72

Под колесами тепловоза погибли пятеро нижегородцев, а виноватых нет?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19. Аргументы и Факты - Нижний Новгород 10/05/2012
Фото: АиФ-НН

Поздним вечером 29 сентября 2011 года на станции Линда в Борском районе Нижегородской области под колёсами тепловоза погиб 25-летний брат Натальи Виктор (на снимке слева). Поезд унёс жизни ещё четырёх человек («Кровавая колея», «АиФ-НН» № 40 от 4 октября 2011 года). 

Вскоре руководство Горьковской железной дороги (ГЖД) выступило с заявлением, что родственникам погибших будут выплачены компенсации. Но семья Калугиных уже 7 месяцев ищет правды. 

Никакого сочувствия

Виктор Калугин работал на Бору, занимался малоэтажным строительством. Дело шло в гору. Позвал на работу и друга Дениса Шамова (на снимке справа) из Нолинска. Вечером 29 сентября Денис приехал в Нижний, друзья на электричке отправились в Линду. Вышли из полупустого вагона. В руках вещи, гостинцы из дома. И вдруг - удар и темнота... 

- Сумку с гостинцами нам вернули после смерти ребят. - Людей лишили жизни, и никто не виноват, - говорит Наталья. 

По словам Натальи, никто никакой помощи им с мамой не предлагал, никаких личных извинений и соболезнований не последовало. 

- Мы обратились в управление ГЖД. Получили по почте официальный ответ. Уголовное дело по факту гибели прекращено. Мы подали на пересмотр, снова идёт расследование. Но следователь нам в глаза говорит: вердикт будет тот же, - утверждает потерпевшая.  

Где свидетели?

Акт № 22 служебного расследования происшествия, проведённого железной дорогой, свидетельствует: машинист в трезвом уме в условиях плохой видимости, подавая громкие сигналы, с включённым прожектором на скорости 73 км/ч предпринял экстренное торможение, но люди якобы продолжали идти по путям. Вывод ГЖД - «грубое нарушение пострадавшими требований Правил нахождения граждан в зонах повышенной опасности». 

Уголовное дело по факту гибели 5 человек прекращено на основании п.2 ч.1 ст. 24 УПК РФ - за отсутствием состава преступления. В постановлении о прекращении дела от 29 февраля 2012 года, выданном Н. Калугиной, в свидетелях значатся только машинист, помощник машиниста и борчанин Владимир Одинцов, чудом выживший в трагедии и потерявший в ней жену. Вероятно, он явно находился в состоянии глубокого шока. Неужели не было других, независимых, свидетелей, которые могли бы рассказать, горели ли огни на тепловозе, подавал ли он звуковые сигналы?

Обязан или нет?

Сразу после трагедии ГЖД публично заявила: семьи пострадавших получат компенсацию. Как сообщила тогда пресс-служба железной дороги, в соответствии с законодательством РФ владелец источника повышенной опасности обязан возместить вред, причинённый этим источником в независимости от наличия вины, если не доказано, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Но на практике всё пока превратилось в бумажный «футбол». В ответ на письмо Н. Калугиной главный инженер ГЖД Александр Рябков письменно посоветовал ей обратиться в страховую компанию. А замгендиректора страховой компании Ирина Май сообщила пострадавшей, что возмещение расходов на погребение можно получить в том случае, если будет доказана вина ГЖД. 

Мы отправили официальный запрос в управление ГЖД, ответ будет опубликован. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах