300

Коллекционер Терехов: «Похищенные в Вязниках шедевры вряд ли удастся продать»

Владимир Терехов

Настоящее искусство дороже золота. Порой за него готовы платить звонкой монетой на аукционах. А недавно всю Россию потрясло похищение шедевров Шишкина, Коровина, Жуковского из провинциального музея в соседних с нами Вязниках Владимирской области... 

 

Настоящая подделка

- Владимир Михайлович, вижу, у вас на столе стоят работы Александра Каманина?

- Похоже, но это надо ещё доказать. Каманин всегда свои работы подписывал, здесь подписи нет. Тот, кто мне пейзажи принёс, утверждает, что это Каманин, а на обороте есть автографы, сходные с почерком художника. Как доказать? Надо сопоставлять с фактами биографии, с каталогами выставок, обращаться к искусствоведам на предмет стилистического соответствия. Если выяснится, что это подлинники, цена их вырастет минимум на порядок.

Сделать настоящую подделку сложно. Но возможно. У Дины Рубиной есть роман с таким сюжетом: профессор истории живописи Иерусалимского университета одновременно является тайным художником и подделывает работы Эль Греко. Но Эль Греко известен, и специалисты знают его работы наизусть. Попробуйте обмануть их! Тут нужно быть специалистом такого же уровня…

Сейчас можно подделать всё: существуют технологии «состаривания» холста и красок, можно изготовить подрамники из старого дерева, нарисовать в стиле времени. Но главное - надо, чтобы в искусствоведческой литературе, в дневниках, письмах, любых упоминаниях современников была хоть какая-то ссылка на эту работу. Что она вообще была, а потом пропала и вот - вуаля - появилась. Такая мистификация - труд не одного месяца.

Знаете, сколько картин нарисовал Иван Айвазовский? По подсчётам исследователей, примерно 6000. А сколько «Айвазовских» в мире официально претендуют на подлинность? В десять раз больше!

3 млн за «Живаго»

- Вы проводите аукционы предметов антиквариата. Что уходит с молотка лучше всего?

- По-разному. Выбор не всегда очевиден. Скажем, недавно в Москве на букинистический аукцион выставляли рукопись «Доктора Живаго» Бориса Пастернака, пятую и шестую главы, беловой автограф. К удивлению устроителей, не продалась! Правда, 3 млн руб. - такой была стартовая цена - сумма немаленькая.

А рекордом того аукциона стал прижизненное, 1921 года, издание Сергея Есенина со стартовой ценой в 150 тыс. - оно ушло за 600 тыс. руб. С лёту купили и автограф покойного бизнесмена Бориса Березовского, стартовая цена - 20 тыс. руб., подорожал до 60 тыс. Всё это забавно и не всегда предсказуемо.

- Автограф - это безусловный пропуск в вечность…

- Да, с ним листок бумаги дорожает в десятки, сотни раз. Не менее важны и справки, экспертные заключения. Например, все монеты из собрания нижегородского коллекционера Льва Тельнова были заверены печатью отдела нумизматики Государственного исторического музея, причём в советское время. Монетка с таким заключением сейчас на рынке стоит гораздо дороже, чем со справкой от современного искусствоведа - тот вполне способен за определённую мзду написать любое желаемое заключение. И когда Лев Гаврилович стал продавать свою коллекцию, к нему выстроилась очередь на всю страну.

А это точно ваше?

 

Фрагменты картин «Лес. Ели» Шишкина, «Рыболов» Коровина и «Первый снег» Жуковского.

 

- Как у антикваров обстоят дела с вопросами правообладания?

- Вопросы происхождения вещи и установления факта законного обладания ею, как правило, сложны. Особое происхождение вещи способно поднять цену не на один порядок…

Ребята-«жучки», которые занимаются антиквариатом, ведут специальные тетрадочки, куда пишут, что, когда и у кого приобрели. Хотя бы так. Поверьте, никому не нужна головная боль от покупки краденой вещи! Надо быть очень большим отморозком, чтобы сознательно купить вещь с криминальным шлейфом.

- Как вы думаете, какой будет судьба работ Коровина, Шишкина, Жуковского, украденных недавно из музея в Вязниках? 

- Отморозки есть в любой области человеческой деятельности. До эпохи интернета можно было выбрасывать на рынок и ворованное, особенно иконы: они писаны по канону, авторских подписей нет, экспертовмало. Предмет, пройдя через нескольких владельцев, мог относительно легализоваться. Также всегда существовали коллекционеры-фанатики, готовые любоваться в одиночку краденым. Наверное, они и сейчас есть.

Ныне ситуация изменилась, даже диссертантов ловят за руку на раз. Думаю, что картины подбросят... Но если это заказ, полотна могут и осесть у какого-нибудь психа в закромах... Но кому хочется ходить под статьёй? Тут шутки плохи, особенно с госимуществом...

- По закону из нашей страны нельзя вывозить культурные ценности - только ввозить можно…

- Есть списки «невыездных» предметов искусства, они постоянно обновляются. Это произведения «старше» 50 лет, работы народных художников… Получается, вещь вроде бы тебе принадлежит, но как только ты собрался уезжать вместе с ней - наступает момент государственного интереса. Порой приходится с любимыми вещами расставаться.

- Наверное, это грустно.

- Причины, заставляющие людей расставаться с антиквариатом, часто негативны. Например, серьёзная болезнь вынуждает продать часть коллекции...

Меняться с другими или обновлять коллекцию - другое дело! Есть собиратели и есть коллекционеры. И коллекционирование, в отличие от собирательства, имеет предел. Коллекция - законченное собрание произведений искусства. Наступает момент, когда приобретение ещё какого-то предмета разрушает целостность собрания.

У настоящих коллекционеров есть чувство идеала коллекции. Истинная алхимия! Соберёт такой ас коллекцию, полюбуется, затем ликвидирует и начинает по новой!

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах