285

Профессор из США исполнил свою мечту - побывал на родине Горького

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 52. Аргументы и Факты - Нижний Новгород 26/12/2012

Нижний Новгород, 28 декабря - АиФ-НН. 20 лет спустя американец Ирвин Вейл впервые побывает в СССР и потом сделает это ещё не раз. На днях 84-летний профессор славянского департамента Северо-Западного университета США исполнил свою давнюю мечту - побывал на родине Максима Горького.

Ужас русской грамматики

- Тогда о России мы знали мало. В 1945 году, на первом курсе Чикагского университета, я впервые прочитал русский роман. Это был «какой-то» Достоевский, «Братья Карамазовы». 

На Ирвине Вейле серый костюм, рубашка с бабочкой, он похож на старого волшебника. А свой рассказ ведёт на университетском филфаке. Зал полон студентов и преподавателей. 

- Для меня этот роман оказался большим шоком. Это был потрясающий рассказ о человеке - не русском, а вообще.

Тогда Вейл взял следующую книгу - «Преступление и наказание». И оторвался от неё только сутки спустя.

- Решил, что буду читать его в подлиннике, если это меня не убьёт. На первых в Чикаго курсах русского языка было всего 4 человека. Я познал ужас русской грамматики - творительный падеж… Но я начал читать русскую литературу на русском языке, говорить на нём. И, конечно, я мечтал побывать в Советском Союзе.

В 1948 году во время поездки по Франции Вейл пришёл в советское посольство и заявил о своих планах. Советский дипломат рассмеялся ему в лицо: «Молодой человек, в каком мире вы живёте?» Только в 1960-м, с потеплением советско-американских отношений, Вейл отправился в Союз - на 30 дней в рамках культурного обмена.

В Горьком под конвоем

Кстати
Накануне очередной поездки в Россию Ирвину Вейлу позвонили с голливудской киностудии.
- Они спросили, есть ли русские писатели, о которых можно было бы снять интересный фильм. Я сразу подумал о Максиме Горьком. У него сложная, но интересная судьба. По просьбе режиссёра я написал сценарий. Его, правда, не взяли: сказали, очень интересная история, но слишком сложные диалоги…

С тех пор американец много раз бывал в Москве, Ленинграде - Санкт-Петербурге, в других городах. Но ему всегда очень хотелось оказаться в Нижнем Новгороде. 

- Максим Горький был мне крайне интересен - и как писатель, и как человек. В его автобиографической трилогии был особый дух, душа, то, что было очень близко мне. И я очень хотел узнать больше о Горьком. 

В 1960 году в Нью-Йорке вышла книга Ирвина Вейла «Максим Горький: взгляд из Америки». Не так давно часть книги была опубликована в России. 

- Мне говорили, что ехать в Советский Союз очень опасно. Действительно опасно, если в течение одного дня ты бываешь в гостях в двух домах и в каждом доме должен кушать как русский (смеётся). Русское гостеприимство, чуткость - качества, которые я быстро оценил в вашей стране. Это Горький с большим чувством описал в своих книгах, особенно в «Детстве». Вот почему я здесь. 

Но в советское время Вейл видел Горький только однажды, во время круиза, 2 часа.

- Сотруднику КГБ, который проверял мои документы, я сказал: «Саша, вы можете окружить меня толпой солдат, но я хочу видеть горьковские места!» Мне ответили мягким отказом. Но показали ряд документальных фильмов о великом русском писателе.

В гостях у Чуковского

Следы Горького были повсюду. Даже в Америке, где Вейл прочитал о «буревестнике революции» ряд нелестных публикаций. Но в груде статей, очерняющих писателя, была блестящая книга Корнея Чуковского. Она находилась в запасниках библиотеки Гарварда и была в очень ветхом состоянии. 

- Впервые приехав в Москву, я пришёл в Союз советских писателей и спросил, кто такой Корней Чуковский. Я думал, что его уже давно нет в живых… - рассказывает профессор. - Меня посадили в огромный лимузин и привезли в Переделкино на дачу Чуковского.

Корней Иванович оказался бодрым 70-летним старичком. Он пригласил американца прогуляться по лесу и заговорил с ним по-английски. Только услышав в ответ грамотную, без русского акцента, речь, он убедился, что Вейл - не «шпик». Впоследствии американский учёный стал довольно часто общаться с близким другом Максима Горького. 

- Я с теплотой воспоминаю дни, проведённые у Чуковского. С 1963 по 1969 год я бывал у него на даче в Переделкино. В день своей смерти он был в больнице и использовал портативный столик, который я ему подарил. Корней Иванович часто надо мной подшучивал, называя «мой дорогой профессор». 

Вейл общался с внуком Чуковского Женей и играл в бадминтон с Жениной девушкой Софьей. О том, что Софья была дочерью великого композитора Дмитрия Шостаковича, американец узнал 10 лет спустя, работая гидом и переводчиком её отца в США…

Уроки советского 

- Когда я приехал в СССР, я не знал, как меня воспримут. Русские принимали меня так, как будто я их брат. Я быстро влюбился в них.

Но далеко не со всеми отношения складывались. Один из крупных критиков Максима Горького, Борис Бялик, при первой встрече с Вейлом закричал: «Вон от меня! Капиталист!», - и категорически отказался говорить с ним. Только 5 лет спустя, после выхода книги о Горьком, Ирвин Вейл узнал, что Бялик похвалил её. 

- А в следующий раз Бялик с готовностью принял моё приглашение встретиться. Он выглядел и вёл себя совершенно иначе. В 1960-м он был похож на Родиона Раскольникова: худой, нервный, плохо одет. А теперь - в блестящем костюме-тройке, холёный, довольный жизнью. Мне рассказали, что в 1960-м он был в опале и общением со мной навредил бы и себе, и мне. Для меня это был урок советской действительности.

В 1968 году И. Вейл был приглашён в СССР и участвовал в создании Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы - МАПРЯЛ.

- Поверьте, в США много людей, которые любят русскую культуру, музыку, литературу, балет, - сферы, в которые русские сделали очень большой вклад. 

После лекции профессор отправился в Домик Каширина. Сложно представить, какие эмоции испытал человек, ждавший этого момента почти всю жизнь…

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах