aif.ru counter
426

Монастырь превратили в лагерь

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 28 12/07/2006

Поразительные метаморфозы происходят с древним Оранским монастырем, расположенным в Богородском районе. Позавчера он был пустынью, намедни лагерем для военнопленных, исправительно-трудовой колонией и даже ЛТП. А сегодня медленно, но верно снова становится святой обителью.

Советы обошлись со святыней круто

ДО РЕВОЛЮЦИИ Оранский Богородицкий мужской монастырь использовался исключительно по назначению. Основан он был в 1634 году набожным дворянином Петром Андреевичем Глядковым и благополучно существовал на протяжении почти трех столетий. В начале XX века здесь насчитывалось порядка трех десятков монахов.

Революция обошлась с монастырем круто. Настоятеля пустыни архимандрита Августина большевики обвинили в контрреволюционной деятельности и расстреляли. А в 1920 году разогнали и братию. И с этих пор для Оранок наступили совсем другие времена. Несколько лет здесь был дом предстарелых, а потом детская колония. Но самая интересная страница истории одного из самых почитаемых монастырей связана с Великой Отечественной войной. В это время в монастыре прочно обосновался лагерь для военнопленных.

Интернационал за колючкой

ЛАГЕРЬ "Оранки-74" на территории экс-обители был открыт в 1942 году по распоряжению наркома внутренних дел, генерального комиссара госбезопасности Лаврентия Берии. Но первое серьезное пополнение он получил уже в 1943 году.

- Военнопленных стали перебрасывать сюда после Сталинградской битвы, - рассказывает директор оранской сельской библиотеки Татьяна Ковалева, которая уже давно интересуется историей родного края. - Первоначально это были немцы, венгры, румыны, итальянцы, испанцы, бельгийцы и даже французы. Старики из нашего села рассказывали, что многие из прибывших зимой 1943 года были страшно обморожены,

истощены и основательно изъедены ядреной солдатской вошью. Немудрено, что пленных повели в баню. Когда им дали приказ раздеваться, пленные неожиданно стали один за другим падать на колени, рыдать и молить о пощаде. Оказывается, они решили, что их собираются вести в газовые камеры!

Кормили лучше, чем русских крестьян

РЕЖИМ в лагере "Оранки-74" язык никак не поворачивается назвать тяжелым. Единственной проблемой был относительный холод. Пленные жили в высоченном здании главного храма Богородицкого монастыря. Протопить такую махину не было никакой возможности. Тем более что собор до сих пор считается летней постройкой и не имеет отопления. Грелись пленные главным образом теплом своих собственных тел, благо нары в храме стояли в пять ярусов и жили здесь многие сотни людей.

Всего же в лагере, который своими границами выходил далеко за пределы обители, содержалось до 12 тысяч душ солдат и офицеров. Территория колонии для пленных была троекратно опутана колючей проволокой. Высота ограждения около шести метров.

А вот пайка узников монастыря по тем временам была очень хорошая: целых 400 граммов хлеба. Столько не имели многие русские. В селе Оранки тогда вообще было тяжело с хлебом. Чуть получше с молоком и мясом. Поэтому между пленными и местными жителями возник натуральный обмен.

- Конвойные этому особо не препятствовали, - говорит Татьяна Александровна. - Более того, зэков со временем стали отпускать на заработки в село. Контакт с местными жителями стал совсем тесным и доверительным.

- Интимных связей не наблюдалось? Мужики-то ведь в то время по большей части на фронте были.

- Нет. На селе во всяком случае о таких фактах ничего не говорили. Пленные больше еду промышляли. Здесь перехватят, там подработают... У себя на территории лагеря они организвовали промыслы. Делали детские игрушки, санки, шкатулки, маслобойки, этажерки... А кое-кто даже картины для местных жителей писал. У нас, например, в музее сохранился портрет Леночки Рощиной. Рисовал какой-то немец. Она, между прочим, до сих пор здравствует. Живет сейчас где-то в Москве.

Но основным рисовальщиком среди армейских зэков по праву считается итальянец Джузеппе Басси. Он создал галерею рисунков, которые стали своеобразными слепками лагерного быта. Излюбленные темы художника - процедуры раздачи баланды или хлеба (см. рисунок). Но есть и карандашные пейзажные зарисовки и даже план лагеря военнопленных. Сам солдат итальянской армии Джузеппе Басси после войны стал католическим священником. Он дожил до наших дней и в 1995 году приезжал в Оранки навестить лагерное кладбище, где похоронены некоторые из его товарищей.

Монастырь европеизировали

ОСОБЕННОСТЬЮ лагпункта "Оранки-74" было то, что в них, кроме солдат, содержался офицерский состав. Таких мест заключения было немного. Согласно рассекреченному ныне приказу НКВД СССР N 00398, офицерские лагеря также располагались под Елабугой (Татарская АССР), Суздалем и Грязовцем (Вологодская область). Причем есть точные данные, что первоначально в Оранках содержался глава разгромленной сталинградской группировки немцев фельдмаршал Паулюс. Правда, здесь он пробыл недолго. Еще в 1943 году его перебросили в подмосковный Красногорск.

Однако в лагере и без Паулюса командного состава фашистской армии хватало. Для офицеров были предусмотрены определенные льготы. Они освобождались от тяжелых работ на лесосеке и в основном занимались благоустройством территории: разбивали клумбы, посыпали дорожки песком. Словом, благоустраивали православную обитель на европейский лад. В лагере было даже свое футбольное поле.

Но несмотря на сносный быт, в 1942 - 1943 годах из лагеря случались побеги. Особенно много попыток уйти к своим было в то время, когда до заключенных дошли слухи, что немцы уже бомбят Горький. Однако ни одна из них не увенчалась успехом. Беглецов водворяли обратно в лагерь.

В 1949 году последние военнопленные отправились по домам. Но судьба монастыря от этого существенно не изменилась. Он так и остался пенитенциарным учреждением. До 1972 года здесь была колония для несовершеннолетних преступников, а с 1972 по 1993 годы - лечебно-трудовые профилактории сначала для женщин, а потом для мужчин. И только на заре 90-х Оранский Богородицкий монастырь наконец-то был передан епархии.

Сейчас там полным ходом идут восстановительные работы. Реставрируются храмы, где когда-то стояли нары военно-пленных. Обновляется старая ограда, освобожденная от колючей проволоки. Пока, правда, братия немногочисленна - всего четыре человека. Но, как говорится, лиха беда начало.

На снимке: портрет Леночки Рощиной

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах