aif.ru counter
340

А я живу в избушке: дождутся ли переезда жители ветхого фонда?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50. Аргументы и Факты - Нижний Новгород 11/12/2013

Как живётся в ветхом фонде? Почему на карте города остаются дореволюционные избушки, которые не относятся к памятникам? Когда же расселят обитателей трущоб?

Ванна на кухне

Улица Партизанская в Ленинском районе. Стройными рядами стоят аккуратненькие деревянные домики, во дворе у покосившихся сараюшек сохнет бельё. Сразу и не скажешь, что люди всеми силами поддерживают сносное состояние дома, чтобы протянуть ещё одну зиму. Бревенчатые здания 1920-х годов «рождения» дышат на ладан и откровенно трещат по швам. Балки, на которых стоят несущие стены, сгнили, того и гляди обвалятся, стены «ведёт», они практически висят без опоры. Потолок в трещинах и протекает, как его ни крась.

Удобства, конечно, есть. Некоторые, к примеру, сами установили в кухне ванну.

- У нас ещё предки жили в этом доме. «Семейная усадьба» - несколько поколений нашей семьи здесь вили гнёздышко, а нас так и не расселяют, - грустно констатирует местная жительница Татьяна Валерьевна. - В советские времена это было ведомственное жильё, завод хотел провести капитальный ремонт, полностью переделать все квартиры, но так руки и не дошли.

А теперь какой ремонт? Дому - уже к ста годам, дерево столько не служит, если, конечно, здание не сохранять как реликвию. Дома на Партизанской к таковым не относятся.

Все последние 30 лет их жителям обещают расселение. Недавно забрезжил свет в конце тоннеля - местный ветхий фонд попал в муниципальную программу сноса и реконструкции ветхого жилья. Правда, с одной оговоркой - если найдётся инвестор, который захочет их расселить и на месте избушек построить высотки.

А если не найдётся? Районные чиновники многозначительно отвечают: срок реализации программы - 2015 год. А кто мешает после 2015-го переписать дома в другую программу?..

Дом подъедают крысы

А ветхий фонд на Звездинке застройщик расселить как раз хотел. Год назад - чтобы на его месте в миниатюрном дворике втиснуть гостиницу в 100 номеров («Точечная проблема» - «АиФ-НН» № 21 от 23 мая 2012 года). Девелопера ветхофондовцы ждали как манны небесной: «Неужели переедем?!»

- Мы устали жить в таких условиях. Нет элементарных удобств! Наш дом покосился и вот-вот упадёт. Такие дома - позор для города. Представьте: зарубежные туристы приезжают, заходят во дворы Большой Покровки, а там - покосившиеся двухэтаж-ные шалаши, - рассказала «АиФ-НН» Татьяна Владимировна ЖУЧКОВА, жительница дома № 46б по Большой Покровской. - А ещё говорят, что жители исторического центра не хотят уезжать. Мы устали жить в центре города! Переселите нас в нормальные квартиры!

Такой настрой у людей был год назад, когда ещё была надежда на переезд. Но, как рассказала жительница дома по Звездинке, 14 Галина Владимировна ПАВЛОВА, деревянные хибары как стояли, так и будут стоять. Расселять их не собираются. Проект строительства гостиницы отклонили, а о людях забыли.

- Нашему дому более 150 лет. Пол проваливается, в потолке звёзды видно. Здание крысы подъедают. Фундамент рушится. Воды горячей нет, туалет холодный. Хорошо, что в прошлом году власти котёл поменяли - теперь у нас тепло. А то не знали, как зиму проживём. Мы просто разваливаемся!

Чиновники, видимо, решили подсластить пилюлю отказа в расселении. Все понимали, что гостиницу в зажатых условиях маленького двора строить нельзя, но почему от этого должно зависеть расселение местных жителей?

Повезло с жильём

Правда, есть и везунчики, которых расселили, а они и не чаяли. Жители улицы Авангардной в Канавинском районе уже обжили свои новые квартиры. Их переселили на Автозавод, в живописные места на улицу Мало-этажную. Здесь вырос трёх-этажный микрорайон.

- В наших щитовых домиках жить было невозможно. Особенно когда общественную баню рядом с нашим домом закрыли. И где прикажете мыться? В квартирах удобства не предусмотрены, - рассказывает местный житель Сергей. - В конце концов, мы с семьёй перебрались на съёмную квартиру. Думали, так и проживём на частной всю оставшуюся жизнь. И тут пришло известие, что наши дома ломают, а нам дают квартиры. И пусть в другом районе, зато новые, с ремонтом. Въехали и стали жить. Лес недалеко, Ока. Места красивые. Правда, дольше теперь до работы добираться. Но это терпимо.

Повезло и жителям дзержинского посёлка Пыра, которые пару лет назад по областной программе покинули старенькие деревянные дома и переехали из посёлка в город химиков. Но далёко не все переселенцы были так рады городским условиям. Новые квартиры оказались с недоделками.

- Конечно, мы рады, что нам дали новое жильё - комнаты большие, светлые, - говорит жительница Пыры Ирина. - Но строители оставили нам много недочётов. Долго не давали тепла. На кухне льдом покрылись стены. Не было горячей воды, газа. Лифт не работал. А дали нам квартиру на 9-м этаже. Проблему решили сами жители, объединившись в ТСЖ.

…Вот так у нас всегда. Сначала расселить десятилетиями не могут, потом всё-таки дадут квартиры с барского плеча, да и то с недоделками.

Официально

Чиновники констатируют: расселение идёт, но далеко не теми темпами, которыми бы хотелось. Пока во главе угла - ликвидация аварийного фонда.

- С 2008 года в регионе расселили уже 4000 квартир из ветхого фонда. Это 783 аварийных дома, 100 тыс. кв. м. Работа по расселению идёт активно, так как средства в основном направлены из федерального бюджета, - пояснил «АиФ-НН» начальник управления жилищной политики регионального министерства социальной политики области Евгений СУМЕНКО. - Поставлена задача - до конца 2015 года расселить весь аварийный фонд области, признанный таковым до 1 января 2012 года. Это около 300 тыс. кв. м.

Кстати, по официальным данным, в Нижегородской области ветхий фонд занимает около1,5 млн кв. м. Если умножить эту цифру на 34,6 тыс. руб. - цену за «квадрат», по которой Минрегионразвития разрешает расселять граждан, то получится хорошая сумма - порядка 50 млрд руб. Напомним, по указу президента жители аварийного и ветхого фонда должны переехать в благоустроенные квартиры до 2017 года. Успеют ли наши чиновники?

Компетентно

Анна ПОКРОВСКАЯ, директор юридической компании:

- При расселении ветхого и аварийного фонда основных проблем две. Во-первых, сложно добиться признания дома ветхим. После официального «диагноза» его придётся включать в программу расселения, а это дополнительные расходы из бюджета.

Немало людей живёт, прямо скажем, в кошмарных условиях, но их дома, построенные более века назад, не признаны ветхими, несмотря на многочисленные обращения к властям и комиссии.

Вторая проблема - получить жильё. Даже если дом признан ветхим и включён в программу расселения, ждать реального переезда приходится годами. Несмотря на реализацию программы «волнового переселения» и других ей подобных, многие по-прежнему в очереди. И сколько лет им ещё ждать?.. Даже если ваш дом включён в муниципальную программу сноса и реконструкции ветхого и аварийного фонда до 2015 года, это не значит, что вас обязаны расселить к этому времени.

В нашей стране любые сроки весьма относительны. И неизвестно, что делать, если срок нарушен. Идти в суд? Как правило, программа не носит директивного характера. Даже если суд встанет на сторону истца, он, скорее всего, не обозначит срок переселения. Если жильё признано ветхим, расселяют людей в равнозначное по площади помещение независимо от того, в собственности ветхое жильё или в социальном найме. Если жильё в собственности, вы вправе оценить его и настоять на компенсации стоимости жилья. Но не факт, что денег хватит на новое жильё, даже на такое, какое вам предлагает муниципалитет.

Вадим ВОРОНКОВ, заслуженный архитектор РСФСР, главный архитектор Горького в 1966-1986 гг:

Проблема ветхого фонда требует более жёсткого подхода. Пора застройщиков обязывать активнее участвовать в расселении, если они хотят строить на свободных территориях. В советские времена мыслили комплексно - выбирали территории для развития, выделяли свободные участки, готовили программу переселения жителей, оценивали весь масштаб работ, полностью расселяли весь фонд, а уж потом принимались за строительство.

На мой век пришлось расселение исторической части города - Нижегородского и Советского районов. Мы шли по кварталам старой застройки. Так, в конце 1960-х расселяли Ковалиху. Карта «горела» от количества аварийных домов. Состояние зданий было жутким - потолки провисли, фундамент растрескался. Меры нужно было принимать срочно! За два года мы расселили весь ветхий фонд. Людей просто спасали. Конечно, рвались связи, люди не хотели переезжать. Но их старались расселять в Нижегородском районе - тогда начали возводить микрорайон Верхние Печёры.

Сейчас есть муниципальная программа расселения ветхого и аварийного фонда, но процесс идёт слишком медленно. Она должна быть связана с программой освоения новых территорий. На застройщиков нужно накладывать обременение. Хочешь строить на свободных территориях - будь добр, рассели определённый процент ветхого фонда, независимо от того, где планируется строительство. Для Европы это обычная практика: инвесторы держатся за муниципальные заказы, за социальные программы, чтобы развивать свои мощности.

Нельзя заставлять жителей ждать, что на землю, где стоят их старые дома, придёт инвестор и расселит. Как можно оставлять людей наедине со своими проблемами? Без ужесточения мер весомого вклада в расселение ветхого фонда не будет. А ведь в некоторых домах опасно жить. Хорошо если износ здания до 40%, его состояние считается нормальным, до 60% - дом старый, до 80% - ветхий, а если дом изношен свыше 80% и считается аварийным, в нём нельзя жить. Аварийный фонд обязаны расселять незамедлительно!

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество