Примерное время чтения: 7 минут
487

Что имеем, не храним? Почему музеи горят и теряют экспонаты

В Нижнем Новгороде недавно сильно пострадал при пожаре литературный музей Горького
В Нижнем Новгороде недавно сильно пострадал при пожаре литературный музей Горького АиФ

Музеи в городах и весях Центральной России хранят исключительные ценности – от берестяных грамот до подлинных вещей «солнца русской поэзии» Александра Пушкина.

И чтобы у гостей от увиденного вновь и вновь замирали сердца, уникальные экспозиции надо беречь как зеницу ока. От огня, от стихии, от лихого человека. Как с этим справляются?

Избежать судьбы Нотр Дам

В Нижнем Новгороде недавно сильно пострадал при пожаре литературный музей Горького – старинный особняк с уникальными интерьерами. Там шла реставрация к предстоящему 800-летию города, но 24 крупногабаритных экспоната оставались в здании… Какие-то ценности пожарные успели вынести. Теперь причины пожара расследуют, ущерб оценивают, а горожане начали собирать деньги на новое восстановление любимого музея. Поверьте, для нижегородцев эти события не менее трагичны, чем пожар в соборе Парижской Богоматери для парижан.

Несколько лет назад грудой обугленных обломков мог стать Музей деревянного зодчества в древнем Суздале. В изящную колокольню Преображенской церкви ударила молния. Как потом рассказывали сотрудники музея, верхняя главка разлетелась в щепки, затем начался пожар. Если бы не старания пожарных, огонь мог бы уничтожить и культурные ценности, и окрестные дома. Но за час 250-летнюю церковь удалось отвоевать у стихии. Внутренняя часть не слишком пострадала (это было настоящее чудо!), а иконы в день злополучной грозы находились не в храме, а в фондах. По сохранившимся чертежам реставраторы восстановили былой облик здания. Теперь на крышах всех объектов Музея деревянного зодчества стоят молниеотводы…

В клёпиковском Музее деревянного зодчества им. В.П. Грошева (Рязанская область) огня опасаются… как огня. Случись что – знаменитые на всю страну деревянные скульптуры музея сгорят, как спички. И сам музей стоит на лесной поляне, а это риск пострадать ещё и от лесных пожаров. Поэтому администрация всегда настороже.

«У нас везде стоят огнетушители, по всему участку установлены скважины со шлангами, – рассказывает директор музея Татьяна Грошева. – Если вдруг что случится – вода всегда под рукой. Кроме того, есть и песок на участке. Мы также регулярно приглашаем специалистов, которые внимательно осматривают всю проводку в музее, лампочки и т.д. В 2019 году, к примеру, поменяли всё освещение. Никаких инцидентов у нас не было. Надеюсь, и не будет».

Разбойники не из кино

Плёс Ивановской области – один из самых живописных городов русской провинции. Только Исаак Левитан написал здесь около 200 работ! В 1997 году в Плёсе открыли Музей пейзажа. В экспозиции – творения выдающихся художников-пейзажистов второй половины XIX – начала XX вв.– Шишкина, Саврасова, Поленова...

Несколько лет назад злоумышленники дерзко похитили из музея картину Ивана Шишкина «Луг на опушке леса. Сиверская». Однажды ночью в музее сработала сигнализация, охрана примчалась, но было уже поздно. Потом на берегу Волги нашли лишь раму от «Сиверской».

Сам шедевр узнали сотрудники Научно-реставрационного центра им. И. Э. Грабаря в Москве – некий гражданин принёс полотно на экспертизу, чтобы определить подлинность покупки. Реставраторы сообщили в полицию. Картину вернули в музей.

А из Дзержинского краеведческого музея (Нижегородская область) бесследно исчез орден Суворова III степени. Он принадлежал покойному дзержинцу Михаилу Колобову и был передан в музей родственниками. Пропажу обнаружили почти случайно – в 2017 году член Российского военно-исторического общества Сергей Кузоватов попросил музей показать ему боевые награды Михаила Колобова. И ордена Суворова среди них не нашёл.

Сергей Кузоватов обратился в полицию и узнал: о пропаже уже заявило руководство музея. Как утверждает краевед, уголовное дело о пропаже экспоната завели, идёт расследование. Если верить прайсам электронных аукционов, цена оригинала такой награды в 2020 году – более 1 млн руб.

Читая о подобных случаях, разве можно быть уверенными в полной безопасности наследия человечества?

Реставрация может стать ЧП

Руководитель филиала «Российской ассоциации реставраторов» по Нижегородской области Владимир Молоканов:

«Когда горят объекты культурного наследия, которые только ждут реставрации, это проблема собственников. За такой недвижимостью надо особенно тщательно следить, вкладывать в неё силы и деньги.

Государство, конечно, за этим тоже должно следить, если здание имеет статус объекта культурного наследия. Порой земля под такими объектами очень дорого стоит, и горят потому, что кто-то просто расчищает участок для новой застройки.

Что касается ЧП при реставрационных работах, 44-й федеральный закон позволяет победить на аукционе подрядчику, предложившему минимальную цену. Оставляет желать лучшего сметная документация по госконтрактам. Так, в Нижегородской области индексы по реставрационным работам не менялись с 2012 года. Между тем, по нашим подсчётам, за эти годы цены на материалы и услуги выросли в среднем на 40%.

Неквалифицированные рабочие трудятся на объектах культурного наследия, потому что реальным специалистам невозможно платить деньги, указанные в сметной документации. Бывает, конечно, что подрядчиком руководит желание извлечь максимальную прибыль с минимальными затратами. И это опасно».

Фонды против времени

Богатейшие коллекции российских музеев нуждаются в достойных хранилищах, построенных по всем нормам безопасности.

«Я считаю, что огромная проблема безопасности связана с отсутствием нормальных хранилищ фондов, - говорит Тамара Ковалёва, председатель правления Нижегородского центра поддержки и развития музеев. - Это проблема музеев по всей России – может быть, за исключением Третьяковской галереи и ещё десятка крупных федеральных музеев.

А ведь любой музей – прежде всего реальные предметы. Впечатление от них чем-то заменить очень трудно.

Почему так произошло? По сути, проблемой хранения фондов никто никогда не занимался серьёзно. В советское время музеи должны были наращивать число посетителей, проводить идеологическую работу. Сегодня у любого учреждения культуры есть лишь экономический план, который предписывает получать прибыль от деятельности, и этот план надо выполнять, иначе строго спросят.

Сейчас Минкультуры России пытается изменить ситуацию. Создали общероссийский Государственный каталог, каждый музей должен все свои фонды в каталоге зарегистрировать и тем самым обеспечить государственную защиту единиц хранения. Но само государство в систему безопасности музеев денег особых никогда не вкладывало.

Более 30 лет в Нижнем Новгороде идут разговоры о том, чтобы создать в городе с богатейшими музейными фондами специальное хранилище для них. Не могу поверить, что во всём городе не нашлось специализированного помещения для крупногабаритных экспонатов из литературного музея Горького – так они и оказались в охваченном пожаром здании.

Что касается реставрационных работ, то нельзя подпускать к зданиям музеев дилетантов в попытке быстрее освоить деньги и приурочить реставрацию к очередной круглой дате».

Несчастье помогло

24 августа 1953 года Ростов Ярославской области пережил небывалой силы смерч. Ужасная вращающаяся воронка пронеслась по городу, разрушая крыши и целые дома, вырывая с корнем громадные деревья. Серьёзные повреждения получили все памятники Ростовского кремля. В озеро Неро упали церковные главы, крыши со зданий сорвало вместе со стропилами. Бесценные фрески оказались беззащитными перед лицом непогоды.

Архитектурный ансамбль Ростовского кремля надо было спасать. «Комитет по делам архитектуры объявил своего рода «междугородное реставрационное ополчение», – вспоминал о начале работ реставратор Борис Гнедовский. – В распоряжение Ярославской специализированной научно-реставрационной производственной мастерской направили около 100 кровельщиков и плотников».

Аварийно-восстановительные работы переросли в планомерную научно обоснованную реставрацию, которую возглавил Владимир Баниге. Произведённые стихией разрушения открывали небывалые возможности для натурного исследования памятников и, следовательно, для научной реставрации всего ансамбля. Решили воссоздать первоначальный облик кремля.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)