aif.ru counter
АиФ-НН.RU
41

Любовь под бомбежками

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 11. Аргументы и факты - Нижний Новгород 17/03/2010

«Везде одна темнота!»

Валентина Фёдоровна встретила войну 17-летней девчонкой. Даже раздумий никаких не было — сразу пошла работать. 4 августа 1941-го Валя с 14-летним братом устроились на завод № 21 им. Орджоникидзе (сейчас авиационный завод «Сокол»), в цех сборки самолётов. У предприятия была броня – его работников на фронт не забирали, если только не нарушали трудовую дисциплину.

- А дисциплина была жёсткая, за минимальное опоздание могли уволить, - рассказывает ветеран. - Люди очень дорожили работой, порой прибегали на завод в одном нижнем белье.

Цех работал по графику: первая смена с 7 утра до 7 вечера, вторая: с 7 вечера до 7 утра. При переходе из одной смены в другую приходилось работать 18 часов и только 6 отдыхать. Поэтому рабочие, которые жили далеко от завода (в Высоково, Козино, Лукино, посёлке Горьковский), оставались ночевать прямо в цехе, некоторые спали в красном уголке или в подвале на железных койках. Валентина Фёдоровна вспоминает, как сложно давался этот переход из одной смены в другую: люди не успевали отдыхать, а нужно было снова вставать за станок и выдавать стахановские рекорды.

- С 41 по 45 года для всех было главное – это работа, - рассказывает наша героиня. - Трудились с полной отдачей, самоотверженно. Цех наш был большой, на конвейере выпускали в сутки 23-25 самолётов. При том, что завод часто бомбили. В эти моменты становилось по-настоящему страшно. Бывало в 12 ночи придём в столовую. Успеваем съесть первое, как уже тревога. Обед бросаем, надеваем противогаз (он был с нами всегда) и в бомбоубежище. Все окна в заводе были забелены, и не дай бог, чтобы на улицу свет проникал. За это могли оштрафовать или даже посадить. Везде одна темнота! Здание было завешено аэростатами и дирижаблями. Во время бомбёжки стекла в цеху летели, всё громыхало! Однажды немецкие бомбы попали на деревянный цех завода, на парк культуры. Так там такие огромные воронки были!

И вот в таких условиях люди ставили трудовые рекорды – к примеру, 8 марта 1942 года 18-летней Вале объявили благодарность по заводу за хорошую работу с занесением в трудовую книжку. Эта запись хранится до сих пор, наравне с другими многочисленными записями о трудовых заслугах.

«На нас все заглядывались»

Но не одними только горестями, темнотой и нечеловеческим трудом запомнилась для нашей героини та война.

- Без любви как жить, даже в войну?! - улыбается Валентина Фёдоровна. – И я в 19 лет влюбилась.

В 41-ом на завод Орджоникидзе прислали на практику пятерых ребят из Одесского индустриального института. Началась война, и парней оставили работать на предприятии. Одного из них, Александра, назначили мастером в цех сборки самолётов. Молодой, красивый, разговорчивый – он сразу покорил сердце девушки.

- Он очень хорошо пел, плясал, - вспоминает Валентина Фёдоровна. - Участвовали с ним вместе в художественной самодеятельности. В те тяжёлые годы мы находили время для песни. Вот так и подружились. Бывало, идём из кино по улице – поём, пританцовываем. На нас все заглядывались!

В 43 году они поженились, а 6 июня 1944 года у молодой пары родилась дочка Наталья.

Счастье от булочки и молока

Конечно, в то время ни о каком комфорте молодая мама и не думала. Семья Валентины жила в деревянном доме. Туалет на улице, после изматывающей работы приходилось и воду таскать, и дрова запасать, и печку топить. В декрет тогда отпускали за месяц до родов, и только один месяц давали на уход за ребёнком. Так что будущим мамам приходилось работать, несмотря на беременность.

- Помню, как на 9 месяце мыла пол в доме песком. Мама мне не запрещала - что же делать, время тяжёлое, все работают. 25 мая у меня был последний рабочий день на заводе, дали направление, а 6 июня я родила, - говорит ветеран.

Кормилицами были карточки:

- Получим мыла и селёдки, едем с мамой на санках за Волгу, постучимся в окно – нас пускали в дом. Мы обменивали селёдку и мыло на картошку. В роддом муж мне приносил 1,4 кило хлеба на неделю, вот и всё питание. Отдавал нам с дочкой практически всё, что было у самого. А однажды у нас был настоящий праздник: кладовщица с нашего завода передала нам с дочкой в роддом булочку и пол-литра топлёного молока из деревни!

Наталья, Наталочка…

Первый год семейной жизни супругов был овеян огромным счастьем.

- Муж обожал дочку. Это он придумал ей имя: Наталья, Наталочка, - улыбается Валентина Фёдоровна. - Сажал дочку на плечи и ходил по кухне, пел. Наверное, она от отца взяла музыкальный талант.

Но счастье семьи было недолгим. В начале 1945 года Александру пришлось вернуться в Одессу, готовить диплом в институте. Валентина с дочкой переехала в Николаев, к родне мужа. Работы не было, ребёнка нужно было как-то кормить, а объедать родителей мужа Валентине было стыдно. Да и любимый появлялся дома крайне редко. Пришлось возвращаться к родителям в Горький. До отъезда она так и не смогла дозвониться до него: всё время «Одесса не отвечает». Только через некоторое время Валентина Фёдоровна узнала, что мужа перевели в Ленинград, и у него…другая семья.

- Я поехала в Ленинград с дочкой, чтобы понять, как же нам жить дальше, - вспоминает женщина. - Нашла нужный дом, захожу. А там … новая жена обед готовит. Александр увидел нас, побледнел… Он предлагал остаться, говорил, что не может сделать выбора, в новой семье родился сын. Но для меня это было неприемлемо. Я помню нашу последнюю встречу: мы шли по послевоенному Ленинграду, молодые, красивые, элегантные. Светило яркое солнце, мы спускались по лестнице и разговаривали. Как в фильме «Светлый путь»: молодые, красивые, но уже не влюблённые…

В 1948 году Валентина Фёдоровна второй раз вышла замуж и прожила в браке 40 лет.

- Что теперь прошлое ворошить, - говорит наша героиня. - Главное - у нас родилась потрясающая дочь. С 4 лет Наташа начала петь - сидит на крылечке и песенки мурлычет. В 7 лет мы отдали её в музыкальную школу. Училась на «отлично», переживала даже из-за 4 с плюсом. Затем поступила в музыкальное училище. Теперь работает в музыкальной школе, даёт концерты как пианистка и концертмейстер. Выступает не только в России, но и в Европе.

Дочь на отца зла не держит, они постоянно поддерживали связь. Созванивались. В 64 года Александр Константинович приезжал в Горький.

- Какая у нас замечательная с тобой дочка, ласковая, умная, талантливая, - сказал он Валентине Фёдоровне по телефону. - Я сегодня всю ночь не спал, плакал. А мы бы всё равно с тобой не жили…

Теперь уже никто не даст ответа, почему когда-то он так решил - Александра Константиновича уже нет в живых, как и второго мужа нашей героини. А у Валентины Федоровны остались воспоминания, которые не тускнеют - о первой любви и счастье материнства - назло войне, наперекор всем тяготам жестокого и страшного времени.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество