в то время, когда искусство фотографии переживало становление и каждый мастер имел огромные шансы оставить свой след в истории. Но Максим Дмитриев был бы выдающимся мастером и в менее благоприятную эпоху. Его фотографии буквально пропитаны любовью к людям и к Нижегородскому краю, заботой о сохранении исторического момента.

Как он встал на путь ученичества?

Максим Петрович Дмитриев родился до отмены крепостного права, в 1858 году, в деревне Повалишино Тамбовской губернии. Мать будущего знаменитого фотографа была крепостной. С двух лет мальчика отдали на воспитание бездетному крестьянину в Рязанскую губернию. Приёмный отец Елисей Куприянов постарался дать ребёнку образование – отдал мальчика в церковно-приходскую школу. Однако настал момент, когда крестьянин перестал справляться с содержанием ребёнка, и Максиму пришлось пойти работать, чтобы получить кусок хлеба. Подросток плёл корзины, читал псалтирь над умершими… Чтобы обеспечить мальчику стабильные заработки, его, 14-летнего, пристроили на работу в посудной лавке в Москве. Такое непростое начало жизни, вероятно, и стало школой, которая позволила потом всю жизнь понимать и любить простых людей, сочувствовать им.

Важным, даже поворотным шагом в судьбе Максима Дмитриева стал тот момент, когда мать устроила его в ученики к известному фотографу Настюкову. Это во многом случайное событие оказалось знаковым. Мальчик почти сразу проявил свой талант, ремеслом овладевал легко, быстро осваивая все премудрости. Поскольку фотография того времени была очень связана с живописью, в свои выходные дни Максим занимался на курсах художественного Строгановского училища.

В 1874 году Максим Дмитриев сопровождал своего мастера в поездке на Нижегородскую ярмарку. Здесь Максим получил возможность впервые снимать сцены местной жизни и городские пейзажи, в которые влюбился бесповоротно.

Тогда же и произошла судьбоносная встреча молодого фотографа с известным нижегородским мастером, светописцем Андреем Карелиным. Симпатия была взаимной, и с первой встречи Дмитриев мечтал работать с Карелиным.

Однако эту мечту пришлось вынашивать пять лет – Максим был связан контрактом с Настюковым и не имел права уволиться раньше. Только в 1879 году Дмитриев наконец становится помощником Карелина, который к тому моменту уже приобрёл мировую известность.

В этом тандеме Дмитриев обучался не только фотографии. По совету своего наставника он при малейшей возможности старался восполнять пробелы образования: посещал музеи, выставки, галереи, много читал. За это время он смог отложить средства, чтобы со временем начать собственное дело.

Где начиналось мастерство?

Самостоятельным мастером Максим Петрович начал работать в 1881 году – открыл собственное ателье на Большой Покровской. Владел этим ателье он не один, а с компаньоном. Правда, первый опыт оказался неудачным – вскоре Дмитриев вышел из дела и вернулся к Карелину.

Потом набирался опыта, работая в Орле и Москве, и только в середине восьмидесятых годов XIX века снова попробовал открыть собственное ателье в Нижнем Новгороде. Это было уже большое фотоателье в городе, что предполагало некоторую конкуренцию. Нижегородцы быстро оценили мастерство молодого фотографа, и тот стал известным далеко за пределами города.

Потом случился дебют в Москве на Всероссийской юбилейной фотографической выставке, затем были успех и высшие награды в Санкт-Петербурге, Одессе, Казани.

Пожалуй, никто так, как Дмитриев, не смог показать разнообразие жизни в Нижегородской губернии. Кажется, в пёстрой мозаике жизни нижегородцев нет такого пазла, который бы не попал в объектив этого фотографа.

В 1892 году Дмитриев принял участие в Парижской международной фотографической выставке, где впервые выставил фотографию «Арестанты на строительных работах». Эта работа имела большой резонанс – с одной стороны, она была отмечена золотой медалью, с другой – по ней нещадно прошлись российские критики, сожалея, что Дмитриев тратит свои способности на столь неприглядный реализм. Они ещё не поняли, что именно этот реализм и был основным в творчестве фотографа.

Пока его работам рукоплескали Париж и Амстердам, Дмитриев снимал голод в Поволжье и эпидемию тифа, труд медиков и учителей. Подобные темы были очевидно непопулярны. К тому же эти съёмки требовали от фотографа выносливости и милосердия, а иногда и подлинного героизма. Серия фотографий «Картины голодного года» принесла Дмитриеву уважение всей передовой интеллигенции, и даже Лев Толстой дал ей самую высокую оценку. Огромное уважение к Дмитриеву испытывал и знаменитый писатель Максим Горький, часто позировавший мастеру.

Осташковские рыбаки. В работах фотографа видно сопереживание простым людям.
Осташковские рыбаки. В работах фотографа видно сопереживание простым людям. Фото: Православие и мир/ Максим Дмитриев

 

Куда делись негативы?

Важное место в творчестве Дмитриева имеют его работы по созданию исторического наследия Нижегородского края. Это был период, когда активно работала Нижегородская губернская учёная архивная комиссия (НГУАК) и публиковались труды П.И. Мельникова-Печёрского, Н.И. Храмцовского, А.С. Гациского. В составе НГУАК Максим Петрович Дмитриев снимал важные для губернии места, личности, костюмы и сцены быта проживающих здесь народов. Эти фотографии создали крупнейшую в России коллекцию. Его работы и сегодня бесценны для краеведов – пожалуй, трудно найти такой ракурс любимого города и такой объект в нём, который Дмитриев обошёл бы своим вниманием.

Особое место в творчестве Дмитриева в этот период занимает «Волжская коллекция» – фотограф снимал Волгу от Рыбинска до Астрахани. Эти уникальные кадры пользовались огромной популярностью у издателей, но денег мастеру они не принесли. Между тем расходы на этот проект составили около 40 тыс. руб., а доходом стало разве что моральное удовлетворение. Дмитриевские работы этого периода были отмечены высокими наградами на выставках в Париже, Амстердаме, Чикаго и Нью-Йорке.

Казалось бы, Максим Дмитриев, входящий в круги передовой интеллигенции, с его сочувствием и любовью к простому люду должен был быть обласкан Советской властью, однако на практике всё сложилось несколько иначе. Революция 1917 года принесла Дмитриеву много огорчений. Это и арест зятя Александра Пирожникова, которого известному фотографу с трудом удалось отстоять, и закрытие частных фотосалонов по всей стране.

В конце 1929 года Нижегородская фотография М. Дмитриева была национализирована и стала государственным предприятием. Самому Максиму Петровичу была отведена роль заведующего.

Но самое страшное: власти в 1930-х годах конфисковали личный фотоархив Дмитриева – около 7000 негативов, многие из которых были впоследствии безвозвратно утеряны…

Сейчас в здании, где располагалось ателье Дмитриева, открыт «Русский музей фотографии», а снимки мастера знают и любят многие нижегородцы.

Фотографию называют «искусством застывшего мгновения». Это в высшей степени применимо к фотоработам Максима Петровича Дмитриева, который сумел запечатлеть не только Нижний Новгород и Нижегородскую губернию, но и время, в которое жил, во всём его противоречии. Он подарил нам возможность сопереживать тем временам и их героям, показав, что фотография может и должна пробуждать любовь и взывать к совести современников и потомков.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно